Первый император Китая

Первый император Китая

В российских школьных учебниках по истории о Древнем Китае рассказывается не очень подробно. Навряд ли каждому понятно, что III столетие до н. э., когда Цинь Шихуанди — первый китайский император, объединил враждующие разобщенные царства, – это и время Пунических войн между Римом и Карфагеном. И события, которые происходили на Востоке, ничуть не менее значимы, чем сотрясавшие Европу и ее ближайших соседей.

Цинь Шихуанди насаждал идеологию порядка и сильной центральной власти, что довольно актуально для современного человечества. Он желал жить вечно. В результате если не вечно, то очень долго живет его заупокойная пирамида, которая стала крупнейшей археологической сенсацией ХХ столетия. Там была обнаружена так называемая Терракотовая армия – уникальнейший памятник, который уже в XXI веке привозили в Москву и выставляли в Государственном историческом музее.

Цинь Шихуанди родился в 259 г. до н. э. в Ханьдине, в княжестве Чжао царства Цинь. Его отец Чжуансян-ван был правитель, это следует из его имени, потому как «ван» означает «князь» или «царь».

Мать была наложница. То есть Цинь Шихуанди – бастард (незаконнорожденный, внебрачный ребенок). Больше того, мать перешла к Чжуансян-вану от предыдущего господина, придворного Люй Бувэя. И ходили слухи, что сын в действительности – его. Люй Бувэй, кстати, всячески покровительствовал мальчику. Однако оказаться его сыном было не очень лестно, потому что он, в отличие от Чжуансян-вана, не был князем и даже занимался торговлей.

Происхождение может многое объяснить в характере Цинь Шихуанди. История знает немало примеров того, как отчаянно рвутся к власти именно незаконнорожденные, а следовательно, уязвленные. Об этом неоднократно писал великий Шекспир. Есть такое особенное стремление – доказать всем, что ты хоть и не такой знатный, как другие, зато самый сильный.

Мальчика назвали Ин Чжэн, что означает «первый». Догадка гениальная! Ведь он в действительности стал первым китайским императором.

В результате сложных придворных интриг Люй Бувэй смог добиться того, чтобы в 13 лет Чжэн стал правителем государства Цинь – одного из семи китайских царств. Китай переживал в те времена период раздробленности, и каждое из княжеств имело относительную самостоятельность.

Китайская цивилизация – одна из древнейших в мире. Ее начало относят к XIV столетию до н. э. Она зародилась, как и некоторые другие древние культуры Востока, в долине двух великих рек – Хуанхэ и Янцзы. Речная цивилизация во многом зависит от ирригации. Воюя с соседями, возможно попросту разрушить ирригационную систему, которая обеспечивает поля водой. И засуха, и затопление могут стать причиной потери урожая, а это означает — голод.

В VIII–V веках до н. э. Китай переживал этап раздробленности и внутренних войн. Однако, даже несмотря на это, древним китайцам было свойственно осознание себя единой великой цивилизацией, Поднебесной – прекрасным миром, окруженным «злыми варварами» и поэтому вынужденным себя защищать. При этом китайцам в действительности было чем гордиться. У них уже появилась письменность, они освоили металлургию и смогли создать совершенную систему ирригации.


Следует заметить, что 7 китайских царств – это полулегендарное понятие. К примеру, Британия на островах в Средневековье также началась с так называемых 7-и англосаксонских королевств. Это своего рода символ раздробленности. Китайские княжества – это Янь (северо-восток), Джао (север), Вэй (северо-запад), Цинь (также северо-запад), Ци (восток), Хань (центр) и Чун (юг).

Важную роль в преодолении мозаичной разобщенности сыграло именно царство Цинь, находившееся на северо-западной границе, в предгорьях, в излучине Хуанхэ. Оно не было самое передовое в экономическом отношении, потому как основные его силы уходили на сдерживание варваров, наступавших с северо-запада, в том числе сюнну – будущих гуннов. Именно это заставило жителей царства Цинь создать военную организацию, в большей степени мощную, чем у соседей.

Исследователи сравнивают внутреннее устройство царства Цинь с военной организацией Спарты. Бывают такие государства – не самые передовые в экономическом плане, но самые вынужденно организованные. Строжайшая дисциплина, прекрасное владение оружием – это выдвигает их в первые ряды. Так и Цинь оказалось самое заметное среди 7-и китайских царств.

Первые 8 лет на престоле Чжэн реально не правил. Власть была в руках его покровителю Люй Бувэю, который назвал себя регентом и первым министром, получив также официальный титул «второго отца».

Юный Чжэн проникся новой идеологией, центром которой в те времена было княжество Цинь. Она получила название легизма, или школы права. Это была идеология тоталитарной власти. Безграничный деспотизм вообще свойствен для Древнего Востока. Вспомним древнеегипетских фараонов, осознававших себя богами среди людей. И правители Древней Ассирии говорили о себе: «Я царь, царь царей».

В Древнем Китае идеология легизма пришла на смену философии, которую разработал примерно за 300 лет до Шихуанди знаменитый мыслитель Конфуций (Учитель Кун, как его называют в документах). Он организовал и возглавил первую в Китае частную школу. В нее принимали всех, а не только детей аристократов, потому как главная идея Конфуция – нравственно перевоспитать общество через перевоспитание правителей и чиновников.

Это во многом близко, к примеру, взглядам древнегреческого философа Платона, который в V–IV веках до н. э., приблизительно спустя столетие после Конфуция, также говорил о необходимости перевоспитания правителей и даже пробовал перейти к практической деятельности. Платон, как известно, до такой степени раздражал одного из тиранов, что тот продал его в рабство.

Конфуций, как сообщает известнейший историк Древнего Китая Сыма Цянь, предложил свои услуги 70-ти правителям, говоря: «Если кто-то использует мои идеи, я смогу сделать нечто полезное всего за один год». Но никто не откликнулся.

Идеи Конфуция предвосхищают философию гуманизма. У него трудящийся народ должен быть подчиненным и работящим, но государство обязано заботиться о нем и защищать его – тогда в обществе будет порядок. Именно Конфуций учил: «Должность не всегда делает человека мудрецом». А мечтой его был мудрец на высокой должности.

Как писал Сыма Цянь, Конфуций был недоволен современным ему обществом, опечален тем, что путь древних правителей заброшен. Он собрал и обработал древние гимны, стихи о единстве народа и власти, о необходимости подчиняться правителю, который должен быть добр к народу. Он видел общественное устройство как дружную семью. Поэтом Конфуцию приписали авторство, но, видимо, он в действительности лишь собрал эти произведения.

По мнению же молодого Чжэна, увлеченного идеями легизма, закон это высшая власть, идущая от неба, высший же правитель – носитель этой высшей власти.

238 год до н. э. — Чжэн стал править самостоятельно. Люй Бувэя он сослал, заподозрив – возможно, не беспочвенно – в подготовке мятежа. После его принудили совершить самоубийство. Остальных заговорщиков жестоко казнили. Среди прочих – и новый любовник матери Чжэна, ставленник Люй Бувея Лао Ай. Начиналась эпоха великих казней.

Цинь Шихуанди сделался полновластным хозяином небольшого, но довольно воинственного княжества. Первые 17 лет своего самостоятельного правления он постоянно воевал. Его правой рукой сделался некто Ли Сы. Это был страшный человек. Выходец из низов, из глухой деревни, он оказался весьма хитроумным и очень воинственным. Ли Сы горячо разделял идеологию легизма, придав ей определенную жестокую направленность: он уверял, что закон и обеспечивающее его наказание, а значит, жесткость и страх есть основа счастья всего народа.

К 221 г. до н. э. правитель Цинь смог покорить шесть остальных китайских царств. На пути к намеченной цели он пользовался и подкупом, и интригами, но более часто – военной силой. Подчинив себе всех, Чжэн объявил себя императором. Именно с этого времени он звался Шихуанди – «император-основоположник» (аналогично древнеримскому обозначению «император Август»). Первый император Цинь Шихуанди заявил, что править будут десятки поколений его потомков. Он жестоко ошибался. Но пока казалось, что этот род в действительности непобедимый.

Армия Цинь Шихуанди была огромной (ее ядро составляло 300 тыс. человек) и располагала все более совершенным железным оружием. Когда она двинулась в поход против сюнну, варвары были отброшены, а китайская территория на северо-западе в значительной мере расширена. Чтобы обеспечить защиту от враждебного окружения, первый китайский император приказал соединить былые укрепления шести царств новыми крепостными сооружениями.

Этим было положено начало строительству Великой Китайской стены. Возводилась она, так сказать, всем миром, но не добровольно, а принудительно. Основной строительной силой были солдаты. Вместе с ними работали сотни тысяч заключенных.

Укрепляя внутренний порядок, Цинь Шихуанди не переставал отгораживаться от внешнего варварского мира. Мобилизованное население неустанно строило Великую стену. Оставался китайский император и завоевателем. Он затеял войны в Южном Китае, на землях, которые не входили в число 7-и царств. Расширив свои владения на юге, Цинь Шихуанди выдвинулся дальше и покорил древнейшие государства Вьетнама, которые назывались Намвьет и Аулак. Туда он стал насильственно переселять колонистов из Китая, что вело к частичному смешению этносов.

Цинь Шихуанди основательно занялся внутренними делами государства. Ему приписывают такой лозунг: «Все колесницы с осью единой длины, все иероглифы стандартного написания». Это значило принцип единообразия буквально во всем. Как известно, к стандартизации, в частности мер и весов, стремились и древние римляне. И это было очень правильно, потому как способствовало развитию торговли. Однако в Риме, при всей тяге к порядку и дисциплине, сохранялись и элементы демократии: Сенат, выборные государственные должности и т. п.

В Китае же единообразие поддерживало прежде всего ничем не ограниченную центральную власть. Императора объявили сыном неба. Возникло даже выражение «мандат неба» – мандат от высших сил на абсолютную власть над каждым человеком.

Заботясь о единообразии, Цинь Шихуанди создал целостную сеть дорог. В 212-м до н. э. он велел провести дорогу с севера на восток, а потом прямо на юг, в столицу. При этом проложить ее было приказано прямо. Выполняя повеление императора, строителям приходилось прорубать горы и перебрасывали мосты через реки. Это была грандиозная работа, посильная лишь для мобилизованного населения тоталитарного государства.

Первый китайский император Цинь Шихуанди, ввел единую систему написания иероглифов (в покоренных царствах письменность несколько отличалась) и общую систему мер и весов. Но наряду с этими благими деяниями была и организация единой системы наказаний. Легисты утверждали: «Разуму народа возможно доверять настолько же, насколько и разуму ребенка. Ребенок не понимает, что страдание от малого наказания – это средство получить большую пользу».

Новой столицей Шихуанди сделал город Сяньян, неподалеку от современного Сианя, к юго-западу от Пекина, в центре современного Китая. Туда переселили высшую знать из всех шести царств – 120 тыс. семей. Всего в столице проживало около миллиона человек.

Вся территория государства была поделена на 36 административных округов, чтобы прежние границы царств были забыты. Новое деление никак не соотносилось ни с былыми границами, ни с этническими особенностями населения. Все держалось исключительно на насилии.

Ни один человек в империи не мог иметь личного оружие. Его у населения отобрали, а из полученного металла отлили колокола и 12 гигантских статуй.

213 год до н. э. – приняли закон об уничтожении книг. Его энтузиастом был Ли Сы. Он считал важным, чтобы люди позабыли об учености и никогда не вспоминали о прошлом, чтобы избежать дискредитации настоящего. Историк Сыма Цянь привел текст обращения Ли Сы к императору.

Придворный с возмущением сообщает: «Услышав об издании указа про книги, эти люди тут же начинают обсуждать его исходя из своих собственных идей! В душе они его отрицают и занимаются пересудами в переулках! Они делают себе имя, понося начальство». Все это считали недопустимым. У народа не должно быть никаких собственных идей, а решения властей не подлежали обсуждению.

Выводы Ли Сы таковы: мириться с таким положением невозможно, так как оно чревато ослаблением правителя. Необходимо сжечь все книги, хранящиеся в императорских архивах, кроме хроники династии Цинь. Следует изъять тексты Шицзин и Шу-цзин – древние гимны и исторические документы, объединение которых приписывают Конфуцию, – и сжечь все без разбора. Уничтожению не подлежали лишь книги, посвященные медицине и гаданию. «Тот же, кто пожелает учиться, – пишет Ли Сы, – пусть берет в наставники чиновников».

И разумеется надо казнить любого, осмелившегося говорить о Шицзин и Шу-цзин, а тела казненных выставлять на торговых площадях. Если же кто-то станет критиковать настоящее, ссылаясь на прошлое, и хранить запрещенные книги, его следует казнить вместе со всей семьей, при этом уничтожить три поколения, связанные с этим человеком.

Примерно спустя 50 лет после смерти императора в стене одного из старых домов обнаружили замурованные книги. Погибая, ученые прятали их, в надежде сохранить знание. Так неоднократно бывало в истории: правитель истреблял ученых, но культура в последствии возрождалась. И Китай при династии Хань, утвердившейся на престоле после преемников Шихуанди, возвратился к идеям Конфуция. Хотя, великий мудрец вряд ли смог узнать себя в новых пересказах.

Его философия была во многом основана на патриархальных мечтах о справедливости, равенстве, на вере в возможность перевоспитать правителя. После господства легизма неоконфуцианство впитало идею незыблемости порядка, естественного деления людей на высших и низших и необходимости сильной центральной власти.

Чтобы провести в жизнь свои законы, император Цинь Шихуанди создал целую систему жесточайших наказаний. Виды казни для порядка даже пронумеровали. При этом убить человека ударом палки или проткнуть копьем – это легкие способы казни. Во многих случаях необходимы другие, более изощренные. Шихуанди постоянно ездил по стране, лично следя за исполнением своих приказов.

Повсюду возводились стелы с надписями такого, к примеру, содержания: «Великий принцип управления страной прекрасен и ясен. Его можно передать потомкам, и они будут следовать ему, не внося никаких изменений». На другой стеле появились такие слова: «Надо, чтобы повсюду теперь люди знали, что нельзя делать». Стелы этого императора – квинтэссенция деспотизма, основанного на запретительно-карательной системе тотального контроля.

Цинь Шихуанди построил для себя гигантские дворцы и повелел соединить их запутанными дорогами. Никто не должен был знать, где на данный момент находится император. Он всегда и везде появлялся неожиданно. У него были основания бояться за свою жизнь. Незадолго до его смерти были один за другим разоблачены три заговора.

А умирать Шихуанди не хотелось. Он верил, в возможность отыскать эликсир бессмертия. Чтобы добыть его, снаряжались многочисленные экспедиции, в том числе к островам Восточного моря, вероятно в Японию. Об этой далекой и труднодоступной земле в древности ходила всяческая молва. Потому было нетрудным поверить, что эликсир бессмертия хранится именно там.

Узнав о поисках эликсира, уцелевшие ученые-конфуцианцы заявили, что это суеверие, такого средства не может существовать. За такое сомнения 400 или 460 конфуцианцев были по приказу императора живыми закопаны в землю.

Так и не раздобыв вожделенного эликсира, Цинь Шихуанди сосредоточил основное внимание на своей гробнице. Трудно сказать, была ли у него на самом деле идея, чтобы вместе с ним была похоронена его гигантская армия, и не пришлось ли уговаривать императора заменить живых воинов терракотовыми.

Шихуанди умер в 210 г. до н. э., при очередном объезде владений. Его уверенность в том, что установленный порядок незыблем, не оправдалась. Крах системы наступил довольно скоро после его смерти. Ли Сы обеспечил самоубийство прямого наследника – старшего сына императора Фу Су, а после добился того, чтобы все сыновья и дочери первого китайского императора Цинь Шихуанди были уничтожены один за другим. С ними было покончено к 206 году. Жив остался только его ставленник Ли Сы, младший сын Шихуанди Эр Шихуанди, которого Ли Сы считал марионеткой, игрушкой в своих руках.

Но главный евнух дворца смог расправиться с самим Ли Сы. Бывшего всесильного придворного предали казни по всем тем правилам, которые он пропагандировал и насаждал, при этом по четвертому, самому чудовищному варианту. Весьма поучительная история для злодеев…

206 год до н. э. – убили и второго императора Эр Шихуанди. В стране развернулось мощное движение социального протеста. Ведь население уже много лет страдало от жестоких порядков и роста податей. Дошло до того, что у каждого человека изымали около половины доходов. Начались народные восстания, одно из них, как ни удивительно, было успешное. Династия Хань, последовавшая за династией Цинь, – это потомки одного из победителей, возглавившего грандиозное народное движение.

1974 год — китайский крестьянин обнаружил в одной из деревень в районе города Сиань, недалеко от бывшей столицы Шихуанди, фрагмент глиняной скульптуры (видео в конце статьи). Начали проводить раскопки – и было обнаружено 8 тыс. терракотовых солдат, каждый высотой примерно 180 см, то есть нормального человеческого роста. Это была Терракотовая армия, сопровождавшая первого императора в последний путь. Захоронение самого Цинь Шихуанди пока не вскрыто. Но археологи считают, что оно находится там же.

Первый император Китая стал героем многочисленных книг и фильмов. Следует отметить, что он очень полюбился фашистам, которые по сей день лепят из него свой идеал, забывая, как дорого обошелся стране созданный им порядок и насколько недолговечным он оказался.

 

 


 

Н.Басовская

ред. shtorm777.ru