Крысолов из Гамельна

Крысолов из Гамельна

Много столетий тому назад в окрестностях маленького немецкого городка Гамельна родилось предание о Гамельнском крысолове. В последствии оно стало народной песней и обошло всю Германию, его постоянно включали во все сборники народных баллад. С детства саксонские, баварские, вестфальские, тюрингские ребятишки запоминали строки грустной истории:

Большая в Гамельне тревога.
Крыс развелось там страсть как много.
Уже в домах не счесть утрат.
Перепугался магистрат…

И в этот момент на улицах Гамельна, к счастью «отцов города» и всех его жителей —

…вдруг волшебник — плут отпетый —
Явился, в пестрый плащ одетый,
На дивной дудке марш сыграл
И прямо в Везер крыс согнал.

Но скаредный и вероломный гамельнский городской совет нарушил обещание и отказался платить за избавление от крыс. Тогда обманутый флейтист разгневался и снова взял свою дудочку:

И в тот же миг на звуки эти
Из всех домов сбежались дети,
И незнакомец всех гурьбой
Повел их в Везер за собой…

Вот такая грустная история. Бедные дети утонули. Родителям оставалось лишь плакать, а магистрату радоваться, что смог сэкономить деньги. Однако об этом в песне уже не поется.


Прошли столетия, высохли слезы, истерлись, истлели те «зажиленные» деньги, но в сегодняшнем Гамельне, находящемся неподалеку от Ганновера, земля Нижняя Саксония, многое напоминает о жестокой мести Крысолова, или, как его еще называют, Флейтиста из Гамельна.

Здесь есть «дом Крысолова», «Бесшумная улица», на которой с давних времен запрещено играть на музыкальных инструментах. Восстановлены разрушенные во время последней войны городские часы, на которых несколько раз в день под звон 29 колокольцев оживают флейтист, дети, крысы, горожане: по кругу в три яруса движутся деревянные фигурки, разыгрываются сцены из древнего предания.

А в местном музее вы можете узнать, что борьба с крысами, переносчиками бубонной чумы, от которой в старые времена порой вымирали целые земли, была делом непростым и довольно нелегким. И поэтому профессия крысолова пользовалась в средневековом городе немалым почетом.

Так что предание о Гамельнском крысолове скорей всего не просто выдумка. Разумеется, гамельнский злодей не мог одними лишь звуками флейты завлечь ребятню в везерские омуты. Однако, как видно, смог каким-то образом обмануть и погубить детишек. Значит, основывается древнее предание на каком-то подлинном случае…

Установлено, что первое официальное упоминание о мрачном флейтисте-крысолове такое:

«В 1284 году, — сказано в старинной гамельнской летописи, — в день Иоанна и Павла, что было в 26-ой день месяца июня, одетый в пестрые покровы флейтист вывел из города сто и тридцать рожденных в Гамельне детей на Коппен близ Кальварии, где они и пропали».

Запись эта считается тем зерном правды, из которого и выросла легенда. Тут пока о сверхъестественной силе волшебной флейты ничего не сказано. Ну пошли и пошли, возможно, попросту дудочник хорошо играл, вот и захотелось попрыгать под его музыку. И что же стало с детьми потом? Ведь, если судить по записи, они отправились не к реке, а совсем в другую сторону.

Также установлено, что ранее, до XVI века, в легенде, которую передавали из поколения в поколение, был еще рассказ о двух чудом уцелевших мальчиках. Они плелись сзади, совсем поотстали от шествия, но успели увидеть, как…

…в склоне открылись ворота —
Своды глубокого тёмного грота.
И вслед за флейтистом в открывшийся вход
С пляской ушел шаловливый народ.
Только последние скрылись в пещере,
Плотно сомкнулись гранитные двери.

Вот о чем рассказали мальчики. За что один из них в скором времени ослеп, а второй лишился речи. Значит, нечистая сила добралась-таки и до них.

Как можно понять такой поворот событий? Значит, дети не в реке утонули, а погибли в пещере? В наше время можно купить буклет, на котором указывается точный путь флейтиста по улицам города к тем ямам, в которых исчезли дети. Можно пойти посмотреть эти ямы. Однако буклет ничего не объясняет, а лишь констатирует. Но что это — реальное событие или вымысел?

Комментируют это по-разному. Одни говорят, что из Гамельна вышли не дети, а молодые воины, которые пали в схватке с войском епископа Минденского. Но битва та произошла 25-ю годами ранее, т. е. в 1259 году, и в ней погибли 30 человек, а не 130.

Другие считают, что в легенде отражается гибель участников «крестового похода детей», хотя поход этот был в 1212 году.

Третьи уверены, что детей погубила чума, но в 1284 году эпидемии этой болезни не наблюдалось.

Четвертые вспомнили, что в те времена по Европе гуляла эпидемия «танцевального психоза», загадочного заболевания, когда человек пускался в безудержный пляс, при этом такие буйства становились массовыми, танцоров дергало и корежило, как при пляске святого Витта. Ученый Мейнард, приверженец этой версии, приводил известные в истории многочисленные случаи гибели людей от этого недуга.

Пятые искали ответ в витраже, который в конце XVI века по распоряжению одного из бургомистров был установлен в церкви Маркиткирхе. Витраж не сохранился, однако до нас дошло его описание. А в нем говорится, что на стекле были изображения не малых детей, а подростков, которых некий вербовщик уговорил переселиться в иные земли. Что же случилось с ними далее? По одной из версий, они все погибли во время путешествия по морю, по другой — объявились где-то на Востоке, далеко от Германии, где и стали жить.

Однако ни одна из этих версий не является достаточно убедительной. И вот, в 1961 году немецкий ученый Вальтраут Веллер решила, что пора в конце концов докопаться до истины! В первую очередь необходимо было установить точное место трагедии. Но как сделать это, если прошло не меньше 750 лет? Поменялся даже сам ландшафт, отошли русла рек, сгладились холмы. Потому, надо идти путями исторических свидетельств, они-то почти не изменяются.

В самых древних вариантах предания, так же как и в приведенной городской летописной записи, о крысах — ни какого упоминания. Сказано только о детях, которые исчезли в гористой местности Коппен. Место это попытались отыскать — одну из возвышенностей у ворот Гамельна за этот самый Коппен и приняли. Но не обнаружили там ни штолен, ни пещер, ни каких-либо других природных «капканов», которые таили бы в себе какую-то опасность. Тем не менее на этом успокоились. И никому не пришло в голову, что пути к разрешению загадки надо искать совсем в иной стороне.

И действительно, почему этот Коппен, место катастрофы, должен непременно располагаться рядом с городскими стенами? Ведь дети шли к нему, и шли довольно долго. Помните, два мальчика, не таких уж и маленьких, если смогли связно сообщить об увиденном, умаялись, отстали от товарищей?

Отсюда задача: отыскать местность, которая по своим особенностям допускала бы возможность несчастья с детьми и при этом называлась бы — сегодня или в древние времена — Коппен. И злополучное место нашли.

В 15 км от Гамельна среди скал есть мрачная болотистая котловина, которую местное население назвало Чертова дыра. Проникнуть сюда возможно лишь через узкое ущелье в горах. Котловина стиснута со всех сторон отвесными скалами, на дне — каменные глыбы, стволы рухнувших деревьев, почва заболоченная, покрыта густой травой. И сейчас все это выглядит жутковато, говорит Вальтраут Веллер, а 700 лет назад место было и вовсе гиблым. Значит, для детишек довольно опасное.

И вот что любопытно: в близлежащем поселке, который называется Коппенбрюгге(!), а давным-давно именовался Коппенбург(!!) — от названия замка, возведенного здесь в 1303 году, — по сей день бытует предание о том, как когда-то в Чертовой дыре погибли какие-то люди.

На этом закончились поиски, которые с большей долей вероятности дают возможность определить место, где разыгрались события, отраженные в легенде. Осталось установить, отчего могли погибнуть дети из Гамельна? И почему оказались так далеко от города?

Ответить точно на эти вопросы в наше время, 7 столетий спустя, довольно трудно. Но вот вам версия шестая, которая в наши дни считается наиболее убедительной.

Издавна на вершинах гор, находящихся вокруг Чертовой дыры, во время праздника летнего солнцестояния зажигали огни. И 26 июня 1284 года молодежь и дети из Гамельна отправились сюда на прогулку. Впереди шел трубач в желто-красном костюме.

Высоко голову он нес.
Был светел цвет его волос,
А щеки выдубил загар.
Не молод, но еще не стар,
Он был стройней рапиры гибкой.
Играла на губах улыбка,
А синих глаз лукавый взор
Подчас как бритва был остер…

Шествие, выйдя из ворота Гамельна, миновало гору Кальвариенберг, о которой упоминается и в предании, и в летописи, и направилось на восток.

Долгий путь утомил ребят. Когда детвора добралась до места, было уже темно. Тут они, как видно, и попали в трясину Чертовой дыры. Может быть, к этому добавился оползень, который только усугубил размеры трагедии. Отставшие от шествия, согласно преданию, поведали о разразившейся беде.

Страшно подумать: больше 100 детей, так ждавшие праздника, так спешившие на него, умирали, уходили в черную топь, видя, как во тьме над ними то там, то здесь зажигаются веселые огоньки… Конечно, такое должно было надолго остаться в памяти людей.

Вальтраут Веллер считает, что гипотезу возможно проверить при помощи раскопок в Чертовой дыре, потому как останки утонувших должны были мумифицироваться.

Но откуда же взялись в этой истории крысы? Оказывается, они «приросли» к легенде только в последующие века. К тому времени богатый Гамельн начал вызывать зависть более бедных соседних городов. Тогда-то, желая посрамить жадность и коварство гамельнского совета, к старому варианту предания и добавили историю о флейтисте, избавившем город от нашествия крыс, и о том, как неблагодарные горожане отказались заплатить обещанное, за что и были жестоко наказаны. Дескать, эти жадные гамельнцы ради денег и собственных детей не пожалеют.

Народная песня о крысолове волшебнике, странствуя от деревни к деревне, от города к городу, призывала:

Всем эту быль запомнить надо,
Чтоб уберечь детей от яда.
Людская жадность — вот он, яд,
Сгубивший гамельнских ребят…

 

 


 

Н.Непомнящий

ред. shtorm777.ru