Тайны Сфинкса

Тайны сфинкса

Навряд ли найдется хоть один человек во всем цивилизованном мире, который был бы не знал Египетского сфинкса, стерегущего восточную дорогу к пирамидам Гизы.

Сфинкс – синоним тайны. До 1926 года Сфинкс был погребен в земле по горло, и посетители выстраивали догадки, что же может быть внизу. На сегодняшний день археологи могут уверить нас, что сфинкс, освобожденный от песка и окруженный руинами, датируется царствованием Хафры, строителя Второй пирамиды.

Но они же признают, что необходимы еще раскопки, прежде чем можно быть быть уверенными, что под песком больше ничего не скрыто.

Довольно любопытна история сфинкса, о которой мы узнаем из раскопок, в особенности тех, что производились между 1926 и 1936 гг. Нет никаких сомнений в том, что этот лев с человеческой головой был частью комплекса пирамиды Хафры, но это уникальное произведение, и ни один другой фараон не может похвастаться таким грандиозным сооружением. Мы можем задаться вопросом, откуда он взялся и почему Хафра позволил себе такую гигантскую «новинку». Ответ – в положении скульптуры.

Египетский сфинкс занимает обширный скалистый амфитеатр на восточном краю плато: это не что иное, как громадный карьер, из которого рабочие вырубали камень для строительства пирамид и масштаб частных лиц. Они брали самый лучший твердый камень, так что в результате со дна карьера начала выступать масса более мягкой скалы. Эта огромная масса, находящаяся возле нижнего храма, закрывала вид на Вторую пирамиду и дорогу к ней и, вероятно, выглядела не очень красиво.

Перед строителями появилась задача: или полностью снять ее, или во что-либо переделать. Может быть, ее природные очертания чем-то могли напоминать сидящего льва. Как бы там ни было, архитекторы Хафры представили ее в виде великолепного сфинкса, а умелые каменщики перенесли видение в действительность, создав из уродливой помехи удивительный памятник своему царственному владыке.

Сфинкс высотой 20 м. и длиной 57 м. изначально был вырублен попросту из скалы без какой-то дополнительной каменной кладки. Из-за мягкости камня время и постоянные песчаные бури источили тело и лапы, и временами последующие фараоны чинили их при помощи каменных блоков. Египетский сфинкс обращен лицом к восходящему солнцу. Его очертания просты, поза величественна; лицо, обрамленное царским головным убором немес, – идеализированный портрет самого Хафры.

Тут мы должны опровергнуть частенько повторяемую историю о том, что наполеоновские солдаты сломали сфинксу нос, используя его как цель при упражнениях в стрельбе. Эту историю опровергает свидетельство арабского историка Макризи (ум. 1436): «В наше время был один человек. Звали его Саим-эль-Дахр, и он был суфием. Этот человек желал восстановить веру, и он отправился к пирамидам и обезобразил лицо Абу’л Хола (одно из арабских имен сфинкса), и он остается таким до сего дня. С тех времен, как его изуродовали, песок пришел на обработанные земли Гизы, и люди думают, что это оттого, что изуродовали Абу’л Хола».


Когда сфинкс был возведен, он символизировал царя, и его лицу было придано сходство с Хафрой. Хотя ни один другой фараон не старался подражать памятнику Хафры, в конце многих дорог к пирамидам Пятой и Шестой династий есть рельефы, изображающие царя в виде сфинкса, попирающего распростертых врагов Египта. Может быть, что создатели этих рельефов вдохновлялись сфинксом в Гизе, потому как он занимает подобное же положение (в начале дороги) по отношению к комплексу пирамиды Хафры.

К эпохе Нового царства египетские понятия о сфинксах претерпели изменения. Хотя сфинкс как и прежде символизировал царя (а сфинкс-женщина – царицу), Египетский сфинкс начал представлять бога Солнца. Как таковой, он стал центром особого культа и местом паломничества. Несмотря на все это, наступающий из пустыни песок временами наполовину хоронил его, и даже в наше время необходимы постоянные раскопки, чтобы он был свободен от песка.

К середине XVIII династии сфинкс, вероятно, оказался погребенным по шею. Пустыня вокруг пирамид была полна дичи; царевичи и знатные люди с удовольствием там охотились. Согласно одному древнему документу, однажды произошло так, что молодой царевич по имени Тутмос, младший сын Аменхотепа II, охотился в тех местах. В полдень он остановился, для отдыха и обеда, и заснул в тени головы сфинкса – единственной части статуи, которая к тому времени выступала из песка. И царевич увидел сон: бог начал говорить с ним и пожаловался на засыпающий его песок, который мешал ему дышать. Он обещал Тутмосу трон Египта, если царевич очистит песок.

Тутмос обещал ему это и, пробудившись, исполнил свой обет. Но он никому не рассказал о своем сне. Хотя у Тутмоса были старшие братья, сфинкс также исполнил свою часть сделки и царевич вступил на трон как Тутмос IV. Он убрал песок, и снова сфинкс оказался на свободе. Чтобы предотвратить дальнейшее наступление песка, Тутмос построил вокруг сфинкса несколько стен из глинобитных кирпичей с севера, запада и юга; на кирпичах стоит печать с его именем. История о сне Тутмоса и его договоре с богом была высечена на гранитной плите, поставленной у груди сфинкса, где она стоит по сей день.

Может быть, эта история – своего рода пропаганда, и она была выдумана Тутмосом, в доказательство того, что его вступление на трон – следствие того, что он избран богом. У него не было прямого права на трон, он провозгласил себя фараоном или в силу своей влиятельности, или же из-за конфликтов в царской семье.

Вероятно, его могли поддержать жрецы Гелиополя и Мемфиса, которые очень почитали бога Хор-Эм-Ахета, которого символизировал сфинкс. Соответственно Тутмос хотел показать народу, что он избран богом Солнца, чтобы править Египтом. (В этом он следовал примеру некоторых своих предков, самой знаменитой из которых была женщина-фараон Хатшепсут. Она утверждала, что является дочерью бога Амона-Ра, который посещал ее мать, приняв вид ее супруга, фараона Тутмоса I. Целью Хатшепсут было убедить народ, что ее притязания на трон перевешивают претензии ее племянника.)

Последние раскопки вокруг сфинкса, которые были предприняты Департаментом древностей под руководством Селима Гассана, дали возможность обнаружить множество любопытных стел и памятников. Они говорят о том, что Египетский сфинкс был целью паломничества царей и частных лиц на протяжении всего Нового царства. Наиболее важным оказалось открытие небольшого храма сфинкса, находящегося непосредственно к северо-востоку от него самого. Этот храм, построенный из глинобитных кирпичей, в котором двери с надписями были сделаны из высококачественного белого известняка, был воздвигнут Аменхотепом II, сыном великого старого воина – Тутмоса III.

Фараон поведал историю основания храма на большой белой стеле из известняка, располагавшейся у задней стены храма. Еще в детстве Аменхотеп обожал охоту и спорт. Он был счастлив только тогда, когда мог пробраться в конюшни своего отца в Мемфисе, чтобы поездить на колеснице и поучиться тренировать лошадей и ухаживать за ними. Один придворный сообщил об этом фараону, но Тутмос выразил радость, узнав, что его маленький сын уже ведет себя как настоящий мужчина.

Он призвал к себе сына и спросил, что он умеет делать. Царевич гордо продемонстрировал свое мастерство колесничего, и Тутмос, в восторге от таланта и умения сына, приказал подарить ему все мемфисские конюшни. Потом, рассказывает Аменхотеп, однажды он запряг свою колесницу в Мемфисе и поехал к некрополю в Гизе, где пробыл весь день, осматривая памятники и удивляясь чудесам пирамид и сфинксу. После он поклялся, что, взойдя на трон, воздвигнет храм в честь сфинкса, и поставил стелу с записью о своем визите и о приятном дне, который он провел у пирамид.

Следующие правители вносили свои добавления в храм Аменхотепа II. Фараон XIX династии Сети I воздвиг стелу из известняка в боковой молельне у главного зала. На стеле показывается, как Сети охотится на диких зверей, и надпись говорит, что он пришел туда, куда люди приходят молиться. Сети тоже добавил к главному входу косяки, на одном из которых есть надпись его сына Мернептаха.

Вдобавок к стелам фараонов и царевичей есть много таких, которые воздвигли их подданные. Некоторые были попросту таблицами с одним или несколькими человеческими ушами, на которых порой написана молитва или имя дарителя.

Есть предположение, что эти уши – уши бога: молящийся ставил эту табличку так близко, как только возможно, к изображению божества, где его молитва, как считалось, ожидала внимание бога. Во многих из этих надписей люди просят духовных даров, к примеру ума, понимания и довольства сердца.

Весьма любопытны также стелы с изображениями самого сфинкса. Как правило они показывают его в короне, с телом покрытым соколиными перьями и в большом ожерелье: он лежит на высоком пьедестале, который часто окружен карнизом и снабжен дверями. Эти черты требуют объяснений: ведь изображения делались художниками тех времен, которые хорошо знали, как именно выглядит сфинкс. Корона и перья легко объясняются. На макушке сфинкса имеется глубокая квадратная дыра (теперь заполненная), в которой, несомненно, находился «шип» присоединенной сверху короны. Перья и ожерелья, вероятно, были добавленными к сфинксу украшениями.

Но пьедестал заставил Масперо и других исследователей пуститься в безуспешные поиски. Еще с древних времен, может быть с эпохи Птолемеев, традиция утверждала, что под сфинксом существует тайная комната или даже гробница и что, вероятно, даже подземный проход связывает статую со Второй пирамидой. Масперо потратил много сил и денег, чтобы отыскать этот пьедестал, от которого, как он считал, и берет начало традиция. Он очистил переднюю часть памятника вплоть до скалы, но не обнаружил никаких следов.

Весь памятник очистили в 1926 году, и стало очевидным, что Египетский сфинкс лежит на ровной поверхности старого карьера и образует с ним одно целое. Загадка пьедестала осталась нераскрытой. Но через несколько лет она получила свое объяснение из за случайной фотографии, снятой во время последних раскопок. Если смотреть на сфинкса с востока, то кажется, что он лежит на крыше своего храма, и когда храм с его карнизом и дверями был закончен, то он должен был в точности напоминать высокий пьедестал на изображениях.

Мы знаем, что в эпоху Нового царства храм сфинкса был полностью похоронен, потому как фундамент храма Аменхотепа был построен мостиком через один из его углов. Несмотря на все это, художники знали, что такое здание существовало, и были знакомы с его внешним видом. (Это показывает на то, с какой уверенностью мы можем полагаться на древние документы, а также говорит, что египтяне знали об истории своих древних памятников гораздо больше, чем мы можем представить.)

На изображениях Нового царства также видна колоссальная статуя фараона, стоящая перед грудью сфинкса. Все, что теперь от нее осталось, – это большой неровный вертикальный выступ из груди сфинкса, все детали формы и черт которого уже стерлись.

Стелы и вотивные фигурки сфинкса, львы и соколы, обнаруженные вокруг него, содержат имена, под которыми его знали и почитали. Более часто его звали Хор-Эм-Ахет – «Гор на горизонте» или же Хорахти – «Гор горизонта». Оба имени довольно уместны, так как древний некрополь назывался Ахет Хуфу – «Горизонт Хуфу».

Порой сфинкса называли Ху и Хол; его также отождествляли с ханаанским богом-соколом Хоруном, культ которого был популярен в Египте во время XIX династии. Египтяне Нового царства опять начали использовать скальные могилы Древнего царства в скале к северу от сфинкса. Некоторые из них опять стали погребениями, а другие – вместилищами стел и вотивных фигурок, дарованных последователями культа сфинкса. В некоторых случаях на более высоком уровне вырубали новые гробницы.

Культ сфинкса не переставал процветать даже после упадка Рамессидов, и граффити в близлежащем храме Исиды упоминают о его жречестве и храме. Большой интерес к памятникам Древнего царства в Саисский период, конечно, увеличил популярность сфинкса. Некоторые фараоны оставили вотивные фигурки, и важные лица вырубали свои гробницы в тех местах. Странно, что Геродот в своем рассказе о пирамидах Гизы не упомянул о сфинксе.

При Птолемеях сфинкс, как видно, был свободен от песка, потому как статуя начала терять форму из-за эрозии. Строители восстановили его первоначальные очертания при помощи маленьких блоков известняка, которые все еще возможно увидеть на лапах, боках и хвосте. Кроме этого, между лапами появился алтарь из красного гранита.

В римский период сфинкс не переставал быть популярным, привлекая паломников и туристов. Была выстроена большая лестница, ведущая из долины вниз, в амфитеатр, и рядом стояли памятники в классическом стиле, напоминавшие о визитах важных иностранных гостей. Кроме этого, путешественники писали свои имена и отзывы на лапах сфинкса и на известняковых плитах, которые они ставили рядом с ним. Как бы мы ни оплакивали такой вандализм, все же нужно простить человека, который написал такое греческое стихотворение на одном из пальцев сфинкса:

…и они погибли,
Те стены Фив, что выстроили Музы,
Моя стена не опасается войны,
Она не ведает ни опустошений, ни рыданий,
Она всегда ликует в праздниках и пирах,
И хоры молодых, придя со всех сторон,
Мы слышим флейты, а не трубы боя,
И кровь, что мочит землю, жертвенных быков,
А не людей, которым режут горло.
Нас украшают праздничные платья, не доспехи,
В руках у нас не длинный меч,
А праздничная чаша для пиров.
Всю ночь, пока мы жертвы сожигаем,
Гармахису (Хор-Эм-Ахету) мы распеваем гимны,
И наши головы увенчаны венками.

Чарующая красота этих строк воссоздает живую реальность прошлого. Праздники перед сфинксом, молодые люди, поющие и играющие на музыкальных инструментах, – их возможно было видеть здесь в каждую летнюю ночь в полнолуние. В мирной пустыне, когда мягкий лунный свет озарял величественные очертания сфинкса, мысли уносились к миру и покою, и «война и слухи о войне» казались далекими и нереальными.

Прошли тысячелетия, но Египетский сфинкс все еще смотрит на восток, слабо, таинственно и высокомерно улыбаясь. Он видел дни расцвета Египта, видел и чужеземные войска на священной земле, что простирается под его лапами. Времена меняются, история Египта знала взлеты и падения, но египтяне постоянно обращались к своей древней истории за вдохновением. Они смотрели на египетские пирамиды как на символ стабильности и гордости, но сфинкса они считают источником вечной мудрости и надежды на будущее…

 


 

А.Фахри

ред. shtorm777.ru