Знания филиппинских хилеров

Тайные знания филиппинских хилеров

Ниже приведен рассказ человека, который стал свидетелем практики, распространенной на Филиппинах, где еще сохранились остатки африканской культуры:

«Два года (1976-1977) провела я с мужем в этом удивительном, фантастическом мире. И самым удивительным из того, что я увидела здесь, были филиппинские хилеры. Семеро из них мне довелось узнать поближе – познакомиться с их семьями, образом жизни, посмотреть их работу, ассистировать на операциях.

Мое знакомство началось с Холен Моргайте и Давида Елизальде – людей довольно известных. Холен (по национальности гречанка) была первой целительницей-иностранкой.

Навсегда запечатлелась в памяти первая увиденная мною квазиоперация в исполнении Холен Моргайте. Это было лечение хронического гайморита у больного австралийца. Тем днем он стоял за моей спиной в общей массе любознательных людей возле «операционного стола», бледный, волнующийся, беспокойно спрашивая меня (зная, о том что я врач), стоит делать операцию или нет.

Он на протяжении 20-ти лет страдал хроническим гайморитом и безрезультатно лечился частыми проколами пазух. Последнюю надежду на выздоровление он возлагал на филиппинских хилеров. Я посоветовала ему рискнуть. Подумав, он сделал беспокойный вздох и быстро сел на операционное кресло.

Холен, улыбнувшись, поприветствовала его порыв, потрогав нос, быстро смазала переносицу раствором скипидара, смочила им же свои пальцы, зажала переносицу между вторым и третьим согнутыми пальцами, сделала два скользящих движения вниз, и в подставленный лоток хлынул поток кровавой массы. Не переставая выдавливать кровь из носа, она извлекала оттуда кусочки тканей. Лоток быстро заполнился.

После Холен сделала те же движения пальцами, но уже в обратном направлении (к основанию носа), и кровотечение моментально прекратилось. Больной сделав глубокий выдох, выплюнул кровавую массу изо рта. Такими же быстрыми движениями Холен вдула резиновым баллончиком в нос больному некий порошок, заставила его сделать несколько вдохов через нос и отпустила. Больной впервые за много лет задышал носом и с испуганным лицом вышел из комнаты. Такая же ошарашенная стояла и я.


Так получилось, что мой муж стал «первооткрывателем» операционных услуг у Холен в нашей русской колонии. Еще до поездки на Филиппины медики нашли у него язву в желудке и в двенадцатиперстной кишке. Осмотрев его, Холен решительно предложила операцию. Он дал согласие. Все происходило так, как я описала выше. Сам муж прокомментировал операцию скупо: «Не больно, не страшно, но удовольствия мало». Спустя несколько дней после операции боли в желудке стихли. На протяжении следующих двух лет они его не беспокоили, он все ел и все пил.

Спустя год, находясь в отпуске в Москве, муж снова прошел полное обследование – исчезли даже следы язв.

Меня все время интересовал вопрос: как Холен объясняет свои исцеляющие способности? Она сказала: «Я глубоко верующая женщина. Я могу вступать в контакт с космосом, своим покровителем. Ежедневно я по долгу молюсь и прошу дать мне исцеляющую духовную силу. У меня хорошее настроение и отличное здоровье. Если у целителя плохое здоровье, плохое настроение, плохой сон, если он плохо служит Богу, тогда у него не будет и необходимых духовных сил, и он не имеет права заниматься целительством».

Мне сказали, что на Филиппинах не больше 300 известных целителей, из которых 4-5 человек живут в столице. Среди них Виргилио Гутиеррис – целитель, как говорят, от Бога. Мое знакомство с ним продолжалось целый год. У нас установились самые добрые, дружеские отношения. Я знала, что Виргилио 39 лет, он коренной филиппинец, йог, ежегодно посещает Индию, где продолжает совершенствовать йогу, тренировать свое тело и дух; пользуется известностью за пределами Филиппин, был в Японии, в Германии и в Америке.

По его словам, он с 7-и лет начал обучаться целительству, а к 20-ти годам полностью сформировался как целитель и мог уже оперировать. Я видела около сотни сделанных им операций, два раза испытала это его искусство на себе и провела с ним небольшие экспериментальные исследования. Кроме этого, он неоднократно оказывал помощь нашим морякам.

Вообще у меня сложилось такое впечатление, что он не знает, что такое отказать. В своем доме он открыл настоящее учебное заведение для целителей, в котором они могли при желании вести приемы, а по воскресеньям его дом превращался в молельный храм. Сам Гутиеррис принимал больных три раза в неделю, остальное время проводил в горах, на природе. Принимал пищу один раз в день, неукоснительно соблюдая все посты. Гутиеррис лечил глухоту, холецистит, гайморит, гастрит, пояснично-крестцовый радикулит, экземы, бронхиальную астму, стенокардию, камни в почках, язвенную болезнь, варикозное расширение вен и т. п.

Хочу рассказать об одной потрясшей меня операции.

Перед самым моим отъездом в Москву, когда закончились все мои кинопленки, я пришла утром в клинику Гутиерриса. В это время появился человек, которого под руки вели родственники. Он был очень бледен и еле передвигался. Его быстро положили на кушетку. Гутиеррис осмотрел больного и сказал: «Язва в кишечнике, немного кровоточит» – и начал готовить больного к операции. Он долго выравнивал общее поле больного, потом смазал живот специально приготовленным кокосовым маслом и, как всегда, быстрыми движениями пальцев раздвинул кожу, после подкожную клетчатку, выделил место для вскрытия брюшины, сделал несколько движений пальцами над брюшиной. Раздался свистящий шумок… и обнажился кишечник.

Гутиеррис быстрыми движениями начал перебирать петли кишок, как заправский хирург, пока в начальном отрезке толстой кишки не обнаружил язвочку. Он показал ее мне. С виду это было небольшое конусообразное возвышение, чуть отечное. Целитель поводил над ней несколько секунд пальцами, делая при этом свои пассы, и опустил кишечник в брюшную полость. Далее все проходило так, как при обычной квазиоперации, – быстро и последовательно.

Через 8-10 минут все закончилось. Больной продолжал лежать на кушетке бледный, с лицом, покрытым испариной, говорил тихо, был очень слаб. Спустя 30 минут он встал и, опираясь на родных, отправился домой. Предварительно родственники получили от Гутиерриса бутылочку травяного настоя. Еще через два дня я пришла, чтобы окончательно попрощаться, и снова увидала этого больного.

Он был здоров на вид, жалоб не предъявлял, а пришел еще за одной дозой настоя трав. Гутиеррис ему рекомендовал не заниматься физической работой еще на протяжении месяца и продолжать прием травяного настоя.

Внешне квазиоперации выглядят просто. Незнакомый пациент из общего потока больных ложится на стол и оголяет больное место. Сначала целитель пассами рук создает мощное однородное поле вокруг больного (а может быть, создает единое поле с больным), после накладывает свои руки на больное место и как бы нащупывает «что-то», ориентируется, руки замирают в одной точке. Целитель концентрирует свое сознание (входит в транс), потом спустя несколько секунд делает резкий бросок ладоней в глубь тела.

При этом он совершает пальцами быстрые, вибрирующие, поступательные движения. Он вводит в кожу первые фаланги пальцев, потом ощущаются легкие, разрывающие и продвигающиеся движения пальцев вглубь. После начинается раздвижение краев раны, и появляется первая кровь. Убрав ее ватным тампоном, возможно рассмотреть образовавшуюся конусообразную рану и подлежащие ткани, которые кровоточат уже меньше, чем сама кожа. Пальцы целителя работают так быстро, что проследить и осмыслить, что за чем следует, весьма проблематично.

Лишь сознательное расчленение операции на фрагменты, продолжительное наблюдение, дополненное личными ощущениями перенесенных операций, дало мне возможность осмыслить происходящее. Я поделилась своими выводами с целителями, рассказывая им последовательность их действий в момент операции, они очень удивлялись. Их сознание не фиксировало эту последовательность. Всеми движениями рук, как считают они, руководит кто-то изнутри их, все делается на каком-то подсознательном уровне.

Закрытие раны происходит движением пальцев и ладоней того же характера с еще большей скоростью, но в обратном направлении (наружу). Края раны как бы тянутся за пальцами и занимают их место в момент ухода, потому проследить, что от чего зависит, трудно. Тягучая консистенция кожи дезориентирует наблюдателя.

Филиппинский хилер производит последние, контрольные движения пальцами вдоль соединившихся краев раны, и место операции очищается от крови. На коже после смыкания краев раны в первые секунды еще возможно заметить (на фоне легкого покраснения) только белесый, слегка возвышающийся рубчик, который спустя несколько секунд бледнеет и исчезает. Если немного затянуть момент очищения от крови места операции, то рубчик можно уже и не увидеть.

Не осталось никаких следов от операции. На протяжении следующих 2-3 часов операционное поле испытывает чувство жжения и повышенную кожную чувствительность. Боли порой могут появляться позже и держатся недолго. Сам оперируемый в момент операции бледен, возбужден, часто покрыт испариной, отмечается яркая вегетативная реакция. Вопросы им воспринимаются, как идущие издалека, отвечает на них односложно и неохотно. Активно двигаться пациент начинает сразу, но ему все же рекомендуется отдохнуть в тишине не меньше 30 мин.

Выполнив все рекомендации, больной возвращается в свое сравнительно нормальное состояние приблизительно спустя час и уходит домой. Время операции варьируется – от 3 до 15 мин. Если разделить его по фазам, то на образование раны уходит не больше 30 сек., столько же – на закрытие, остальное время остается непосредственно на кровавое вмешательство.

Целители по-разному проникают в тело пациента.

Приемов вмешательства довольно много это зависит от понимания целителем содержания болезни, от своего природного предназначения, состояния его энергетики, умения оперировать и входить в состояние транса. Все целители делятся на три группы.

Первая группа целителей — оперируют больного, пребывая все время в состоянии транса. Они выполняют работу автоматически, как бы ничего не видя, на вопросы не отвечают, делают все быстро. Они очень чувствительны к разным внешним воздействиям. К примеру, целитель Торте в момент операции упал в обморок от вспышки молнии.

Вторая группа целителей — входит в транс только в начальный момент, а после они включаются, становятся контактными, с ними можно говорить, они отвечают на вопросы (Жозефина Сайсон).

Третья группа целителей умеет входить в транс на секунды, а после направляет всю целительную энергию только в руки (Аглае, Меркадо Марцелло).

Существует группа целителей, производящих рассечение тканей на расстоянии, не прикасаясь к телу пациента.

Например, Жуан Бланка вскрывает кожу пациента одним рассекающим движением указательного пальца, находящегося над больным на расстоянии 15-20 см. Образуется небольшая (в 2 см) рана, над которой медленно появляются капельки крови. Почти все больные во время этого испытывают небольшую боль, как при порезе кожи. После боль проходит. Весь дальнейший лечебный процесс осуществляется через 2-х сантиметровый разрез.

Заживление раны идет как при обычной резаной ране. Иногда Жуан может взять палец постороннего человека в свои руки и проделать им разрез кожи больного. Он говорит, что таким способом подтверждает, что биологическая энергия без труда передается другому человеку при помощи касания руки филиппинского хилера и может выполнить его волю. Осложнений при заживлении ран у него не бывает. Недоверчивые американцы неоднократно проверяли пальцы Бланка – нет ли там режущих инструментов? – но ничего не смогли обнаружить.

По-разному готовят себя целители к рабочему дню.

Одни предварительно, часа за три до операций, совершают дома литургические песнопения, читают молитвы, отрывки из Библии. При этом обязательно произносятся следующие слова:

…»О Ты, Великая, Беспредельная Сила. Ты, великое Пламя жизни, которой я являюсь лишь искрой. Я предаюсь Твоей Целительной Силе, дабы она протекала через меня и подкрепила, восстановила и исцелила этого человека. Дай Твоей Силе проникнуть сквозь меня, чтобы этот человек почувствовал Твою жизненную Энергию, Силу и Жизнь и смог бы проявить ее в лице Здоровья, Силы и Энергии. Сделай меня достойным протоком Твоей Силы и используй меня для Добра. Мир будет при Твоем целительном труде»….

Как правило в такие часы на столе у филиппинского хилера разложены мази, медикаменты, вода, которую накануне приносят больные для подпитки их духовной энергии. Есть целители, которые на протяжении всей ночи совершают молебен, другие ритуальные обряды. Это дает им целебную силу на целый день. Есть целители, совершающие молебен непосредственно перед самой операцией.

1973 год — профессор Шиблер и профессор Кирзгезер наблюдали, как целитель Бланка имитировал инъекцию энергии больному. Один из профессоров испытал эту инъекцию на себе. На коже плеча, где была сделана инъекция, остался след и даже маленькое кровоизлияние. В другой раз ученые положили на пути укола бумажную фольгу. Она оказалась пробитой.

Значит, сила энергии была велика. При такой инъекции пациент почти всегда чувствует боль. Перед инъекцией целитель правой рукой касается открытого текста Библии, поясняя, что так он берет оттуда энергию, и формирует пальцы, как для работы со шприцем, затем через воображаемый шприц вводит энергию в тело больного. Эта процедура проделывается несколько раз. Некоторые целители, чтобы подготовить пациента к операции, проделывают от 2-х до 4-х инъекций.

Почти все филиппинские хилеры перед операцией подпитывают больного своей энергией, хотя делают это по-разному. Считают, что пациенты приобретают при этом большую выносливость и сопротивляемость к заболеванию. Я думаю, что эта процедура важна и для целителя – она создает уверенность, что его вмешательство пройдет успешно, что организм больного ответит на это мобилизацией своих энергетических сил.

Не могу не рассказать об любопытной, на мой взгляд, беседе с целителем Максом. Меня очень интересовал вопрос о наличии у целителей энергии, которую они якобы чувствуют и которой свободно владеют. На вопрос «Как вы манипулируете своей энергией?» Макс ответил:

«Да, мы владеем энергией, мы ее очень чувствуем, и создается она в голове, в результате молитв. Правая сторона тела вырабатывает положительную энергию, левая – отрицательную». Они могут с легкостью изменять направление энергии и ее заряд. Филиппинские хилеры как правило работают с положительной энергией.

Если сравнивать эти квазиоперации с обычными, то разница между ними очевидна. Обычная операция механически устраняет причину болезни и этим помогает восстановить нормальную функцию органа. Квазиоперация делает это не всегда. Часто целитель непосредственно оказывает воздействие своей энергией на больной орган, чем и восстанавливает его нормальное состояние.

К примеру, при лечении аппендицита целитель вскрывает брюшную полость и извлекает аппендикс наружу вовсе не для его удаления, а для непосредственного воздействия на него энергией. Совершая легкий массаж своими пальцами, они освобождают аппендикс от содержимого, после чего возвращают его на прежнее место. День спустя наступает улучшение, а потом и выздоровление. Это неоднократно подтверждалось при контрольном осмотре дипломированными врачами.

Дело в том, что при квазиоперациях цель вмешательства другая, нежели в обычной хирургии. Она состоит в том, чтобы восстановить патологически измененную функцию органа, создать благоприятные условия для стимуляции организма, который сам побеждает свои болезни. Если что и удаляется во время квазиоперации, так это кусочки жировой или соединительной ткани, лимфоузелки, сгустки крови и т. п. Целители говорят, что они как бы олицетворяют болезнь, и удаляя их, целители удаляют болезнь человека.

Удивительно выглядит процедура удаления зубов. Она в буквальном смысле слова потрясает как пациентов, так и наблюдателей. Запомнилась такая сцена. Сидят в ожидании помощи больные. Среди них несколько человек с зубной болью. Вдоль рядов проходит целитель и спрашивает, кого что тревожит. Один из сидящих открывает рот и показывает больной зуб. Целитель, заглядывая в рот, трогает зуб и следует дальше. Спустя пять минут он возвращается обратно и удивленно спрашивает, почему больной продолжает сидеть с раскрытым ртом, ведь больной зуб ему уже удалили.

Бросается в глаза одна общая черта характера всех филиппинских хилеров – воля и упорство, желание помочь больному. В первые дни моего знакомства с целителями я как-то попросила одного из них проделать на мне все те манипуляции, которые он совершает с пациентами. «У вас что-нибудь болит?» – спросил он. А когда узнал, что просьба моя вызвана любопытством, сказал: «К сожалению, это невозможно, так как здоровые люди не вызывают у меня прилив лечебной энергии».

Это стремление (воля) исцелить больного направляет «вибрационную» волну целителя в нужный пункт, чем и достигается исцеляющий эффект. Есть целители, которые оказывают лечебное воздействие через 2-3 канала (гортань, глаза, дыхание и т. д.). Это универсалы, сверходаренные люди. Это особый разговор.

Я часто спрашивала целителей: как они определяют, какой вид лечения необходим больному, на чем они основываются, когда предлагают то или иное вмешательство? Мне запомнился ответ Гутиерриса: «Осмотреть больного – все равно что прослушать музыку. Она сама настраивает сознание на определенный лад. Один от прослушанной музыки смеется, другой грустит, третий возбуждается и так далее. Все происходит помимо нашего сознания, здесь работает подсознание».

 

 


 

И. Резько 

ред. shtorm777.ru