Другое измерение, иная реальность

Другие измерения или портал в иную реальность

“…Город будто вымер. Глазу не за что было зацепиться – птицы исчезли, не было ни собак ни кошек, и даже летней мошкары. Дома были, улицы на месте, правда, трамвайного пути по улице Энгельса он почему-то не запомнил. Может, и были… Вдруг что-то заставило его обернуться. Метрах в ста сзади увидел фигуру в светло-коричневом плаще. Только подумалось, мол, лето, а человек в плаще, хотел его подождать, как рядом прозвучало слово «спасибо», и незнакомец оказался далеко впереди.”…

Рассказывает Геннадий Белимов, исследователь, руководитель Волжской группы по изучению аномальных явлений.

Постараться исследовать и по возможности понять загадочное явление, которое связано то ли с хрономиражами, то ли со спонтанными перемещениями людей в иную реальность, меня подтолкнули факты, которым долгое время не находилось никакого разумного объяснения… Хотя и сейчас, признаться, тут далеко не все ясно. Уж очень невероятными кажутся произошедшие истории.

Ловушки пространства

Впервые о странном случае транспортации в иную реальность мне рассказал житель 39-го квартала М.В. Оболкин. Необъяснимая «чертовщина» приключилась с ним в 1995 году.
— Понимаешь, я оказался в ином Волжском! – уверял он меня. – Не в нашем, земном и понятном, а в какой-то другой. Там есть отличия от «нашего».
Например, трамвайный путь шел прямиком по всей улице Энгельса, не сворачивая на Карбышева, и дома немного отличались…

Рассказывал Михаил Васильевич подробно, но я с подобным никогда не сталкивался, и, не найдя здравого объяснения, только пожал плечами: «Может, приснилось?..»
Потом история надолго позабылась. Но относительно недавно о таинственном явлении хрономиража напомнил мой давний товарищ, заядлый турист и ориентировщик, кандидат в мастера спорта по этим видам состязаний Володя Лебедев. Сейчас-то он Владимир Вячеславович, начальник стройучастка по промышленному альпинизму, директор учебного центра, а тогда, в 70-е годы, его все знали как активного спортсмена.

1976 год, конец июля, пятница – начал он свой рассказ. – Хорошо помню насчет пятницы, потому как в субботу намечались соревнования в пойме, и я хотел тем же днем туда уехать. Выскочил из подъезда своей красавицы в начале девятого вечера и сразу направился в арку дома, что по улице Сталинградской. Было еще светло, но в окнах кое-где должны были загораться огни. Должны! Однако не горели… И двор казался странным: на скамье у подъезда постоянно сидели бабули, а тут – никого… Не гомонила детвора, и нигде ни одного автомобиля. Как правило вечером людно, а сейчас… хоть шаром покати!

Он проскочил арку выйдя на Сталинградскую. Стоял почти достроенный Дворец культуры, перед глазами открылась площадь Ленина, но и тут не было людей. Вообще! Пусто… Ну, такого попросту быть не может!.. Лето, июль, вечереет – и никого!
— Я по диагонали пошел к трибуне… Фантастика! Тишина необычная, аж в ушах звенит… Безветренно, на небе нет облаков, и никаких автомобилей ни по Ленина, ни по Энгельса, – вспоминает Владимир подробности. – Правда, небо немного необычное – какое-то сине-фиолетовое. Смотрю на многоквартирный дом – там как правило в это время уже горит свет в окнах. А сейчас ни огонька! Прикусил губу, да сильно – чувствую вкус крови. Стукнул себя по челюсти – больно!.. Но мне же домой надо, а это 10-й микрорайон!


Иду по Энгельса, подойдя к акации, сорвал горсть листьев, пожевал – горько… Словом, все ощущаю, чувствую, соображаю, а понять ничего не могу. Почему город-то пустой?! Крыша, что ли, у меня поехала? Город казался вымершим. Я торопился домой, шагал быстро. Влетаю в свой двор – там обычно полным-полно народу, много детей, мужики сидят на скамейках агитплощадки, режутся кто в карты, кто в домино, гомон стоит… И здесь никого, пусто. А сумерки уже заметные. Влетаю в подъезд, бегу на свой этаж, открываю ключом квартиру и с маху бью по выключателю… Сверкнула искра – и в тот же миг в квартиру ворвался шум двора. Я к окну, на балкон, а там шум-гам, город живет, огни во всех окнах… Вот оно, родное, все на месте… Боже ты мой! И дома все в наличии – матушка, брат…

Но он тогда так ничего и не сказал им – испугавшись непонятного. И в пойму вечером не поехал. Не до того было…
Со мной случилось то, чего не могло быть! — убеждал меня Володя. – Скорей всего, на эти 40 минут я оказался в параллельном мире. Только это теперь я начитанный, что-то слышал, а тогда, полнейший идиотизм!
Лебедев провез меня на «Жигулях» по тому маршруту, каким шел в июльский вечер, вспоминал детали – происшествие отпечаталось в голове, как на кинопленке.
— Меня потом всегда интересовало одно – происходило ли подобное с кем-то другим? – размышлял он.
— Происходило, – заверил я его и поведал ситуацию с Оболкиным.

Наваждение

История, произошедшая с Михаилом Васильевичем, всплыла в моей памяти тотчас. Тем более что двор, из которого Лебедев стартовал в пробег по странно-пустому городу, примыкает к его ; дому. Можно сказать, это один двор. Не откладывая, я позвонил Оболкину, и мы встретились. Рассказ повторился в точности, как тогда, в середине 90-х годов.

— Я пришел в магазин запчастей для мотоциклов, что находится по Энгельса почти напротив технического училища,- вспоминает минувшее Оболкин. – Вторая половина августа, солнечно, три часа дня, магазин только что открылся после обеденного перерыва. Походил у витрин минут двадцать, ничего не купив вышел на улицу. Показалось, что стало сумрачно, и людей – никого. Я сразу не придал этому значения, и направился назад домой через площадь Карбышева по тропинке через газон. И тут вдруг увидел, что трамвайные рельсы не сворачивают на эту улицу, а идут прямо по Энгельса! Остановился – что такое? Ориентировку потерял? Но правду сказать, голова у меня в тот момент действительно была, как после наркоза, дурная, словом, – знакомое ощущение после одной хирургической операции.

— Что еще помните?
— Металлические перила вдоль тропы, их там раньше не было, на месте училища какое-то другое здание… Памятника генералу Карбышеву также нет. Но главное – ни огней в окнах, ни людей, ни автомобилей. А сумерки уже – может, даже глубокая ночь, но без нашей обычной темени.

В полнейшем смятении Михаил Васильевич возвратился к магазину, как к отправной точке. Темно, витрины не освещены, темно-серое небо и абсолютно мрачный город! В прошлом опытный таежник, он начал догадываться, что или с ним, или в городе происходят какие-то аномальные явления. Задумался: не туда попал? Но надо же возвращаться!.. Пошел обратно через площадь. И тут навстречу идет человек в каком-то балахоне: куртка с капюшоном, руки в карманах, голова наклоненная, лица не видно.

— Я хотел его спросить, как называется этот город? Но сообразил, что меня попросту примут за сумасшедшего, и в последний момент промолчал, – вспоминал мой знакомый. – Человек быстро прошел мимо, а я дальше иду по Энгельса. И тут меня осенило: зайду-ка я к внуку. Он жил в доме рядом с библиотекой. Уже осознаю, что попал в другой мир и надо выбираться. Конечно, страх накатил – вдруг я тут останусь навсегда?

На резко прозвучавший звонок дверь открыл… его Лешка! «Заходи, дед! – удивился он позднему визиту. – Ты что такой бледный?» «Да вот, сердце вроде прихватило, – Михаил Васильевич присмотрелся к внуку (тот ли?) – Чаю нальешь?».
В квартире горел свет, был включен телевизор, за окном шумели машины, доносился городской гул, которому Оболкин был невероятно рад. Наваждение закончилось. Глянул на часы – девять вечера. «Где же я был почти шесть часов?» – мелькнула мысль. За чаем внуку рассказал о приключении. «Ну, ты, дед, даешь!..» – только и вымолвил он.

— И какие же у вас версии? – спрашиваю собеседника.
— Только одна, – задумался Оболкин, – это параллельный мир. Другое не приходит в голову. Мне о таких провалах в другие измерения рассказывали. Такого рода переходы подчас бывают безвозвратными. Считай, что мне повезло.
А в заключение этой истории напомню о волжанке, девочке-рентгене Кате Черкасовой. Когда-то она мне говорила, что чувствует и знает про порталы -переходы в другие измерения. Один из них будто бы на улице Энгельса. В какой момент и почему они открываются – никому неизвестно. Но такое происходит. Может, еще кто-то попадал в такие ситуации? Хорошо бы услышать новую версию.

Геннадий Белимов, руководитель Волжской группы по изучению аномальных явлений.

Загадочное исчезновение

Рабочий день с пол часа уже как закончился, и все сотрудники отделения разошлись по домам. Собрался уходить и Петр Сергеевич. Он снял врачебный халат, надел куртку, выключил в кабинете свет, вышел в коридор и сунул руку в карман за ключами, чтобы закрыть дверь. Ключей не было. Ощупал все карманы куртки и даже джинсов – нет ключей! Возвратился в кабинет, осмотрел стол, проверил карманы халата, посмотрел на замок сейфа (может быть, забыл вынуть их) – нет ключей! Что делать? Ведь на брелоке находятся ключи не только от сейфа и кабинета, но и от дома!

Пришлось начать планомерные поиски ключей. Денисов снял куртку, разложил ее на диване и не спеша, последовательно –  не однократно – обшарил все карманы. Потом осмотрел ящики стола, даже под диван глянул, проверил все карманы халатов, висящих в шкафу. Ключей нет!

Бесплодные поиски

Расстроенный, Денисов перенес поиски в соседние кабинеты и коридор — туда, где мог их случайно оставить. Пересмотрел во всех кабинетах, во всех столах… Хотя, перечислять места, которые осмотрел пожилой врач в поисках ключей, не имеет смысла. Факт остается фактом: ключи исчезли!

Оставалось одно – звонить своим сотрудникам: а не прихватил ли кто из них — по случайности – брелок с ключами? Один из врачей, до которого удалось дозвониться, сказал, что уходя последним видел, как Петр Сергеевич искал что-то в открытом сейфе. Из этого следовало, Денисов сам его закрыл, и это означало, что случайно унести ключи никто не мог! Где же они?

Неожиданная находка

Надо заметить, что Петр Сергеевич, несмотря на солидный возраст, был совершенно вменяемым и адекватным! Он посидел в кабинете, посокрушался и, наконец, позвонил своему санитару – благо тот жил рядом! – чтобы он принес свои ключи. Минут через 15 санитар пришел. Мужчины закрыли входную дверь и отправились по домам, справедливо рассудив, что утро вечера мудреней! Потеря, разумеется, удручала, создавая массу проблем, да еще каких!

С такими невеселыми мыслями Денисов плелся по темным улицам, утешаясь только тем, что запасные ключи от его дома спрятаны во дворе под крыльцом и ломать замок не придется. Найдя запасную связку, Петр Сергеевич последовательно открыл двери веранды и самого дома. В прихожей поставил на пол портфель, а запасные ключи сунул – по привычке! – в карман куртки и они… брякнулись об уже лежащую там связку ключей, ту, которая была потеряна и которую пришлось так долго и усердно искать!

Дежавю

И вот здесь надо заметить: самое странное, пожалуй, заключалось даже не в загадочном исчезновении увесистой связки ключей, а в том психическом состоянии, которое возникло у Денисова сразу же, как только обнаружилась потеря. Моментально появилось странное ощущение потери равновесия. За долю секунды потолок и пол поменялись местами и вновь вернулись в исходное положение. Возникло ощущение нереальности происходящего. Денисову показалось вдруг, что он – это не он, а абсолютно другой, незнакомый ему человек! И наступила полнейшая тишина, а с ней – чувство, будто его, Денисова, окутали толстым слоем ваты. И еще – как ни странно – показалось Петру Сергеевичу, что нечто подобное с ним уже происходило…

Так стоял и стоял Денисов в прихожей, держа в руках две связки ключей и переводя недоуменный взгляд с одной на другую. Неужто это старость? Как возможно было не заметить в кармане связку – заметьте, увесистую связку ключей, ощутимо оттягивающую карман, он не мог себе представить! Не заметить после многочисленных и продолжительных поисков!

Как врачу, специалисту, имеющему подготовку по психиатрии, Денисову было известно много феноменов человеческой психики, но можно ли произошедшее с ним объяснить подобными причинами? Вряд ли! И даже не потому, что связка ключей слишком большая, а он, Денисов, – совершенно адекватен, а потому, что все это сопровождалось своеобразными внутренними ощущениями нереальности происходящего и даже деперсонализации – то есть симптомом «уже виденного», знаменитым дежавю! Вот эти внутренние психические ощущения не оставляли сомнений в том, что Петру Сергеевичу пришлось встретиться с неведомым!

«Немного иная реальность»

Прошло несколько лет. Время от времени Денисов мысленно возвращался к тому загадочному случаю. И однажды решил посидеть в библиотеке, поискать издания, в которых описывались бы подобные ситуации. И вот что ему удалось выяснить.
По свидетельству координатора Общероссийского общества «Космопоиск» В.А. Черноброва, в 1995 году он случайно встретился со своим сокурсником – вместе учились в Московском авиационном институте (МАИ). И сокурсник этот рассказал Вадиму Александровичу, что однажды он около двух недель провел в «немного иной реальности». Был в том мире и МАИ, и те же люди, но вот те, кто в одном мире его знал хорошо, в другом – отворачивались, как от незнакомца; его невеста в той иной реальности – была жена другого… Как он там оказался и как вернулся назад, сокурсник Черноброва не знал. Говорил только, что произошло это неожиданно…

 

 


 

«Интересная газета»

ред. shtorm777.ru