Кто такие финикийцы

Финикийцы: кто они?

Древняя Финикия первоначально располагалась в северной и центральной частях восточного побережья Средиземного моря, на участке земли между морем и горами шириной до нескольких десятков километров, с благоприятным для полевого земледелия и садоводства климатом. Семитский народ, который греки со временем назвали финикийцами, появился на побережье восточного Средиземноморья больше 5 000 лет тому назад. С каких мест пришли эти люди, чем занимались прежде — остается для историков тайной по сей день.

Первая половина III тыс. до н. э. — финикийцы возвели на осваиваемой территории один из древнейших городов мира. Ассирийцы и вавилоняне называли его Губл, израильтяне и иудеи — Гебал, а сами финикийцы — Библ. Город стремительно разрастался, его население вело оживленную торговлю древесиной, вином и оливковым маслом, строили дома и укрепления, а также хорошие корабли. Бронзовыми топорами они рубили деревья, росшие на склонах холмов за городской стеной, — знаменитые ливанские кедры, основное богатство этой земли.

Стволы кедров служили строительным материалом для кораблей, дворцов и храмов, их доставляли в соседние страны — Египет и Месопотамию. До наших дней дошла запись египетских писцов о том, что в 2 650 г. до н. э. в столицу Египта Мемфис из Библа пришли 40 финикийских судов с лесом для фараона Снофру. Кроме древесины, из Библа в Египет с III тыс. до н. э. вывозили вино и оливковое масло.

А в Библ на таких же судах привозили золото из Нубии и медные слитки с Кипра, а сухопутные караваны с Востока — зерно, драгоценные камни, шерсть, шкуры животных, пряности и благовония. Во время раскопок Библа обнаружили саркофаг, которому было не меньше 3 000 лет. На нем была высечена надпись: «Ахирам, царь Библа… Его обитель — загробный мир».

К концу III — началу II тыс. до н. э. финикийские поселения появляются на всей территории Восточного Средиземноморья. Приморские поселения — Сидон, Тир, Берута, Арвад и другие — во II тыс. до н. э. превращаются в небольшие, но процветающие города-государства, чему поспособствовало раннее развитие торговли в Финикии. В городах процветали ремесла: во всем Средиземноморье славилось финикийское стекло, лишь здесь владели секретом окраски тканей в пурпурный цвет.

Сидон, появившийся несколько позднее Библа и располагавшийся южней, прославил легендарный древнегреческий поэт Гомер. В «Илиаде» он назвал сидонян «мастерами, искусными в ручной работе». Поэт говорил, в частности, что сделанный ими серебряный кувшин — «один из самых прекрасных на всей земле».

Царь-город Финикии Тир, ровесник Сидона, был самым южным из трех великих финикийских метрополий, городов-государств. Он и другой южный город, Арвад, находились на прибрежных островах для защиты от внешних врагов. (Тир впервые был занят только в IV столетии до н. э., когда войсками Александра Македонского был сооружен насыпной вал от берега до острова.) В Библии полностью 27-я глава Книги пророка Иезекииля посвящается описанию Тира, каким он был в конце VI столетия до н. э. Из Тира его правитель, царь Хирам, отправлял своему другу и союзнику, царю Израиля Давиду, а потом и его сыну, легендарному царю Иудеи Соломону, строительный лес, плотников и каменщиков для постройки дворцов и главного иерусалимского храма (прототипом его послужил храм финикийского бога Ваала в Тире).

«Вот, я намерен построить храм во имя нашего всемогущего бога», — провозгласил около 950 г. до не э. царь Соломон. Но у его народа — в недавнем кочевников — не было опыта в возведении монументальных зданий, потому он обратился за помощью к своему союзнику, выдающемуся строителю, царю Тира Хираму. На протяжении следующих 7-ми лет в Иерусалиме вырос храм в финикийском стиле. В его строительстве принимало участие тысячи рабочих, используя множество искусно обработанного камня, финикийского кедра и других ценных пород дерева, драпировочных и обойных тканей, окрашенных в пурпурный цвет. Прославленный мастер из Тира отлил две высокие бронзовые колонны, которые были установлены по обеим сторонам главного входа в храм.

Соломон расплатился с «прорабом» Хирамом оливковым маслом и пшеницей, 20 городами в Галилее и 120 талантами золота. Такие траты серьезно подорвали экономику страны, что привело к ослаблению всего царства, которое в скором времени распалось на части. Через 400 лет вавилонский Царь Навуходоносор разрушил Храм Соломона. До наших дней в Иерусалиме сохранилась Стена Плача — остаток нового, Второго Храма, построенного на том же месте царем Иродом в I столетии н. э.


«Отец истории» Геродот, который жил в V столетии до н. э., утверждал, что перед входом в храм в действительности стояли две колонны, но одна была не бронзовая, а из чистого золота, другую — покрывали изумруды».

Следует отметить, что на западной оконечности Сицилии по сей день сохранились развалины одного из финикийских городов-колоний. Они входят в экспозицию тамошнего музея под открытым небом. Двое служителей музея, местные жители, рассказывали, что на древнем финикийском кладбище нередко видят призраков — бородатые мужчины в диковинных одеждах. «Я-то никаких призраков не боюсь и вообще в них не верю, — рассказывает один из служителей, — но вот наши ослы их очень пугаются и галопом убегают прочь, а нам потом приходится долго их искать».

Сами финикийцы называли себя по именам городов, откуда были родом: «сидоняне», «тиряне», «карфагеняне». Финикийцами их назвали греки, по названию добываемой из морских улиток сочной темно-красной краски, которой они красили свои одежды. Позднее римляне, взяв за основу греческое слово, начали называть финикийцев-карфагенян «пуни» или «пунийцы», а войны, которые происходили впоследствии с ними, — пуническими.

Геродот рассказывал, как финикийцы-карфагеняне вели торговлю с ливийцами. Причалив к берегу поблизости поселения, купцы выгружали с кораблей свой товар и раскладывали на берегу. После они возвращались на корабль и зажигали дымовой сигнал.

Ливийцы подходили к выложенным товарам, осматривали их. А потом складывали рядом столько золота, сколько они считали уместным заплатить за предлагаемый товар, и отходили от места торга на некоторое расстояние.

Карфагеняне сходили на берег и оценивали предложение ливийцев. Если, как они считали, золота было достаточно, они его забирали и отплывали от берега, а если нет — возвращались на корабль и ждали. Тогда ливийцы добавляли золото до тех пор, пока продавцы не давали согласия принять его. «Ни одна из сторон, — подчеркивал Геродот, — не плутовала. Карфагеняне не трогали золото до тех пор, пока его количество не достигало достаточной величины, а ливийцы не трогали товары, пока финикийцы не забирали золото».

С расцветом Сидона и Тира совпадают по времени изобретение финикийцами алфавита и быстрое распространение основанной на нем письменности. Использовать самые первые в истории человечества буквы для записи произносимых звуков было намного проще, чем огромным количеством пиктограмм — египетских иероглифов или значков месопотамской клинописи.

Общепризнано, что более важным из культурных достижений финикийцев является создание абсолютно нового вида письменности, который со временем лег в основу практически всех древних и современных алфавитных письменностей. В Финикии во второй половине II тыс. до н. э. создали сокращенный тип слогового письма, число знаков которого было вначале около 30, а к XIII столетию до н. э. уменьшилось до 22. Само финикийское письмо, близкое алфавитному, еще не передавало адекватно все фонемы языка: как и в большинстве семитских языков, в финикийской письменности не было знаков для гласных. Гласные первыми стали регулярно обозначать в VIII столетии до н. э. заимствовавшие финикийскую систему письма греки и фригийцы.

Отсутствие у финикийцев символов для гласных звуков доставляло определенные неудобства, но система работала, с успехом применялась в торговых делах, ее перенимали другие народы. Этот древнейший алфавит стал прообразом алфавитов всех европейских языков. Такой был величайший дар этого удивительного народа Востока всем народам Запада.

Свои записи финикийцы делали на папирусе, реже — на черепках глиняных сосудов. Папирус они покупали у египтян и привозили его как правило в Библ. В понятии древних греков Библ и папирус были до такой степени тесно связаны, что, когда они решили перевести на свой язык повествования иудейских пророков, этот гигантский труд получил наименование по названию города Библа — Библия.

К сожалению, но ни один литературный памятник финикийцев найти пока не удалось. Во влажном, насыщенном морской солью воздухе папирус быстро разрушается. Так погибла литература народа, научившего письменности всех нас. О быте и образе жизни финикийцев нам стало известно из записей египетских жрецов, а также по скульптурам, барельефам и росписям ассирийских художников.

Одним из редких памятников финикийской письменности дошедших до наших дней является золотая пластинка V столетия до н. э. с надписью финикийскими буквами — предшественницами букв наших алфавитов. Надпись говорит о возведении святилища в честь богини Астарты. Пластинка была обнаружена  в 1964 г. в Италии к северу от Рима, эта находка доказывает, что финикийцы торговали с этрусками еще до появления Римской империи.

Финикийцы были для тех времен людьми необыкновенными. В отличие от соседей, они не стремились к покорению других народов и захвату принадлежащих им землям. Между финикийскими городами и колониями никогда не было вражды. Финикийцы вообще не любили воевать. Его правители, будучи искусными дипломатами, все конфликты с соседями стремились уладить мирными путями. Но когда финикийцы все-же были вынуждены браться за оружие, они становились искусными воинами. Их отряды сражались против греков на стороне персидского царя Ксеркса, а во время Второй Пунической войны карфагенянин Ганнибал со своим войском громил римлян на их собственной территории.

Большая роль купцов в жизни городских общин замедляла развитие в Финикии монархического строя. Финикийские города никогда не были объединены в одно централизованное государство, какими были в ту эпоху, к примеру, древний Египет и Вавилония. Почти в каждом городе был свой царь, но в целом управление в них носило олигархический характер.

Главное направление внешней политики финикийских правителей всегда было развитие торговли, открытие и освоение новых земель. Строя на этих землях портовые города-колонии, финикийцы использовали их в качестве форпостов для последующих морских экспедиций. Финикийские мореплаватели на веслах и под парусами бороздили Эгейское море, плавали вдоль побережья Северной Африки, смело выходили за пределы Средиземного моря, прокладывали новые пути как на запад, так и на восток.

Их самые совершенные по тому времени корабли длиной до 35 метров имели высокую грузоподъемность и мореходность, а кроме этого, на каждом был талисман — скульптура или барельеф бога-покровителя, охранявшего моряков от штормов, коварных прибрежных течений и нападений враждебных судов. Один из таких талисманов — статуэтка XIII столетия до н. э., найденная в Сицилии, — свидетельствует, что уже в те далекие времена финикийцы вели торговые дела далеко на западе от своих метрополий.

Как утверждает Геродот, финикийцы около 600 г. до н. э. проплыли вокруг всей Африки. Полагая, что Ливия (так тогда называли Африку), это только лишь сравнительно небольшой остров, окруженный Рекой Океан, египетский фараон XXVI династии Нехо II нанял самых лучших финикийских моряков и отправил их на юг по Красному морю. «Финикийцы… поплыли по Южному морю, — писал Геродот. — Когда наступала осень, они причаливали к берегу и засевали поле… Потом, убрав урожай, снова отправлялись в плавание. Так прошло два года, а на третий они, миновав столпы Мелькарта, то есть пройдя через Гибралтарский пролив, прибыли в Египет. Они финикияне также говорили — и пусть в это верит, кто хочет, я этому не верю, — что, плывя вдоль берегов Ливии, то есть Африки имели солнце с правой стороны».

Однако именно то, во что не поверил мудрый грек, как раз и показывает правдивость этой истории. Во времена Геродота никто не оказывался так далеко на юге, за линией экватора. А там солнце в действительности перемещается по небу в северной части небосвода, то есть с правой стороны от корабля, если оно движется вокруг Африки в западном направлении.

По свидетельствам римского историка Феста Авенуса, финикийский искатель морских приключений Гимилько проплыл на север вдоль побережья Иберии (Пиренейского полуострова) и достиг богатых оловом берегов Альбиона (Англии).

Есть предположение, что финикийцы побывали и на Американском континенте. Древнегреческий историк Диодор Сицилийский в I столетии до н. э. написал: «Далеко в стороне от Ливии лежит остров значительных размеров, цветущий, с множеством гор, между которыми текут широкие, судоходные реки. Финикийцами был открыт этот остров случайно, после того как они основали колонии по всему побережью Ливии и решили плыть за Геракловы столбы на запад, в море, которое люди называют Океаном». Но единственные земли с горами и судоходными реками на запад от Африки — это Южная Америка и Антильские острова.

Другие древние авторы — греческие и римские — тоже описывают богатые земли, лежащие далеко на западе. Некоторые из современных археологов и историков твердо уверены в том, что древние мореплаватели (возможно, финикийцы или египтяне) достигли этих земель.

Есть общепризнанные факты, которые по сей день будоражат умы как специалистов, так и просто любителей истории.

Индейцы майя и их Полулегендарные предшественники, загадочные ольмеки, строили плосковерхие пирамиды, подобные месопотамским пирамидам-зиккуратам. Барельефы и скульптуры индейцев изображают жрецов и царей, очень похожих на средиземноморских — горбоносых, с пышными бородами, с коническими головными уборами, в обуви с остроконечными, загнутыми кверху носками, — как на финикийских статуэтках и ассирийских барельефах.

В начале VIII столетия до н. э. был заложен Карфаген, один из самых мощных и неприступных городов-колоний финикийцев на южных берегах Средиземного моря.

Историки полагают, что первый торговый договор между Карфагеном и Римом был заключен в 509 г. до н. э. Договоры о разделе торговых сфер влияния возобновлялись в 348, 305 и 281 годах до н. э. Вместе с тем Карфаген в течении веков боролся с греками, а впоследствии с римлянами за господство не только на Сицилии, юго-западная часть которой была традиционной сферой влияния пунийцев, но, по существу, и на всех землях юго-западного побережья Средиземного моря.

Первая Пуническая война между Римом и Карфагеном началась в 264 г. до н. э. высадкой римских войск во главе с консулом Аппием Клавдием на Сицилии. Боевые действия на суше и на море с переменным успехом велись до 242 г. до н. э. В итоге римляне одержали верх, и это заставило карфагенян заключить невыгодный для них мир, по которому они полностью отказывались от Сицилии и прилежащих островов. Дальнейшие внутренние смуты в карфагенской державе, вызванные восстанием наемников, надолго исключили карфагенян из борьбы за господство в западном Средиземноморье, из за этого римлянами была захвачена и Сардиния.

Непосредственной причиной Второй Пунической войны была активная экспансия Карфагена в Испании. С 237 г. до н. э. полководцы Гамилькар, потом Гасдрубал и наконец Ганнибал постепенно покоряли разные племена Испании. Когда Ганнибал после долгой осады захватил союзный римлянам город Сагунт, они в 218 г. до н. э. объявили войну Карфагену.

Римляне ожидали вторжения пунийцев с моря, но Ганнибал перехитрил их. Со стотысячной армией и боевыми слонами он стремительно переправился через Пиренеи, Галлию и почти недоступные Альпы, спустившись в долину реки По (север Италии) только с третьей частью войска. Стремительность и неожиданность вторжения в Италию принесли ему ряд блестящих побед. Когда в 216 г. до н. э. в битве при Каннах он разбил и почти полностью уничтожил 80-ти тысячное войско римлян, это вызвало настоящую панику в Риме. Путь на столицу был открыт. Но Ганнибал не сумел воспользоваться победой.

В 214 г. до н. э. при городе Ноле римляне нанесли первое поражение пунийцам. В 212 г. до н. э. пал союзный карфагенянам сицилийский город Сиракузы. Поход Ганнибала на Рим в 211 г. до н. э. не принес успеха, так как он не рискнул осаждать город, имея за спиной сильного противника. В 210 г. до н. э. римляне захватили важнейший для пунийцев в Испании город Новый Карфаген, а в 207 г. до н. э. на реке Метавре был совершенно разгромлен Гасдрубал, который шел с 56-ю тысячным войском на соединение с Ганнибалом.

Покорив Испанию, римляне переправили свое войско в Африку. Это вынудило карфагенян отозвать так и не побежденного Ганнибала из Италии. Но на своей собственной территории он был разбит в битве при Заме в 202 г. до н. э. Карфагеняне были вынуждены заключить мир на условиях полного отказа от владений в Испании, выплаты римлянам 10 000 талантов золота, выдачи всего военного флота, слонов и самого Ганнибала. Ганнибал бежал из Карфагена.

Третья Пуническая война была начата римлянами, которые опасались возрождения Карфагена. Сенатор Катон Старший в римском сенате требовал полного разрушения Карфагена. В 149 г. до н. э., использовав раздоры пунийцев с нумидийским царем Масиниссой, римляне объявили войну и осаждают Карфаген. Горожане защищались с отчаянием обреченных, и только после трехлетней осады в 146 г. до н. э. римляне овладели городом, разрушили его до основания, а уцелевших карфагенян продали в рабство. Карфаген перестал существовать.

От периода между 12 и 9 столетиями до н. э. до нас не дошло почти никаких сведений о Финикии. Вероятно, именно в это время гегемония на финикийской территории перешла к Сидону, который был вынужден вести борьбу за первенство с другим крупнейшим финикийским центром — Тиром.

В этот период финикийцы (хананеи) часто упоминаются в Библии. Хирам, царь Тира, помогает Соломону строить его знаменитый Храм, а через сто лет дочь Этбаала из Тира, Иезавель, стала женой Ахава, царя Израиля, а их дочь, в свою очередь, женой царя Иудеи. Библия с негодованием повествует о том, что в это время в Израиле и Иудее воздвигаются храмы и жертвенники финикийским богам. О религии финикийцев нам известно мало, хотя сохранились развалины многих храмов. Главным богом был, как видно, Эл, важную роль играл культ Астарты. Ваал, или Баал, часто упоминаемый в Библии, означал имя бога вообще. Финикийцы практиковали человеческие жертвоприношения.

В 332 г. до н. э. Финикию завоевал Александр Македонский, Тир разрушили, и с того времени финикийская культура стала быстро эллинизироваться. В этот период финикийский язык практически вышел из употребления и был вытеснен арамейским и латынью, поздней греческим.

 


 

В.Пименова

ред. shtorm777.ru