Два мира в нас

Два мира в нас

Когда я гуляла по бархатному прибрежному песку Гавайев, и нежный прибой касался моих ног, казалось немыслимым существование в этом мире различных проблем, беспокойства и страданий. Воздух был теплый и ароматный, а солнце медленно тонуло в беспредельности Тихого океана. Небо сало окрашенным в удивительные багряно-золотистые цвета, которыми так знамениты закаты в этом райском уголке. Я не смогла преодолеть желания окунуться перед ужином в прозрачные океанские  воды. Пляж был пустынным и это вызывало в душе неясную тревогу, впрочем, в скором времени исчезнувшую.

Волны прибоя уже доходили мне по пояс, а я продолжала идти вперед. В мои ноги ткнулась ярко окрашенная рыбка. Растянувшись на спине и отдавшись на волю вод, я обратилась к событиям прошедшего дня. Приверженность к изучению местного шаманизма давала мне дополнительную и богатую пищу для раздумий. Закрыв глаза, я отдалась убаюкивающему плеску воды.

Внезапно случайная волна захлестнула мне лицо, и я закашлялась, хлебнув изрядный глоток теплой соленой воды. Сразу перейдя в вертикальное положение и оглядевшись, я поняла, что меня отнесло в открытое море. Поддавшись небольшой панике, я старалась повернуть к берегу, но крутящиеся водовороты отлива свели мои старания на нет, и я ощутила, как меня затягивает глубина. Следующая волна накрыла меня с головой, и я с отчаянием судорожно рванулась за глотком воздуха. Собрав все свои силы, я решила двигаться вперед, держа голову над водой.

В конце концов до меня дошло, что я очутилась в серьезной переделке. Неужто мне предстоит так вот просто погибнуть? Только не сейчас! Еще не время! Ведь впереди ждет так много работы и столько неосуществленных мечтаний. Вдруг в мою голову пришла парадоксальная мысль: что бы со мной ни произошло, погибну я или останусь живой, все равно все закончится к лучшему, и мои приключения еще впереди. Правда, если бы у меня был выбор, я предпочла бы выжить!

Сконцентрировав всю отпущенную мне энергию, я воззвала к Духу о помощи. Пока мое тело, кроме сознания, вело сражение с волнами, мое сердце кричало: «Помоги! Если пришел мой черед уйти, я готова согласиться, но очень многое остается неосуществленным. Прошу тебя, указать мне безопасный путь на сушу!». Через мгновение, мне показалось, что могучая длань невидимого великана мощно толкает меня по направлению к берегу. Я будто стала игрушкой некоей незримой силы. Вскорости я ощутила под ногами песчаное дно и обнаружила себя в нескольких ярдах от линии прибоя.

Чувство радости и благодарности преисполнило меня уверенностью в том, что я буду жить. Вырвавшись из объятий волн, я твердо верила в свое предназначение, и испытывала радость от того, что мне сохранили жизнь…

Когда на другой день я беззаботно потягивала в баре ближайшей гостиницы коктейль «май-тай», официантка, как бы невзначай, сообщила мне одну новость. Оказалось, прошлым вечером, на том же самом пляже утонула молодая девушка.

Случаются в жизни некие поворотные моменты, в которые человек по-настоящему переоценивает свое место в бытии, касающемся непосредственно нас или наших близких. Только тогда приходит осознание Великой Тайны, которая и называется Жизнью. Именно в эти моменты вступают в работу все скрытые резервы нашего организма: так, женщина способна поднять легковую машину, спасая своего ребенка, или безнадежный раковой больной находит в себе силы победить смертельную болезнь.

В эти моменты мы как бы парим над обыденностью, будто пробуждаемся от легкого сна и сливаемся с волшебством, тайной и чудесами, присутствие которых мы не могли заметить в каждодневной суете. На первый взгляд, жизнь, как будто, остается в привычном русле, но глубина и насыщенность существования многократно увеличиваются. Один из апологетов дзен-буддизма так описывает подобное состояние: «Расщепленный волос так же отличается от целого, как небо разнится с землей».

Понимание целостности и нецелостности является тем необходимым изменением нашего сознания.

Нарушение озонового слоя, гибель тропических лесов, возникновение СПИДа, голод, загрязнение окружающей среды, ядерные испытания и изменение климата,— все эти факторы, как техногенные, так и природные, подвели людей к социальному и экологическому кризису. Этот рубеж можно считать поворотным пунктом, некоей точкой отсчета. Наш выбор ясен.

Как результат у нас остаются две возможности: создавать мир власти тьмы, страха и отчаяния, насилия и разрушения или же, шаг за шагом, мы можем построить будущее любви и сотрудничества, радости и изобилия, мира между народами, трепетного отношения к Земле и творческих решений глобальных проблем. Мы можем создать себе или рай, или ад. Мы или погрязнем в Темноте, или совершим великий прыжок к Свету.


Однако некоторые из людей все же выбирают путь темноты — они наслаждаются мрачными пророчествами о неминуемом Армагеддоне, со спокойствием принимают все наихудшее, при этом только пожимая плечами и уверяя окружающих, что больше уже ничего поделать невозможно. «Слишком поздно. Мы попросту покинем эту планету, когда наступит час, а дальше уж пусть она сама справляется с собой!» (И между прочим, в это же время они с удовольствием будут описывать вам все кошмары предстоящего). Может быть, такие люди пытаются уклониться от решения проблем, они отрицают нашу ответственность за перемены и, таким образом, воспитывают в себе страсть к страданиям и мучениям всякого рода, чаще всего напускную.

Но, большинство из нас считает глобальный кризис стимулом к «пробуждению». Эти люди стремятся продвинуться дальше обыденности, отойти от привычного ритма выживания «с девяти до шести», и, в конечном счете, достичь Света. Мы очень быстро приближаемся к Новой Эре — эре пробуждения нового сознания.

По всей планете люди ищут свои пути к достижению новой жизни и к пробуждению духовности. Последние 20 лет характеризовались повышенной жаждой к совершенствованию личности и духа. Отрицая принципы любой ортодоксальной религии с ее твердыми догмами, иерархией, воспеванием мученичества и вечного замаливания грехов, там стараются объединить как старые, так и новые формы духовности. Как результат получается симбиоз идей от буддизма до айкидо, от шаманизма до психосинтеза. Все мы жаждем пробуждения и роста и испытываем тягу к переменам.

Так началось наше пробуждение. Мы еще только «протирали глаза», когда к нам пришло Понимание. Оно складывалось как из опыта Учителей и контактеров, так и из нашей собственной, порой неопределенной, памяти о прошлых жизнях. Понемногу оценивая заложенный в нас потенциал, мы медленно приближались к пониманию того, что же мы представляем собой в действительности.

Тысячелетия назад человек поклонялся Богине, олицетворяющей собой женское творческое начало. В те времена наиболее полно ощущалось единство людей друг с другом, с землей и с Духом. Потом мы стали развивать одну половину нашей целостности, а именно правую, «мужскую», и со временем превратились в странные «однобокие» существа: способные думать, но не чувствовать, способные быть продуктивными, но не чуткими, рациональными, но почти совершенно лишенными интуиции.

Все больше и больше мы прислушивались к громогласному гласу разума, мы научились верить здравому смыслу и логическим доводам, отбрасывая прочь такие «примитивные» понятия как магия, волшебство, феи и ангелы.

Потеряв связь с «женской» мудростью, мы начали верить только в проявления силы и власти — министрам, королям, священникам, лордам и гуру. Мужская энергия стала преобладающей в обществе, и мы перенесли ее отрицательные аспекты даже на веру в Бога.

Давным-давно Богиня была забыта и «сброшена с трона», а центральной фигурой на небесах стал Бог-отец — грозный, критичный, карающий и, что самое главное, полностью отделенный от нас. Рай перестал существовать «здесь», отныне он был только «там». Духовность заменили религиозными догмами, разными вероисповеданиями, которые наперебой противоречили друг другу «во имя Господа Бога».

Проходило время, и мы чувствовали, как все больше отделяемся от Бога. Мало того, во многом Его, с успехом, начали заменять ученые. Как некогда за решением проблем мы обращались к религии, так теперь мы начали уповать на науку и технику. Мы пришли к тому, что стали верить в мир разделенности, страха и борьбы, где единственная реальность это материя.

Ученые доказывали нам, что жизнь на земле это явление случайное, будто бессмысленно бурлил некий котелок, из которого, в конце концов, все и выплеснулось — от известняковых гор до Бетховена. Человечество представляло из себя не более, чем «биохимический гуляш». Более того, такого рода гипотезам нашлись даже научные «доказательства»!

И мы послушно стали отделять материю от духа, а временами о Духе и вовсе позабывали. В конце концов, ведь говорится, что «ничего не может существовать такого, чего мы не в силах увидеть, потрогать, измерить и воспроизвести в лабораторных условиях». А Дух ни коим образом не укладывался в такие рамки.

Наш внутренний голос — нежный, любящий голос Духа — вовсе перестали принимать во внимание. Его начали считать фантазией и плодом нашего воображения. Невидимые реальности со временем исчезли из области нашего понимания и вскоре стали относиться нами к категории мифов и сказок. Сама же Богиня внутри нас уснула, ожидая, когда настанет время, и мы опять вспомним о ее существовании.

У индейского племени хопи есть слово «койяанискват-си», в котором объясняется их отношение к современному миру. Грубо его можно перевести как «потерявший состояние равновесия». Это мир, который зачастую использует рациональность в ущерб нашей интуиции. Мы утратили целостность великой картины, где мужское и женское начало неразрывны.

Конечно, мы сохраняем индивидуальность, но, тем не менее, представляем собой одно целое, а потому нам необходимо присоединить потерянную нами «левую» половину с тем, чтобы решить стоящие перед нами глобальные проблемы.

Мужская, или «правая» сторона, контролируемая логической (левой) половиной мозга, легко справляется в одиночку с самыми простыми задачами, как то: пробуждение от сна, умывание, прием пищи, оплата счетов, управление автомобилем, осуществление покупок и все то, что связано с исключительно насущными проблемами.

Не стоит отрицать, что эта функция жизненно необходима для нормального существования в нашем физическом мире. К сожалению, сама по себе, она напоминает лишь робота с ограниченной программой. Потому, всю полноту ощущения жизни «мужская» половина дать нам не может. Ей не дано привнести в нашу жизнь ее глубокое предназначение и целесообразность. Отделенная от сферы чувств, она не может дать нам ощущения полного слияния с великим таинством бытия.

Карл Юнг, незадолго до кончины, в одной из телевизионных передач, отвечая на вопрос ведущего Джона Фримана, верит ли он в Бога, ответил, что «ему достаточно просто знания, что он есть, а не слепого убеждения». Ограниченность нашей «правой» стороны, ответственной за сбор информации и вынесение определенных заключений, следующих из узнанного, зачастую сводится к доверию к мнению «экспертов». «Правая» сторона может принять решение, верить в Бога или нет, но, не обладая духовным опытом, не в силах ответить на вопрос о его существовании. Лишь «левая» сторона, связанная с правым полушарием мозга, имеет доступ и выход в великую реальность и недоступные измерения.

Любопытен тот факт, что целостная модель вселенной была отражена в «новой науке»: в физике, биологии, экономике, экологии, альтернативной медицине, психологии. Так же как ученые сделали открытие, состоящее в том, что взмах крыльев одной бабочки мог повлиять на климат территории, находящейся за тысячи миль, мистики и шаманы всегда напоминали нам о том, что мы едины. И наша «левая» сторона понимает это. Она знает, что мы никогда не отделялись от Творца. Она знает, что вся энергия, все сознания взаимосвязаны, что нет никакого деления между материей и духом, между землей и небом. И еще она знает, что мы все способны творить «чудеса».

На одном из моих семинаров, женщина-психолог попросила меня объяснить разницу между моим учением и миром тех психопатов и невротиков, которых держат в изолированных палатах сумасшедшего дома. Вволю насмеявшись, я поведала ей, что главное отличие состоит в том, что одной ногой я все же крепко стою в физическом реальном мире. Я прекрасно сознаю разницу между «правой» стороной и «левой», и потому перемещаюсь одновременно в двух мирах.

Когда я работала в системе Национального здравоохранения, мне часто приходилось иметь дело с настоящими психопатами, и я не могу сказать, что эти люди чувствовали себя несчастными, забитыми или запуганными. Многие из них легко контактировали с «левой» стороной, но их проблема как раз заключалась в том, что связь с «правой» у таких пациентов была слишком уж незначительной. (Кстати, многие «левосторонние» люди вовсе не являются душевнобольными, их, скорей, можно отнести к разряду мечтателей, фантазеров или попросту непрактичных личностей. Как правило их часто посещают различные видения, они нередко испытывают приливы вдохновения, но их беда заключается в том, что они неспособны воплотить свои идеи в жизнь. Про таких говорят, что они «витают в облаках».) В действительности, какой толк в том, что вы можете вести беседу с феями, если при этом вы не можете даже заплатить за квартиру и все у вас буквально валится из рук?

Вступить в волшебство, значит полностью объединить два мира, «правую» и «левую» сторону, а из этого следует, что человек должен быть как практичным, любящим, полным радости в обыденной жизни, так и, в то же время, уметь истолковывать свои видения и обращать их в реальные, эффективные действия. Это и означает воплощение Духа.

 


 

Джилл Эдвардз

ред. shtorm777.ru