Вещие сны

Что несут в себе вещие сны?…

Вещие сны, это наиболее удивительный феномен нашей психики, и до наших дней наука не определилась, как нам к ним относится . Принимать их за вымысел или же за подтверждение колоссальных возможностей, которые таятся в нашем мозге?

Репортер газеты The Boston Globe Эд Сэмсон , в конце августа 1883 года , сильно выпил после того как сдал номер и, не в силах добираться домой, заснул  в редакции на диване . Посреди ночи он вскочил в панике: Сэмсону приснилось , как тропический остров Пралапе погибает из-за неимоверного взрыва вулкана. Население, исчезающие в потоках лавы, столбы пепла, громадные волны -все это было так реально, что он не мог отделаться от видения. Эд Сэмсон  решил записать свой сон, а после, все еще в хмельном состоянии, вывел на полях «важно» — для того чтобы помыслить на досуге, что же все это могло означать .

И направился домой, забыв запись на столе. Редактор утром посчитал, что Сэмсон получил от какого-то телеграфного агентства сообщение , и пустил информацию в номер. Этот «репортаж» был перепечатан множеством газет, прежде чем выяснили, что на карте никакого острова Пралапе  нет и ни одно агентство не передавало сообщения о катаклизме. Дело для Сэмсона и The Boston Globe могло закончиться прескверно, но ровно в это время получили информацию о ужасном извержении вулкана Кракатау. До мельчайших деталей совпавшую с тем, что привиделось во сне  Сэмсону . И более того: выяснилось, что Пралапе это древнее туземное название Кракатау…

Сегодня проверить , насколько правдивой была эта история, конечно же невозможно. Однако свидетельств о вещих снах довольно много, чтобы можно было просто объявить все их только выдумками. Свидетельствовали о таких снах  Авраам Линкольн и Альберт Эйнштейн, Марк Твен и Редьярд Киплинг и еще многие тысячи людей на протяжении истории человечества, не зависимо от эпох, цивилизаций и культур. В таких сновидениях содержится информация, которая не является символической: образы куда более яркие, чем в «обычных» снах, а смысл нечем не прикрыт. И таким образом,для того чтобы понять эти сны, нет надобности их анализировать.

С момента зарождения в конце XIX века парапсихологии, пытающейся с точки зрения науки исследовать сверхъестественные способности человека, ее адепты пытались понять, не являются ли вещие сны отражением процесса «подсознательной логики». Возможно, мы конструируем будущие события на основе не зафиксированных сознанием знаков? Ведь без всякого нашего сознательного участия мозг способен регистрировать невероятное количество мельчайших деталей, теряющихся в общем массиве информации: едва слышимые звуки, краем глаза пойманные образы, микровибрации, запахи, обрывки случайных мыслей и слов.

Во время сна мозг сортирует и классифицирует эти данные, устанавливает между ними связи и, быть может, выводит из их совокупности неизбежность событий, логика которых недоступна нам в состоянии бодрствования. Пожалуй, это могло бы быть прекрасным объяснением некоторых снов. Но далеко не всех. Какие вибрации и звуки могли подсказать тому же Сэмсону в бостонском баре, что в этот самый момент на другом конце света начал извергаться вулкан, да еще и сообщить имя острова, в последний раз появлявшееся на картах в середине XVII века?

Лабораторные сны …

Вадиму Ротенбергу — психофизиологу однажды приснилось, что он упал, поскользнувшись около дома, и очки его разбились о лед. Ничего особенного в этом сне, конечно, не было, но на следующее утро Ротенберг поскользнулся у дома -на том самом месте, которое видел во сне. Очки, естественно, упали и разбились. Но задуматься всерьез над странными снами Вадима Ротенберга подтолкнуло не это событие, а его научная специальность — психофизиологией памяти и межполушарных отношений мозга он занимается давно и профессионально. И с темой вещих снов сталкивался не раз.

«Когда я начал интересоваться пророческими снами, гипнозом и другими загадочными феноменами, коллеги предрекали мне полную обструкцию академического мира, — говорит он. — Но это меня не испугало. Я уверен, что тема и сегодня заслуживает серьезного научного изучения». К сожалению, на этом пути немало трудностей. Субъективные состоят в том, что научное сообщество и впрямь относится к парапсихологии очень скептически.

«В академической науке господствует представление о случайных совпадениях образов сновидений с будущими событиями, -поясняет Вадим Ротенберг. — Такие совпадения статистически очень маловероятны, но именно они и запоминаются в силу их высокой личностной значимости». Иными словами, нем может хоть каждую ночь сниться, что близкий нам человек, например, гладит кошку: скорее всего, мы просто не запомним такой сон. Но вот если во сне тот же человек сунет голову в пасть тигру, то сон уже не забудется. А уж если нечто подобное произойдет вскоре в реальности, то мы и вовсе уверуем в вещие сны. Хотя речь будет идти всего лишь о совпадении.

Существуют и объективные препятствия. Как вообще можно фиксировать сны и получаемую в них информацию? Тем не менее подобные попытки предпринимаются. Психологи Монтэгю Ульман и Стэнли Криппнер, например, во время сна у участников эксперимента регистрировали физиологические показатели: электрическую активность нейронов головного мозга, движения глаз, мышечный тонус, пульс. На основании этих данных определяли начало быстрого сна (фазы сна, сопровождающейся сновидениями).

В этот момент один из исследователей, находясь в отдельной комнате, сосредотачивался на «передаче» спящему определенных мыслей и образов. После этого испытуемого будили и просили рассказать сновидение. В снах регулярно присутствовала та информация, которая передавалась спящему. Впоследствии результаты этого исследования не раз подтверждались.

Через пространство и время …

Вадим Ротенберг выдвигает гипотезу, которая могла бы объяснить результаты этих опытов. Суть ее в том, что за анализ, рациональное объяснение и критическое восприятие реальности отвечает левое полушарие нашего мозга, которое доминирует, пока мы бодрствуем. Но во сне главная роль переходит к правому полушарию, ответственному за образное мышление. Освобожденное от сознательного и критического контроля, правое полушарие может проявлять свои уникальные способности. Одной из которых является возможность улавливать те или иные сигналы на расстоянии.

Прежде всего это касается информации о наших близких, поскольку она особенно важна для нас. «У меня был приятель, который буквально запугал свою маму: несколько раз при пробуждении он говорил, что надо связаться с тем или иным их родственником или другом (порой проживавшим в другом городе), ибо с ним не все в порядке. И каждый раз оказывалось, что действительно случилось нечто трагическое», — рассказывает Вадим Ротенберг.

И все же такие сны, хотя они и впечатляют нас сверх всякой меры, трудно назвать пророческими: ведь в них содержится информация о событиях, происходящих с людьми, отделенными от нас в пространстве, а не во времени. Можно ли хоть как-то объяснить сны, ясно сообщающие
нам о том, чему еще только предстоит произойти? Пожалуй, да. Но для этого придется подвергнуть ревизии ни много ни мало наши фундаментальные представления о Вселенной.

«Как же так может быть?» …

Физик Джон Стюарт Белл  еще в 1960-х годах математически доказал то, что после  подтвердилось и экспериментально: две частицы могут обмениваться информацией со скоростью, превышающей скорость света, словно обращая таким образом поток времени вспять. Абсолютно изолированные друг от друга пучки фотонов ведут себя так, будто каждая частица «заранее знает» о том, как поведет себя другая. Сам Белл в популярных лекциях иллюстрировал этот невероятный факт простым примером: допустим, в Дублине живет человек, который всегда ходит в красных носках, а в Гонолулу — человек, который всегда ходит в зеленых.

Представим, что мы каким-то образом заставили человека в Дублине снять красные носки и надеть зеленые. Тогда человек в Гонолулу должен в тот же миг (не имея возможности узнать о том, что произошло в Дублине!) снять зеленые носки и надеть красные. Как это возможно? Информация между ними передается со сверхсветовой скоростью по каким-то тайным каналам? Или оба получают ее из некоего будущего, действительно зная, как и в какой момент следует поступить? «Теорема Белла поставила физиков перед неприятной дилеммой. Предполагается одно из двух: либо мир не является объективно реальным, либо в нем действуют сверхсветовые связи», — отмечает основатель трансперсональной психологии Станислав Гроф.

Но если так, то крайне сомнительными становятся и привычные нам представления о линейном времени, спокойно текущем из вчера в завтра. Конечно, признать, что мир устроен не так, как мы привыкли думать, — трудно. Но вот что писал по поводу наших проблем с пониманием Вселенной и ее законов выдающийся физик XX века, нобелевский лауреат Ричард Фейнман:

«Трудность здесь чисто психологическая — нас постоянно мучает вопрос: «Как же так может быть?», в котором отражается неконтролируемое, но совершенно необоснованное стремление представить себе все посредством чего-то очень знакомого. … Если сможете, не мучайте себя вопросом «Но как же так может быть?», ибо в противном случае вы зайдете в тупик, из которого еще никто не выбирался. Никто не знает, как же так может быть»…

 


 

«Интересная газета»  — (Пси-фактор  №2 2014)

ред. shtorm777.ru