Бессмертие

Бессмертие

По торговому залу уныло катали тележки редкие покупатели. До закрытия оставалось минут 15. Лида с нетерпением ожидала, когда же, в конце концов, можно будет пойти домой, впереди радостно маячили выходные и возможная встреча с одним из кавалеров. Она мечтательно прохаживалась между стеллажей своего отдела, стараясь угадать, кто же ей первым позвонит: Серега или Иван? А возможно Арсен? Хотелось, что бы это все-же был Серега. Тут она увидала двух подозрительных типов, вертевшихся в коньячном отделе и шепотом что-то говорящих друг другу. Обоим на вид было более 60-ти. Одеты они были странно, и вид у них был вороватый и мошеннический. Она сразу поняла, что перед ней очередная алкашня, которая вознамеривалась украсть бутылку дорогого коньяка. А за пропажу, пришлось бы платить Лиде из своей зарплаты. Она бесшумно подошла к ним и встала позади. Двое мужчин даже не заметили ее присутствия.

Один, тот, что был ниже и толще, с тревогой и нервозностью попугая, кидался от одной этикетки к другой, а тот, что был выше и в нелепом клетчатом пальто, которое было ему явно мало, то и дело вонзал свою пятерню в сумасшедшую прическу, напоминая Эйнштейна, поутру позабывшего смысл теории относительности.

– Ну? Ну? – нервно говорил тот, – Нашли?
– Боже, я забыл абсолютно название, – отвечал толстяк и вновь кидался к новой бутылке, изучая этикетку сквозь толстые линзы очков.
– Позвоните Мастеру, ведь скоро закроют! – сокрушался длинный.
– Бог с вами Милорад Валерьянович, Мастер терпеть не может телефонов. Он же еще со времен Петра.
– Как это некстати вы забыли, ведь именно сегодня Луна в Сатурне и октябрь! И если ждать еще…
– 17 лет, – дрожащим голосом подсказал толстяк.
– Боже! Ведь мы можем погибнуть, и все пойдет прахом! Как же наше бессмертие?
«Шизики», – поняла Лида. Она негромко кашлянула в кулак, чем сильно перепугала обоих.
– Я могу вам чем-то помочь? – спросила она с презрительной улыбкой.
Толстяк замялся и как то перепугано посмотрел на друга.
– Понимаете девушка. Такой вопрос. С чего бы начать? Вы давно тут работаете?
– Третий год.
– Видите ли. Мы ищем определенный напиток. Так сказать эликсир.
– Эликсир? – Лида задумалась. – Это коньячный отдел.
– Да-да конечно. Это коньяк. Такой, знаете ли, редкий. Он непременно должен быть у вас, – встревожился он вдруг.
– Коньяк «Элексир», название такое?
– Не то что бы название. Название я позабыл, а у вас тут такой выбор, – он окинул взглядом нескончаемый стеллаж.
– Возьмите что-то другое, – предложила Лида, – вот отличный коньяк французский «Курвуазье».
– Нет! Нет, это не то, – он продолжал движение вдоль ряда бутылок и вдруг с визгом бросился на колени. – Боже, вот он! Милорад! Мы спасены.
– Пафнутий Капитонович, вы гений! – и с этими словами длинный поцеловал толстяка в потный лоб.

Они тут же позабыли о девушке и оба, держа бутылку так, будто в руках находилась опаснейшая бомба, отправились к кассам, а Лида, повертев пальцем у виска, пошла переодеваться, так как смена ее закончилась.

На улице стоял октябрь. Была полная луна и погода прелестная и волшебная. Безветренно и тихо. Темный город засыпал. Лида шла по аллее, где горели матовые воздушные фонари, и вдруг увидала недавних своих покупателей. Они появились из кустов и побежали, будто нашкодившие подростки под фонарь, где стояла скамейка.

Длинный радостно кричал:
– Ведь это наша последняя ночь! Вы понимаете? Последняя ночь!
– Бессмертие! – кричал ему вдогонку толстяк.

«А такие ведь и напасть могут», – подумалось вдруг Лиде и от греха подальше, она зашла в кусты. Лиде было далеко за 30-ть, и красавицей она не была. Широкая кость, ноги коротковаты и абсолютно не изящное лицо пошлейшей дворовой девицы с носом – картошкой. Привлекала она мужчин только определенного сорта, и был этот сорт далек от первого. Но кто в силах понять сложный внутренний мир шизофреника, которому перевалило за 60? Чувствуя тревогу, Лида пошла бесшумно по земле, стараясь не задевать ветки. Когда она поравнялась с фонарем, у которого остановились сумасшедшие старикашки, ее обуяло любопытство. Она присела на корточки и начала наблюдать. Было очевидно, что два свихнувшихся алкоголика что-то да выкинут. Достав телефон на случай съемки ролика для ютуба, она затаилась.


– Да-а, – сказал, надышавшись свежим воздухом, толстяк. – Я ждал этого момента 73 года! Нам людям, в отличие от рептилоидов, намного сложней обрести бессмертные тела. Другая кровь. Но мы останемся все теми же сущностями что и теперь.

– Вы знаете, Пафнутий Капитонович, я поначалу предполагал, что бессмертие – это жизнь в своем теле, а тут такой сюрприз.

– А оно вам надо? Жить развалившимся стариком? Вы родитесь юным и свежим, сами выберете тело и, главное, все, чем вы являетесь сейчас, останется с вами. Ваше сознание вечно. Вот что важно. И так, меняя тела, вы будете жить в этом мире, пока не поймете его пронзительной, немыслимой красоты до конца, и, впитав все это, пойдете дальше, в следующий мир!

– Да это удивительно, – вздохнул длинный и взглянул в небо, как усталый пес, – а с вами мы еще встретимся?

– Ну, разумеется! Да мы договоримся прямо здесь и сейчас, – он на минуту призадумался. – Решено! Через 20 лет у Эйфелевой башни. В день первой Луны. Я одену, например, красный плащ и вы узнаете меня.

И с этого момента Лида поняла, что пора снимать. Оба были абсолютно безумны и, по всей видимости, решили друг друга убить, предварительно напившись. Она направила на стариков свой телефон и с нетерпением ждала развязки.

– А когда мы родимся?
– Завтра на рассвете.
– В этой стране? – испугался длинный.
– Это не важно, вы родитесь там, где родится выбранное вами тело. Ребенок. И уж поверьте, с вашими знаниями в 20 лет у вас будет все, о чем только может мечтать человек. Ведь вы прошли полный курс?

– Конечно. 30 лет изучения материала. Все знания мира. Главный принцип игры. Мастер был милостив ко мне. Это он открыл мне тайну бессмертия. Сознание вечно, но, тратя его на глупости и низменные наслаждения, мы теряем…

– Да-да, все так,… а ведь каждый мог бы. Но люди глупы и ленивы. Впрочем, не нам их судить.

С этими словами толстяк разлил по пластиковым стаканчикам коньяк.

– Как странно, – сказал длинный, – простой коньяк, продающийся в супермаркете, и есть последний эликсир.

– Он не так прост, – подмигнул толстяк, – и продается по всему миру, для таких как мы с вами душ. Простой, непосвященный человек, никогда его не купит. Он попросту пройдет мимо. Тут есть элемент магии. Помните, даже я позабыл название.

Оба рассмеялись и выпили. Лида снимала, еле сдерживая смех и вдруг произошло странное. Два старика заискрились бенгальскими огнями и искры эти резво и свободно ушли ввысь двумя красивыми столбами, рассеявшись в ночном небе, а обгоревшая одежда упала наземь. Лида выронила телефон и еще 10 минут сидела, не мигая на земле, осмысливая увиденное. В конце концов она поднялась и подошла к скамейке. Наполовину полная бутылка коньяка стояла на асфальте посреди дотлевающих тряпок. Подняв она прочитала название – «DEUS XOXOXO elexir».

– Мне тоже хочется в вечность, – сказала она, с надеждой глядя на красивые звезды, – в новое тело красотки и главное что б семейка побогаче!

Посмотрев на луну, Лида запрокинула бутылку и начала глотать обжигающий горло эликсир. В ушах ее зазвенело. Звезды смазались, превратившись в яркие, космические стрелы и она почувствовала как тело, распадаясь на миллиарды горячих частиц, уносится в небо. Впрочем, никакого тела теперь она не ощущала. Она ощущала, что она есть, но что это такое – «она», понять было сложно. Ей хотелось кричать, но это было теперь невозможно.

Вдруг она ощутила движение, небывалый прилив сил и свободу. Лида видела все вокруг, хотя у нее не было глаз, она слышала дивные звуки космоса, хотя и для этого у нее не было теперь физических органов. Тут она увидала, как в черном бездонном океане, бесконечного пространства вращается искрящаяся и, должно быть, живая сфера, больше Луны, Земли и Солнца. По телу сферы плескались волнами молнии, и Лиду неудержимо влекло туда. Некая неведомая сила, непреодолимая гравитация, всасывала ее и она, не в силах сопротивляться, подчинилась.

Когда она прошла сквозь границу сферы и увидала неописуемый мир, состоящий из множества фракталов дикой и немыслимой красоты, которые каждую секунду изменялись, она вспомнила, что когда то давно уже бывала тут.

– Душа, – услышала она теплый и родной голос, – ты прошла свой жизненный путь, ты впитала все знания, постигла до конца опыт одной жизни, данный человеку и теперь ты свободна от круга сансары – забвения. И если ты жила праведно и чисто, если энергия твоего сознания не была растрачена попусту, ты с легкостью ветра ответишь на главный вопрос – что есть жизнь?

Лида заметила, что теперь она вновь имеет подобие тела, только оно было прозрачное и переливалось радужными цветами, как мыльный пузырь на солнце. Она поняла, что теперь вновь может говорить.

– Жизнь? Ну, так как же это, типа того, что, – она замялась, – ну как сказать? Жизнь это типа не легкая штука. Жизнь прожить не поле перейти, – вспомнился ей чей-то глупый афоризм.

И в тот-же миг из месива меняющихся фракталов вырос гибкий, как змея стебель, кончающийся бутоном в котором сиял сапфировый глаз. Он стремительно приблизился к лицу Лиды и удивленно моргнул.

– Чего? – спросила она перепугавшись.
– Нарушитель! – услыхала она со всех сторон звенящий и истошный вопль. Бутон стебля, вмиг превратился в цепкую кисть, схватил ее и швырнул куда-то с такой силой, что она полетела сквозь пространство и время. Перед глазами ее замелькали тысячи чужих жизней, событий и умов. Вдруг что-то больно ударило в лоб, Лида зажмурила глаза и тут же резко открыла.

Она будто проснулась после дикого кошмара. Все кружилось перед ней, и она не могла понять, где находится. Она ощутила, что куда-то бежит и перед глазами однообразно мелькает какой-то цветной объект. Резко остановившись, она почувствовала, как ее тело крутануло в воздухе раза три, а потом отбросило на пол воняющий опилками и мочой.

«Что такое?» – подумала она. – «Где я?»
Подняв голову, огляделась и увидала, что находится в странном помещении вроде клетки, в углу которой стоит большой, в два ее роста, барабан для хомяка, из которого ее и вышвырнуло только что.

– Что это? – выкрикнула она, но вместо крика, изо рта вылетел слабый писк. Она подбежала к решетке и, схватив ее, затрясла. Тут она увидала свои руки. Это были совсем не руки, а лапы в розовой кожице с длинными кривыми коготками. Она увидела, что перед ней громадная, как город Нью-Йорк, комната, в которой сидит за столом у компьютера девочка – гигант.

– Что вы со мной сделали! – закричала Лида, но снова вместо слов изо рта вырвался писк.

Девочка-гигант встала и подошла к клетке. Приблизив огромное, как дирижабль лицо к Лиде, она ласково спросила:

– Дуся? Дуся, ты что, с ума сошла, что ты пищишь?
– Что такое? – в комнату вошла еще более огромная женщина.
– Да вот, мам, хомячиха наша с ума съехала, кричит ни с того ни с сего.
– Надо ей капель дать, – предложила мама, а Лида, поняв, что произошло, потеряла сознание и упала без чувств на грязные, вонючие опилки.

 


 

Михаил Бочкарев

ред. shtorm777.ru