Что такое смерть, все мы умрем

Что мы знаем о смерти?

Что такое смерть? Разве может здравомыслящий человек пройти мимо такого вопроса равнодушно и безучастно, когда наше земное существование все еще остается ни кем не разгаданной тайной? С того момента как существует человек, жизнь его начинается колыбелью и заканчивается гробом. Она течет меж двумя непонятными загадками: рождением и смертью. Встречая человека, приходящего в мир, мы спрашиваем самих себя: «откуда и зачем?», а провожая – «почему и куда?».

И действительно, нельзя не задуматься над этими двумя вопросами, если припомнить, что несколько миллиардов человеческих существ, населяющих Землю и наслаждающихся благами жизни, в течение одного только века, все до единого человека, лягут бездыханными трупами в «матушку сыру землю»!

Нельзя также оставаться безучастным к печальному, но неопровержимому факту, что смерть забирает с лица земли несколько десятков миллионов человеческих жизней ежегодно. Ежегодно ложится в землю более одного миллиона тонн человеческого мяса, костей и крови, ложится в землю, как ненужный отброс, чтобы находясь там, разлагаясь на свои первоначальные основные химические элементы.
Вопросы о жизни после смерти не могут не возбуждать нашего любопытства, если мы начинаем думать о кратковременности и быстротечности нашей земной жизни. Размышляя над этим, царь Давид говорил: «Воспламенилось сердце мое во мне, в мыслях моих возгорелся огонь, я стал говорить языком моим: скажи мне, Господи, кончину мою и число дней моих, какое оно, дабы я знал, какой век мой. Вот Ты дал мне дни, как пяди, и век мой, как ничто пред Тобою. Подлинно, совершенная суета – всякий человек живущий. Подлинно, человек ходит подобно призраку: напрасно он суетится, собирает и не знает, кому достанется то»… (Пс. 38-й).
«Дни как пяди»!

«Пядь» – старорусская мера длины, равная расстоянию между концами растянутых пальцев: большого и указательного. С такой незначительной частицей пространства сравнил Давид дни нашего земного существования.
Как ограниченна и кратковременна человеческая жизнь даже и в тех случаях, когда он достигает предельной глубокой старости! Моисей жалуется: «Ты возвращаешь человека в тление и говоришь: возвратитесь, сыны человеческие! Ибо пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошел, и как стража в ночи. Ты как наводнением уносишь их, они, как сон, – как трава, которая утром вырастает, утром цветет и зеленеет, вечером подсекается и засыхает… мы теряем лета наши, как звук. Дней лет наших – 70 лет, а при большей крепости – 80 лет, и самая лучшая пора их – труд и болезнь, ибо проходят быстро и мы летим»… (Пс. 89-й).
И, в действительности, не успев отплыть от одного берега реки жизни, как утлая ладья наша уже готова причалить к противоположному ее берегу. Не кажется ли и нам порой, что мы так долго и старательно готовились к жизни и так коротка оказалась сама жизнь? Большие и длинные сборы на короткий путь!

Наша жизнь коротка,
Словно птицы полет,
И быстрей челнока
Улетает вперед.
Наша жизнь, словно тень,
На земле нам дана
И лишь солнце зайдет
Исчезает она.
Наша жизнь, словно звук,
Как удар молотка,
Как нежданный испуг,
Так она коротка…


Зачастую, мы даже не отдаем себе отчет, до какой степени время нашего пребывания на земле ограничено. «Дней лет наших 70 лет…». Хотя очень многие не доживают до такого возраста. Но, что по сути значат эти 70 лет человеческой жизни, если вычесть из них 1/3 (23 года), которую мы проводим во сне? Из 70 лет останется, таким образом, лишь 47 лет, из которых надо еще вычесть 10 лет безрассудного детства, да 10 лет на ученье… Остается только 27 лет, в течение которых человеку надо войти в труд, вступить в брак, воспитать семью, обеспечить годы старости, познать самого себя, окружающую его Вселенную, примириться с Богом, сформировать Богоугодный характер, оставить после себя какой-то заметный след жизни, определить свое жизненное назначение и вечную свою участь…
Но к сожалению, даже это ничтожно малое количество времени, которое дано человеку, мы тратим порой бесцельно, бессмысленно и безрассудно. Сенека говорил:

«Люди часто жалуются на недостаток времени и не знают, что делать со своим временем. Жизнь проводят в безделье, лени или делании того, что не имеет значения. Мы говорим, что дни нашей жизни не многи, а поступаем так, как если бы этим дням конца не было…».

Увы! Конец наш неминуем придет и, конечно, кажется человеку неожиданным, внезапным и менее всего желанным.
В силу всего выше сказанного, вполне логичным, приемлемым и понятным становится вопрос, заданный многострадальным Иовом: «Когда умрет человек, то будет ли он опять жить?» (14-я глава). Другими словами: «Существует ли загробная жизнь?».
«КОГДА УМРЕТ ЧЕЛОВЕК»… Иов не сомневается в том, что человек непременно умрет: «человек умирает и распадается…» (10-й стих). Наличие и власть смерти в мире – неоспоримый факт. Это то единственное, в чем человек может быть абсолютно убежден. Жизнь всех людей и каждого человека в отдельности, кто бы он ни был, обычно заканчивается смертью. «И не будет того вовек, чтобы остался кто жить навсегда и не увидел могилы» – заявляет один из сынов Кореевых (Пс. 48-й). Лев Толстой писал: «Все в мире призрачно, одна смерть реальна…».

Бог сделал смерть человека Божественной необходимостью: «человекам положено однажды умереть, а потом суд…» (Евр. 9-я глава).
Смерть – самое отвратительное явление в природе, о котором люди как правило не желают вспоминать, отказываются говорить и всячески избегают о ней думать. О! если бы человек смог забыть о смерти или вообще ничего не знать о ней! Но, увы! Нельзя перестать знать то, что знаешь или выбросить из своего сознания мысль о приближающейся смерти.

Мысль о неизбежной смерти отравляет все наши земные радости и прелести жизни: наше благополучие, здоровье, материальную обеспеченность, жизненные достижения, успехи и победы. Человек знает: придет смерть и что от всего этого останется?
Смерть – это то единственное, с чем человек не способен, не может согласиться, примириться, признать ее вполне естественным и нормальным явлением.

Бог – источник Жизни и Он, конечно, не создавал человека для смерти. Не удивительно, поэтому, если в каждом человеческом организме, обычно состоящем из многих миллиардов живых клеточек, каждая такая клеточка протестует против смерти, отчаянно борется со смертью, не покоряется ее требованиям и возмущается ее насилием.
Но, смерть рано или поздно настигает нас и хладнокровно совершает свое жуткое дело наперекор нашему инстинкту самосохранения, нашей логике, воле и здравому смыслу.
Смерть беспощадно и грубо попирает все то, пред чем мы преклонялись в этой жизни: красоту, гений, силу, славу, богатство, власть и т. д. Достигнув ореола своего величия, Наполеон кощунственно воскликнул:
«Тебе, Боже, – небо, а мне – земля!».. Бог не возражал. Не прошло много времени и «великий француз» получил от Бога два «маленьких метра» земли… «Из праха взят и в прах возвратился».

Тело человека – изумительный инструмент, организм, созданный перстами всемогущего и непостижимого Творца. При нормальной своей жизни, тело – воплощение здоровья, силы, стройности, гармоничности, красоты. Но, вот приходит смерть и все в корне изменяется, все прекращается, все останавливается: мышление, воля, чувства, воображение, – все становится безжизненным и тленным.
Смерть неподкупна. Сказано: «время рождаться, и время умирать»… и смерть в точности придерживается положенного срока.
Смерть всех уравнивает: «Увы! мудрый умирает наравне с глупым»… (Еккл. 2-я глава). Смерть уравняла Александра Македонского с погонщиком мулов и мудрого Сократа – с неграмотным рабом.

Смерть забирает у нас обратно все то, что мы приобрели, что дано было нам и чем пользовались мы в земной жизни; так что: человек рождается и умирает с пустыми руками. «Как вышел он нагим из утробы матери своей, таким и отходит, каким пришел, и ничего не возьмет от труда своего, что мог бы он принесть в руке своей»… (Еккл. 5-я глава).

Жена миллионера Д. П. Моргана, банкира и промышленника в международном масштабе, находясь на смертном одре, приказала прислуге принести ей любимое ее платье. Умирающая захотела еще раз взглянуть на платье, нравившееся ей больше всех остальных, но для любованья платьем не было уже времени. Когда платье было ей принесено, умирающая, в смертном ужасе, едва успела схватиться своей костлявой рукой за край платья и тут же судорожно скончалась. Пока сообщили об этом мужу и начали приготовлять покойницу к погребению, рука схватившая платье в смертной судороге настолько окостенела, что после всех безрезультатных стараний освободить платье из руки миллионерши, пришлось взять ножницы, обрезать платье вокруг пальцев и с этим зажатым лоскутом материи и хоронить ее.

Какая ирония смерти: из всего неисчислимого богатства, которым эта женщина обладала, она унесла с собою в могилу только тот ничтожный кусочек платья, какой остался в ее зажатой ладони.
Человек не может забыть о своей неизбежной смерти еще и потому, что Бог часто напоминает ему об этом. Он освежает нашу память тяжкими, а порой и неизлечимыми болезнями, несчастными случаями, стихийными бедствиями, опасностями, войнами, революциями, землетрясениями, безвыходными жизненными тупиками и множеством других Его способов и возможностей.
Человека не может не интересовать вопрос загробной жизни еще и потому, что все человеческие попытки устранить смерть, оказались напрасными, наивными, смешными.

Помня все доселе сказанное о смерти, нам становится понятным, почему мудрец глубокой древности желал получить ясный ответ на вопрос: «Когда умрет человек, то БУДЕТ ЛИ ОН ОПЯТЬ ЖИТЬ?».
Надо полагать, что впервые такой  вопрос возник в уме и в сердце Евы, стоявшей у могилы своего сына Авеля. И, с тех пор, с тою же самой непостижимой таинственностью вопрос этот возникал, возникает и будет возникать у всех нормально мыслящих людей.

Вопрос: «Будет ли он опять жить?» стоит пред каждым из нас сегодня.
На этот вопрос пытались ответить философы и мыслители всех времен, но они лишь облекли его в свои невероятные и замысловатые догадки, не дав человечеству исчерпывающего, авторитетного ответа.
На этот вопрос хотели дать ответ основатели всех древних и современных языческих религий, но и они не только не осветили его, но напротив, только затемнили, извратили и запутали его.
Материалисты-безбожники всех времен и всех оттенков претендовали на обладание точным ответом, но вместо ответа преподнесли нам бесформенное- нагромождение громких, но пустых фраз, лишенных Истины.

Атеистические фанатики и ученые «всезнайки» подтасовали множество гипотез и теорий, намеренно подобрав только то, что было выгодно для их предвзятых выводов и умозаключении и отбросив все им противоречащее, сумели обольстить умы простодушных, несколькими искаженными истинами, до сих пор еще не проверенными и не подтвержденными.
К сожалению, такой завуалированный и загримированный под Истину наглый «научный» обман, вверг несколько подрастающих поколений в бездну духовного мрака и грубого заблуждения.

Материализм в современной науке с его отрицаниями духовной природы человека, привел молодежь к безбожию и огульному отрицанию всего того, что находится выше нашей падшей, порочной, плотской натуры. В результате, характерными чертами нашей эпохи являются неверие, сомнения, отрицание и животное равнодушие человека к тому, что ждет его в загробной жизни. Благодаря такому примитивному мировоззрению, круг идей современного человека и общества и круг его интересов сужен, замкнут и ограничивается лишь пределами его земного существования. Подогретое ненасытной жадностью к наживе, накоплению материально-земных благ и к бесшабашной жизни, наше поколение растеряло все свои возвышенные, нравственные и духовные идеалы и рискует закончить бессмысленностью земного своего существования, или же бестиальным одичанием.

Не странно ли, что в наше время культурный человек сомневается в загробной жизни и бессмертии своей души, якобы по той причине, что не имеет для своей веры солидных доказательств, но тут же с решительностью отказывается от всех предлагаемых ему доказательств? Откровенно говоря, он больше всего страшится разумного, чистосердечного «уверования в Бога» и, конечно, связанного с таким уверованием духовного прозрения и чувства ответственности пред Богом за поработившую его волю безнравственность и пороки. По словам Христа: «он не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы«… (Иоан. 3-я глава). Отсюда, при всей логичности веры и при всех доказательствах бессмертия, современный «интеллектуалист» предпочитает жить в слепом неверии. Парадоксально то, что отказавшись от веры в Бога, он тем не менее верит, но верит не в Бога, а в некое «небытие», обещанное ему атеистическими лжепророками: «Умрешь, похоронят, как не жил на свете»…

Эти лжеучители, лжевожди и лжеспасители человечества привыкли, без всякого на то основания, утверждать, что мир является ареной слепых физико-химических сил, заложенных в материи. (Их не волнует вопрос: кто заложил эти силы в материю?). Они склонны даже верить в бессмертие мертвой материи, из которой, якобы, все живое произошло. Подобную «слепую веру в слепую материю», приходится наблюдать, к сожалению, не только у людей малоразвитых, но и у лиц, претендующих на знание логики и точных наук.
Вследствие такой именно нелогичности и нетребовательности некоторых модернистических ученых, такие слова, как Бог, вечность, душа, бессмертие, чудо и другие, исключены из их «научного» лексикона.

В силу этого печального недомыслия, некоторые поверхностные люди, и в самом деле, верят, что отрицание Бога и загробной жизни основано на разуме и является результатом современного возрастающего знания, строго проверенных фактов, плодом последних открытий науки, достижением передовой мысли, культуры и цивилизации. На самом деле, для такого отрицания никогда не было, нет и не может быть какого-то «разумного» основания. Напротив, отрицание Творца Вселенной всегда совершалось вопреки разуму и люди, способные на такое бесстыдное и кощунственное отрицание названы в Священном Писании «безумцами»: «Сказал безумец в сердце своем: нет Бога!» (Пс. 13-й и 52-й).

Безумец сказал – «в сердце своем»… Следовательно, отрицание безумца исходит не из его разума, а из сердца. Человек отрицает бытие Божие не на основании его умозаключений, а по лукавству своего порочного сердца и по своей враждебности к Богу. Разум или здравый смысл никогда бы не привел безумца к подобному беспочвенному убеждению.

Грешнику выгоднее, чтобы Бога и Его строгих требований морали не было, а поэтому он хочет внушить самому себе и убедить окружающих его людей, что Бога нет. Но, от такого личного самовнушения атеиста, Бог не перестанет существовать. Конечно, каждый безумец может спуститься в глубокий и темный подвал и там проповедовать всем находящимся в подвале, что солнца нет, но такая проповедь отнюдь не будет препятствовать солнцу озарять землю своим блеском и обогревать ее своими светлыми, живительными лучами. Такой проповедник будет правым, в своем утверждении, что «солнца нет» для него и для всех находящихся в подвале, но для всех остальных людей, пользующихся благодатными и благотворными его услугами, доказательства существования солнца будут излишними и даже абсурдными. Таким абсурдом показались мужику слова антирелигиозного пропагандиста, который сказал, что Бога нет. На что мужик ответил: «Бога, говоришь, нет? Давеча Бог был, а теперь куда ж девался-то?».

 


 

П. И. Рогозин

ред. shtorm777.ru