Феликс Юсупов

Феликс и Ирина Юсуповы.

 

Из далекой Индии в Россию в 1620 году завезли купцы красивейшую жемчужину. Как и исключительной чистоты алмазам, редкостным по красоте и размерам жемчужинам тоже дают имена. Эта жемчужина была названа «Перегрина». За три века поменяв множество хозяев, на рубеже XIX–XX столетия уникальная жемчужина оказалась в руках Ирины Александровны, дочери великого князя Александра Михайловича Романова и племянницы императора Николая II.

Две прекрасные жемчужины

В первое десятилетие XX столетия уникальную жемчужину «Перегрину» оценивали в немыслимую по тому времени сумму — один миллион рублей. Это приблизительно приравнивалось полу миллиону американских долларов. С тех давних времен стоимость имеющей огромную историческую ценность жемчужины во много раз увеличилась. Но никто даже из самых опытных экспертов не назовет точной суммы, в которую она может быть оценена в наши дни.
С давних времен большую ценность представляют жемчужины правильной формы. Целые состояния могут стоить и так званные парагоны — жемчужины имеющие неправильную форму, которые напоминают очертаниями фигурки каких то животных, людей или же растений. Перегрина представляла из себя классический образец чистой жемчужины правильных форм.


Дочка великого князя Александра Михайловича Ирина выходит замуж за одного из самых богатых представителей родовитой русской аристократии князя Феликса Юсупова. Славился князь Феликс Юсупов как первый красавец Российской империи: даже иностранцы были в восхищении от его удивительной мужской красоты. Когда князь Юсупов познакомился со знаменитым «старцем» Григорием Распутиным, тот поинтересовался:

— Говорят, у твоей жены есть морская диковина?

— Да, — подтвердил Юсупов. — Жемчужина «Перегрина», почти 300 лет назад привезенная из Индии.

— Во-она, — хитро прищурился Распутин. — Покажешь диковинку?

— Непременно, — пообещал Феликс Юсупов и позабыл о разговоре.

Но не забыл «старец». Он припомнил князю Юсупову об обещании которое тот дал. Все знали, что Распутин был неравнодушен к уникальным дорогим безделушкам, любил деньги и буквально сходит с ума от красивых женщин.

— А ты, князь, хитрец! — усмехнулся Распутин. — В твоем дворце две бесценные жемчужины, — рассмеялся «старец». — Первая из Индии, а вторая из папиной семьи?

«Папой» он называл императора Николая II, и Юсупов понял, что Григорий Распутин намекает на красоту его жены, Ирины Александровны. Разговор Феликс Юсупов умело свел к шутке, но позже вспомнил о нем. Есть историки которые считают, что именно Феликс Юсупов предложил заманить «старца» к себе в особняк под предлогом «двух жемчужин» — жены Ирины, с которой он пообещал познакомить Распутина, и жемчужины «Перегрина», которую могли пообещать Распутину в подарок. «Старец» не смог удержаться от соблазна и приехал, а то что было дальше хорошо известно. Распутина убили, а две «жемчужины» остались в семье Юсуповых.

Тайны дворца на Мойке

Семья Юсуповых в 1917 году оставила Россию и уехала за границу. В Петрограде, на набережной возле реки Мойки, оставался прекрасный белокаменный дворец Юсуповых. Князь с княгиней оставили дворец под присмотром доверенного дворецкого Бужинского. Род князей Юсуповых славился страстными коллекционерами, и Феликс Юсупов не был исключением — у него были богатейшие и уникальные коллекции разнообразных предметов искусства, бессчетными драгоценностями, историческими раритетами и прочими сокровищами. Как выяснили позже, Феликс Юсупов устроил во дворце на Мойке несколько хитроумных тайников, в которых были спрятаны многие экземпляры его бесценной коллекции. Конечно, устраивал тайники не лично Феликс Юсупов, а специально нанятые им люди. Есть версия, что после отъезда княжеской четы Бужинский по распоряжению Юсупова сам спрятал некоторые сокровища князя в разных тайниках. Феликс Юсупов был уверен, что смута вскорости пройдет и они смогут вернуться.

Вне всякого сомнения, за Юсуповыми, как и за другими представителями богатейших российских фамилий, непрестанно следили агенты большевиков, которые постоянно нуждались в деньгах и не собирались выпускать из рук гигантские средства, которые принадлежали представителям «чуждого класса». В делах экспроприации, шантажа и вымогательств большевики уже накопили достаточно опыта. Спустя несколько дней после октябрьского переворота вновь испеченная власть занялась ценностями дворян — в Смольном была создана специальная Правительственная оценочно-антикварная комиссия, работавшая под председательством писателя А. М. Горького. Одним из первых визитов комиссии, в составе которой были как официальные, так и секретные сотрудники ЧК, был визит во дворец Юсуповых на набережной Мойки. Осмотр дворца был похож на довольно тщательный обыск. Осматривалось все, от подвала до чердака и опять от чердака до подвала: все простукивали, прощупывали и с пристрастием была допрошена не успевшая разбежаться прислуга.

В итоге комиссией были найдены два хорошо замаскированных тайника, из них достали разные предметы искусства, антиквариат и драгоценности. Все изъятое перешло в музейную собственность, из которых позже вещи тайком изымались советским правительством, что продавалось за границу а что дарилось первым лицам иностранных государств. Но жемчужина «Перегрина» не была найдена.

— Надо принять все меры, — говорил Свердлов председателю ВЧК Дзержинскому. — Нельзя упустить миллион долларов!

ВЧК располагала заграничной агентурой и позже имела хорошие оперативные позиции в среде эмигрантов во Франции, Чехословакии, Югославии и в других странах. Но никаких сообщений от заграничной агентуры касательно без ценной жемчужины «Перегрина» не было.

— К несчастью, о судьбе моей любимой «Перегрины» ничего не ведомо, — неизменно вежливо и холодно отвечала княгиня Ирина Юсупова всем без исключения.

Среди тех кто задавал такие вопросы были люди, тесно связанные с Лубянкой, где не оставляли надежду заполучить сокровище. Тайно продать жемчужину нельзя — весь ювелирный мир знал об удивительной жемчужине, и информация о ней неминуемо просочились бы если не в печать, то в какие-то круги, где нашелся бы доносчик. Никто не будет отдавать миллионы, не получив заверения экспертизы о подлинности драгоценности.

Все меры которые были предприняты чекистами, это и повторные обыски в особняке, дворцов в Москве и загородных имениях Юсуповых не принесли результата. Без успешной была и работа заграничной агентуры. При оккупации Франции «Перегрину» старались найти эсэсовцы, но так же безрезультатно. Проводили розыски и богатые коллекционеры, в том числе из Америки, которые вступали непосредственно или через своих представителей в переговоры с Юсуповыми. Проявляли интерес к жемчужине и супербогатые арабы, но ответ был один и тот же: — Судьба «Перегрины» неизвестна.

Жемчужина баснословной цены, которая имеет собственное имя и ставшая известной во всем мире, превратилась в одну из величайших тайн XX века. Судьба «Перегрины» и ее нахождение, никому не известны…

 


 

100 великих тайн России XX века

ред. shtorm777.ru