Кто управлял фюрером

Кто управлял фюрером и нацистами?

Сила Гитлера не политическая, а магическая. Его секрет состоит в том, что он позволил себе руководствоваться подсознательным.

Карл Юнг

Я иду по пути, указанному провидением, с уверенностью лунатика.

Адольф Гитлер

Влияет ли личность на историю или история проявляет себя через личности?

Давно спорят о месте человека в истории, о том, способна ли личность оказывать влияние на историю.

Одни приводят примеры того, как гениальный полководец смог решить исход важной битвы, и происходил перелом в великой войне. Как бездарный правитель не только проигрывал одну за другой все войны, но и не смог удержать от развала свое государство. И как после другой правитель в этом же разоренном войной государстве собрал народную армию, которая прогнала прочь дюжину обученных, вооруженных иностранных армий; создал на старом пепелище великую державу и смог вдохновить личным примером сотни миллионов людей самых различных национальностей на строительство общего дома.

Другие в этом споре говорят о похожих исторических процессах, которые повторяются через определенные промежутки времени по одним и тем же законам. Даже подтверждают это загадочными фактами в жизни вождей народов, появлявшихся в разные времена и имевших совпадения в датах рождения, смерти, в именах и даже в окружении. Словно приходит время, и появляется на свет именно такой лидер, который нужен как раз в данный момент истории для того, чтобы все шло и дальше в согласии с ее строгими ритмами.

Третьи и вовсе отмечают, что ритмы истории, оказывается, совпадают с циклами солнечной активности. Что стоит светилу нахмуриться, как на нашей планете прокатывается волна самоубийств, революций и, одновременно, новых революционных научных открытий и теорий, которые переворачивают все мировоззрение людей и движут к неким новым непредсказуемым достижениям.

И что любопытно — все это факты, которые можно заметить даже при самом поверхностном рассмотрении. Факты, которые невозможно отрицать. Позиции и первых, и вторых, и третьих убедительны и не могут быть опровергнуты, потому как это не фантазии, а то, что происходило в действительности — в кабинете царя, на поле битвы, на Солнце. И если взять эти факты в целом, объединив позиции спорящих, то выходит, что все вместе — от ритма рождения и жизни людей до миграций народов и взрывов далеких звезд — бьется в одном размеренном, периодичном дыхании.

В этой единой мировой жизни каждая ее частичка, каждое человеческое существо в каждый миг делает выбор в своих действиях, пользуется такой индивидуальной свободой, которая не дана Звездам. А Звезды смотрят на то, как наделенные свободной волей земляне движутся по жизни, по проложенным ими, Звездами, дорогам. Большое в малом и малое в большом, и трудно однозначно сказать: «Вот — это великое, значительное, а это — ничтожное и не имеет значения». И трудно измерить одной только внешней физической величиной глубину этого значения. Трудно обойтись одними лишь физическими мерами.

Одержимый медиум у власти

А теперь вопрос из — запредельной области: может ли повлиять на историю медиум? И в чем может заключаться его влияние? И чьим это будет влияние?

…Как-то он проснулся посреди ночи, издавая дикие, судорожные крики. Он сидел на краю кровати, будто парализованный и звал на помощь. Казалось, что даже кровать сотрясается в тех же судорогах, что и его тело. Он издавал непонятные вопли. Он задыхался. В следующий раз этот же приступ произошел также ночью, но только воздействие было еще более странным:

«Адольф Гитлер стоял в своей комнате, шатался и оглядывался по сторонам с потерянным видом.

«Это он! Он пришел сюда!» — всхлипывал фюрер. Его губы были белыми. Пот катился крупными каплями. Вдруг он начал произносить цифры без всякого смысла, после обрывки фраз. Это было жуткое зрелище. Он выкрикивал какие-то непонятные сочетания слов, очень странные. Потом вновь замолчал; но не переставал беззвучно шевелить губами. Его растерли, заставили выпить. Потом он внезапно взревел: «Там! Там! В углу! Он там!» Он топал ногой по паркету и кричал. Его успокоили, сказав, что не происходит ничего необычного, и он понемногу успокоился. Потом он очень долго спал и снова стал почти нормальным и терпимым».


Однажды фюрер беседовал с Раушнингом, главой данцингского сената, пытаясь изложить ему свой взгляд на процесс эволюции человеческой расы. Раушнинг воспринял объяснения Гитлера как стремление селекционера улучшить германскую породу. Он начал возражать о невозможности создания искусственно нового эволюционного вида.

— Но вы не сможете сделать ничего другого, лишь только помочь природе, — сказал он. — Вы можете лишь сократить путь! Природа сама должна дать вам новую разновидность. Ведь по сей день селекционерам только крайне редко удавалось добиться мутации породы животного…

— Новый человек живет среди нас! Он здесь! — торжествующе воскликнул Гитлер. — Вам этого довольно? Я вам открою тайну. Я видел этого человека. Он смел и жесток. Мне было страшно в его присутствии.

Это были довольно редкие минуты откровенности, когда Гитлеру не терпелось приобщить к своей великой тайне кого-то из простых смертных. А простой смертный не знал, как воспринимать это откровение, и кто сидит напротив него — сумасшедший или в действительности посланник неких богов.

Раушнинг описал то впечатление, какое на него производил фюрер:

«Глядя на него, приходится вспоминать о медиумах. Большую часть времени это обыкновенные, незначительные существа. Неожиданно на них, как с неба, нисходит сила, власть, поднимающая их над обычными мерками. Эта сила — нечто внешнее по отношению к их действительной личности. Она — как гость с другой планеты. Медиум — одержимый. Исчерпав этот порыв, он снова впадает в ничтожество.

Я совершенно уверен, что нечто подобное происходило и с фюрером. Персонаж, носивший это имя, был как временная одежда квазидемонических сил. Это соединение банальности и исключительности — невыносимая двойственность, немедля ощущалась при контакте с ним. Подобное существо мог бы выдумать Достоевский: соединение болезненного беспорядка с тревожным могуществом».

Голоса из другого мира, как их обычно называют, медиум Гитлер начинал слышать еще находясь в тюрьме, в тот период, когда его навещал маг Гаусхофер. Поздней он уже сам стал вместилищем для потусторонних хозяев, которые, похоже, использовали его тело по своему усмотрению. Приведем высказывания еще нескольких внимательных очевидцев (из того же «Утра магов» Повеля и Бержье):

Штрассер: «Слушавший Гитлера внезапно видел появление вождя славы… Словно освещалось темное окно. Господин со смешной щеточкой усов превращался в архангела… Потом архангел улетал, и оставался только усталый Гитлер с остекленевшим взглядом».

Франсуа Понсе: «Он впадал в род медиумического транса. Его лицо выражало экстатический восторг. За этим «медиумом», несомненно, стоял не один человек, но группа, совокупность энергий, магическая энергоцентраль».

Бушез: «Я посмотрел в его глаза: они стали медиумическими… Подчас это выглядело так, словно что-то вселялось в оратора извне. От него исходили токи… Потом он снова становился маленьким, посредственным, даже вульгарным, казался выдохшимся — словно его аккумуляторы полностью исчерпались».

Дени де Ружмон: «Некоторые, испытав в его присутствии священный ужас, думают, что в нем пребывали ангелы, бог или высшая сила… Я слушал его, когда он произносил одну из своих больших речей. Откуда бралась в нем сверхчеловеческая власть? Ясно ощущалось, что эта энергия не принадлежит одной личности, что она может даже проявляться вне личности, что личность — только проводник этой непостижимой силы. То, что я говорю, могло бы показаться самым низкосортным романтизмом, если бы дело, совершенное этим человеком, — я имею в виду силу, действующую через него, — не было реальностью, приводившей в изумление наш век».

Гитлер был зачарован доктриной о грандиозной расовой мутации, в которую посвятили его «Высшие Неизвестные», Тайные владыки. Это учение говорило о предстоящем потрясении планеты, которое могут понять лишь избранные, посвященные в тайну этого процесса. Четвертая луна приблизится к Земле, изменятся силы гравитации. Поднимутся воды мирового океана. Под воздействием новых космических излучений произойдут мутации в живом мире и все живое вступит в период гигантизма. Это будет новая атлантическая фаза. На смену низшим солнечным существам придут новые, рожденные под луной, более совершенные.

Себя вождь Германии видел Спасителем, Мессией, который несет миру новое евангелие.

«Род человеческий, — говорил он, — испытал на себе с самого своего зарождения чудесный циклический опыт. Он проходил испытания, совершенствуясь из тысячелетия в тысячелетие. Солнечный период человека приходил к своему концу, уже можно было различить первые черты сверхчеловека. Намечалась новая порода, которая должна была оттеснить прежнее человечество…»

Чтобы заслужить благосклонность «Высших Неизвестных» и приобщиться к грядущей эволюции, надо было приносить им человеческие жертвы. Первой такой символической жертвой в день летнего солнцестояния было убийство «сионистского мудреца» Вальтера Ратенау.

Когда Тайные владыки через своих энергичных посредников — нацистов — создали мощное военное государство, руководимое преданными магами, то они получили возможность питаться энергией страха, испарениями крови и дымом сгоравших тел миллионов людей, уничтожавшихся в концентрационных лагерях и на полях сражений. В первый раз в истории была создана такая возможность грандиозной черной магии. По сравнению с ней средневековая инквизиция выглядела уже детской забавой.

В концентрационных лагерях происходили посвящения арийских тамплиеров СС в нацистскую магию. Газовые камеры, крематории, могильники представляли собой жертвенники, через которые нацизм и его Черная иерархия СС добивались благосклонности Тайных владык, Могуществ. Система немецких концентрационных лагерей была моделью будущего мира, в котором все низшие народы будут превращены в кочующий сброд, в сырье для процветания высшего общества арийской аристократии, руководимой богами, Могуществами.

В Освенциме, Бухенвальде, Дахау, Треблинке заработал этот гигантский конвейер человекоубийства, а в это время по всей Германии во всех школах ученики хором произносили молитву: «Фюрер, мой Фюрер, посланный мне Богом, защити и сохрани меня, пока я живу! … Я благодарю тебя за свой хлеб каждый день. Будь всегда со мной, не покидай меня, фюрер, мой фюрер, моя вера и мой свет! Хайль, мой фюрер!»

Фюрер же, «посланный Богом», по ночам бился в судорогах перед Могуществами, теряя дар речи, теряя человеческий облик, теряя разум.

Это был логический финал, итог длительного процесса, начатого столетия назад, когда кучка людей, возомнивших себя самыми духовными, решила прибрать к рукам власть над миром, чтобы весь мир положить к ногам бога и его ангелов. В итоге всего процесса и божество, и «ангелы» сбросили маски и показали свое лицо. Оно было страшно. Страх парализовывал волю, разум. Страх двигал людей как кукол, заставляя их сгонять к краю могилы другие тысячи и тысячи людей, чтобы в конце концов сбросить туда же самих палачей, решивших некогда, что они избранные и уцелеют в этой чудовищной бойне.

Идеи правят миром. История показывает, как месиво из идей может привести к другому месиву.

В «оккультной» доктрине магов СС сказано: «Мы еще не живем по-настоящему, пока не осознали Бытие, которое нас окружает, объединяет и использует для подготовки других форм. Акт творения не завершен. Космический дух еще не отдыхает, будем же внимательны к его призывам, передаваемым богами нам, жестоким магам, пекарям, месящим кровоточащее и слепое человеческое тесто!».

Научные эксперты и медики, которые принимали участие в послевоенных судебных процессах над нацистами, приходили к странным выводам. Выходило, что все эти расследования вскрывали лишь верхушку айсберга, а сам он оставался невидимым где-то в глубинах тайной религии высших иерархов рейха.

Эвтаназии, медицинскому умерщвлению, было подвергнуто 200 000 немцев. Такое уничтожение слабых, неизлечимых больных людей, которые способны «загрязнить» чистоту германской крови осуществлялось как тяжелая священная обязанность, с научной тщательностью и религиозной убежденностью.

Было очевидным, что политические страсти — очень слабое и невнятное объяснение происходившего. Выяснялось, что между начальниками и исполнителями, между главами Черного ордена СС и самым последним палачом-охранником концлагеря чем-то поддерживалась особенная мистическая связь.

Как писал об этом историк нацизма Ноберкур (Франция), «Постепенно напрашивается гипотеза о существовании общины посвященных, о посвящении, служившем неявной подкладкой нацизма. О поистине демоническом посвящении, существовании тайных догм, гораздо более разработанных, чем элементарные, примитивные доктрины «Майн Кампф»… Такое посвящение определенно должно было иметь свои ритуалы. Мы не нашли их следов. Но их существование кажется бесспорным анализирующим нацистскую патологию».

«Мы не нашли их следов…» Даже следов…

Ничего и никого невозможно было обнаружить следствию из руководства этой огромной системой ритуалов смерти. И, по сути, все настоящие преступники ушли от ответственности. На виселице Нюрнбергского процесса оказались лишь исполнители, запрограммированные на слепую преданность, на молчание и самоуничтожение. Черные Адепты растворились в толпах беженцев, в очередях эмигрантов, среди мирных граждан. Впрочем, даже если бы они были задержаны, кто бы мог доказать их вину? Они лишь исповедывали и наставляли в духовный путь магов в черных мундирах, а это не запрещается ни одним законом. Но даже несмотря на это милое «невмешательство», их и след простыл.

 

 


 

С.Мальцев

ред. shtorm777.ru