Вызов духов

Чтоб никто не помешал, пацаны сняли отдельный кабинет в китайском ресторане. Был уже вечер, часов десять. На улице — хоть глаз выколи. Ветер крутил снежные столбы.

Пока два официанта неторопливо сервировали стол, Вова смотрел в окно, куря сигарету. А едва они удалились, нервно достал из кармана мобилку.

— Абонент временно недоступен, — сообщил приятный женский голос.
— Что за манеру взял — трубку выключать!.. — проворчал Вова. — Особенно, когда он нужен!..

— А ну Сяву в пень. — Лелик скривил горбатый нос. — Кто не успел, тот опоздал!..

Вова мрачно посмотрел в угол — там у стены стояла плоская коробка вроде тех, в которых продаются шоколадные наборы, только раза в два побольше:

— Что это?
— Сыну игрушку купил… А ты что подумал? Бомба, да?

Пацаны заржали. Были они все какими-то одинаковыми — грузными, бритоголовыми, с цепями на могучих шеях, в костюмах от Кардена и Версачи.

— А что, — сказал Костя. — в Вову уже два раза стреляли. Только разве такого бугая из калаша положишь? Его только бомбой можно взять. Желательно, атомной…

— Типун тебе на язык! — отозвался Вова. Он сел за стол, затянулся новой сигаретой и спросил: — Ну что, сперва дела или хавчик?

— Одно другому не помеха, — отозвался Леха и свинтил пробку на коньячной бутылке. — За что будем пить?


— Как водится — за наше безнадежное дело! — ответил Костя.
Они чокнулись и выпили.
— Коньячок ничего, — сказал Леха. — Вот сейчас Вальку, небось, икается!..
— Пусть икает, — разрешил Костя. — Не будет опаздывать!
— Так нельзя, — сказал Вова. — Он в деле. А если у пацана уважительная причина?

— Уважительная причина есть только одна — смерть, — сказал Костя. — Все остальное — гнилые отмазки.

— Ты это того… фильтруй базар, — ответил Вова. — И почему — безнадежное дело? Все путем, классическая разводка кроликов.

Пацаны уже ели. Вова тяжело вздохнул, глянул на два набора столовых приборов — европейский и китайский, ухватил крылышко двумя руками и впился зубами.

Минут 10 комнату наполняли чавканье, стук вилок и звон бокалов. Потом Леха глянул на часы, достал из кармана телефон, послушал немного и вернул трубку на место.

— Ну что? — спросил Вова.
«Абонент временно недоступен»! — не без сарказма процитировал Леха.
— Козел! — сказал Вова.
— Еще какой! — подтвердил Леха.
— Не, ну это безобразие…— сказал Лелик. — Мы, значит, сюда просто похавать приехали, а он весь приделах…

— Доедаем и уходим, — поддержал Костя. — Это неуважение. Если он задерживается, мог хотя бы позвонить…

— Ждем, — сказал Вова. — А вдруг у него мобила сдохла?
— В машине бы подзарядил! — не сказал, а рявкнул Костя.
— Ладно, успокойся. Приедет — разберемся… — Вова скучающе огляделся и вдруг оживился. — Так что в коробке? Настольный бильярд? Играем. 100 баксов партия.

— На фига моему пацану настольный бильярд, если настоящий есть — красного дерева? — сказал Лелик. — Это такая доска, с духами общаться, спиритизм называется.

— Сколько отвалил?
— Штуку.
— Баксов?
— Ну.
— Да ей цена стольник, не больше!
— Вещь настоящая. Мне дружбан привез из Англии.
— Никогда не видел. Покажи, не в падлу…
Если это и была подделка, то очень старая. Доска потемнела от времени, покрылась тонкой сетью трещин. Поверхность испещрена буквами английского алфавита, цифрами и какими-то магическими знаками.

Ко всему этому прилагалась металлическая треугольная пластинка с круглой прорезью в центре.

— Говоришь, настоящая и духов вызывать можно? — спросил Вова. — А как она работает?
Тут Лелик замялся.
— Мне рассказали, но я не пробовал.
— Вот и давай попробуем… Че делать-то надо?
Тарелки, бутылки, стаканы и столовые приборы убрали на подоконник. Официант принес три свечки. Свечки поставили треугольником. Вова, щелкнув зажигалкой, поджег фитили и выключил бра, висевшее на стене. От полутьмы, слегка подсвеченной тремя красноватыми огоньками, как-то стало не по себе.

— Значит, так, — сказал Лелик каким-то странно звенящим голосом. — Возьмите друг друга за руки и положите кисти рук на столешницу. Кольцо замыкается на мне, но мои руки должны лежать на доске, а пальцы — на пластинке…

Он помедлил немного.
— Теперь молчите и не дергайтесь, что бы ни произошло…
— А что может произойти? — спросил Костя и глупо хихикнул. — Что, сразу менты прикатят?

На него зашикали со всех сторон.
— Помолчи немного, — сказал Лелик.
Костя замолчал.
— Духи, в натуре, вы здесь? — спросил Лелик, обращаясь, казалось, к потолку.

Пауза.
— Духи, я обращаюсь к вам… Вы здесь? Придите, мы хотим побазарить с вами…

И вдруг вскрикнул:
— Ой, бля!.. Она шевелится!!!
— Кто шевелится? — спросил Вова.
— Железяка эта хренова!!!
— Как это шевелится!
— Не знаю, блин! Не знаю!.. Но когда я второй раз позвал духов, она шевельнулась! Сперва в прорези была буква «d», теперь — «а». Это что означает? «Да», что ли?

— Спроси еще что-нибудь, — предложил Костя.
— Духи, это точно вы?.. Опять, о Боже!..
— Что опять?
— «Da»!!!
— Ладно, допустим, — сказал Костя. — Дух принцессы Дианы, ты здесь?
— «Da».
— Ты сама разбилась или тебе помогли?
— «Menja ubili».
— Я в этом и. не сомневался, — сказал Костя. — Из-за Додика?
— «Bez kommentariev».
— Могла бы и ответить… Тебе что, не в кайф с нами потрещать немного?
— Ну что ты как маленький? — не выдержал Вова. — Это все Лелик чудеса творит!
— Я здесь не при делах, пацаны! — сказал Лелик. — Я сам охрениваю!
— Спрашивать надо такое, на что только ты сам знаешь правильный ответ.
— Вот и спрашивай! — огрызнулся Лелик.
Вова задумался. Потом спросил негромко:
— Эй, тезка, ты тоже здесь?
Пацаны обмерли. Они поняли, что Вова обращается к другому Вове, своему компаньону, которого убили лет 5 назад. Ему не повезло: думал, что забил «стрелку» лохам, а они оказались отморозками…

— «Da», — прочитал Лелик дрогнувшим голосом.
— Ем… — сказал Вова. — Ну, если это ты, скажи, на чем мы с тобой поднялись в 89-м году?

— «Produkti dlja Gruzii».
— Это уже не секрет… А через какой банк мы бабки обналичивали?

— «Kombank».
— Допустим. Там, помнится, был нестандартный откат… Сколько мы заплатили?

— «16 procentov. A v Pervom nacionalnom — 18»…
— Блин! — пробормотал Вова. — Про второй банк — Первый национальный — только мы с тобой знали… Вован, это ты что ли в натуре?

— «Nu da».
— Как тебе там, кори фан? В смысле — на том свете?
— «Dumal, budet hushe».
— Ясно. А мы тут сидим, квасим, Вальку Хмурого ждем…
— «Оп ne pridet».
— Почему?!
— «On vas kinul. On с Kirjushei shlestnulsja».
— С Кирюшей? Что?! Откуда ты знаешь?
— «Mne otsjuda vidnee».
Все сидящие за столом сделали движение, как будто намерены вскочить и броситься к выходу. Все, кроме Вовы.

— Сидеть! — заорал он, — Руки не разнимать!
— Ведь свалит же, падла! — завопил Костя. — Потом не найдём!
— Ещё один вопрос, последний! Где сейчас Хмурый?
— «V kabake u Ostankino».
— Знаю, знаю! Это кабак Кирюши! У-у-у, сука!.. Спасибо, друг!..
…Вальку Хмурого взяли тепленьким, когда он меньше всего ждал неприятностей. Он настолько обалдел от неожиданности, что даже сопротивления не оказал. Только спросил, когда его заталкивали в джип:

— Кто на меня слил?
Ему не ответили. Отвезли в подмосковные Химки и поговорили «по душам». Хорошо поговорили, но без рукоприкладства. Хотя разных нехороших слов и пожеланий было произнесено немало.

В общем, Хмурый раскололся по полной программе. Рассказал не только о том, как переуступил «кроликов» Кирюхе. Признался и в мелочах. Оказывается, он обдирал подельников последние месяцы, как липку.

Пацаны с трудом удержались от соблазна замочить Хмурого. Ограничились тем, что выставили на бабки и отобрали кожанку, ботинки, деньги и мобилу.

— Чапай домой, пока мы не передумали, — сказал Вова.
И Хмурый пошел, по щиколотку увязая в снегу. Пацаны заржали.
А потом Вова повернулся к Лелику и спросил:
— Ты доску в кабаке оставил или она в машине?
— А что?
— Полезная вещь. Она тебе за штуку досталась. Я 10 дам.
— Не могу. Сынишке обещал.
— Что такое тысяча процентов с операции, он лучше нас с тобой знает. Он поймет.
— Извини, нет.
Вова покрутил носом, сказал: «Ну, ладно…» и уехал первым.
Никто не удивился, когда в скором времени стало известно, что он оформил двухнедельный тур по Англии.

 


 

А.Масалов

ред. shtorm777.ru