бриллиант Санси

Проклятье «Санси» или бриллиант — убийца (видео)

Рука ребенка покружила над шкатулкой с драгоценностями и достала большой бриллиант желтого отлива. «Я возьму этот!» – весело сказал мальчик. Но мужчина, который стоял рядом, выхватил камень: «Нет!» Ореховые глаза ребенка сузились, губы скривились. «Почему? Я могу брать любые драгоценности! Они все принадлежат короне, а я король Людовик XV!» Юный властелин даже топнул ногой. Но его дядя, герцог Орлеанский, не дрогнул: «Как раз потому, что вы – король Франции, вы не можете взять этот камень. Ведь это – дьявольский «Санси», его называют бриллиантом-убийцей!».

«Глупости! Отдайте!» – юный Людовик схватил руку дяди. Герцог Орлеанский мягко отвел руку ребенка: «Как ваш дядя и регент, я должен вас оберегать. Об этом камне ходят плохие слухи. Говорят, он приносит несчастья». Герцог скинул желтый бриллиант в бархатное ложе шкатулки и защелкнул ее золотой фермуар. Восьмилетний Людовик вспыхнул: «Вам попросту нравится перечить мне во всем! Что за жизнь?! Мне стелют простыни, а на них уже кто-то спал. Приносят рубашки, которые уже кто-то носил. Даже мои носовые платки кто-то смял. А яблоки?! Они всегда надкусанные! Почему мне достаются одни огрызки?!».

Филипп вздохнул и обнял племянника. Хоть и король, но – ребенок. Как объяснить ему, что его белье, питье и еда проверяются – вдруг отравлены? Ведь его родители и старший брат умерли от странной болезни. Народу было сказано – оспа. Но очень уж странная она была…

«Мы просто оберегаем тебя, малыш, – мягко сказал герцог. – После того как паж поносит твои рубашки, мы знаем, что они безопасны для тебя. ТО же самое и с яблоками. Ну неужели тебе жалко, если твой паж откусит кусочек? Зато сразу станет ясно, что яблоко можно есть». Юный Людовик поднял на дядю свои бездонные ореховые глаза и спросил шепотом: «Вы думаете, меня отравят?..» Герцог Орлеанский скривил в зловещей улыбке свои знаменитые «бурбонские» губы: «Нет, мой мальчик, я не позволю!».

Герцог Орлеанский не лгал. После того как он стал регентом при 5-и летнем племяннике, он очень изменился. Куда девался прежний прожигатель жизни – кутила, мот и любитель женщин? В характере герцога появилась жесткость, во взгляде – угроза. Он готов был на все, чтобы сберечь мальчика. Ведь тот – единственная надежда на стабильность в стране. Покойный «король-солнце», Людовик XIV, прадед этого ребенка и дед самого Филиппа, наплодил множество детей. Теперь все эти ветви семейного древа так и тянутся к трону. Зазевайся регент хоть на секунду – они разорвут молодого короля. Но Филипп обещал умирающему деду-«солнце», что сбережет наследника. Но как трудно держать это обещание! Приходится во всем ограничивать бедного мальчика: ни прогулок, ни мальчишеской компаний. Вот даже бриллиантовую игрушку пришлось отобрать.

«Знаешь, мой мальчик, – примирительно проговорил дядя. – Пожалуй, я расскажу тебе историю этого камня. Чтобы ты мог понять, почему я тебе его не даю. Понимаешь, у каждого старинного бриллианта бывает собственное реноме, как у людей. А этот камень очень стар, и у него нехорошая история. Он принес много несчастий своим владельцам, а часто и смерть. Считается, что его нашли в Индии в начале нашего тысячелетия, то есть 700 лет назад.

Рассказывают, что как-то раз раджа индийской Голконды посетил свои алмазные копи. И увидал, как один из рабов-старателей нашел желтый алмаз, да такой огромной величины, что за эту находку полагалось особенное вознаграждение: надо было отпустить старателя на свободу. Но жадный правитель не хотел терять раба. Раджа попросту выхватил камень из рук работника, сказав, что он сам только что нашел алмаз. Вот тогда старатель в сердцах и предсказал, что желтый алмаз будет приносить владельцам одни несчастья».

Юный король, восторженно глядя на дядю (какие увлекательные истории он знает!), тут же стал требовать продолжения: «Дальше! Что было дальше?».

Герцог улыбнулся, радуясь вниманию племянника (видит Бог, у этого ребенка так мало поводов для радости!): «Уж не знаю, как там в Индии, но в Европе этот камень объявился в XV столетии в сокровищнице герцога Бургундского – Карла Смелого. Говорят, что нынешний «Санси» – только часть огромного необработанного алмаза, который Карл приказал разрезать натрое. Один камень в начале 1470-х годов Карл отослал в подарок королю Франции Людовику XI, а другой – папе римскому Сиксту IV».

«Я знаю про Сикста! – радостно вспомнил ребенок. – В честь него была создана в Ватикане особая капелла, а великий Рафаэль нарисовал там на фреске Сикстинскую Мадонну». – «Верно, мой мальчик. Подарки Карла настолько понравились и французскому королю, и римскому папе, что они начали все время носить алмазы с собой: Людовик в огромном кольце, а Сикст в специальном мешочке на поясе. И представь, камни были на каждом в день кончины. Как ты понимаешь, это зловещий знак.

Третий же камень, который Карл оставил себе, видно, тоже невзлюбил хозяина. Правда, поначалу все было хорошо. Искусный ювелир Беркен предложил Карлу Смелому увеличить стоимость его алмаза – огранить его. Тогда гранить алмазы умели только на Востоке. Потому в Европе было много алмазов, но бриллианты – на счет».

Рассказывая, Филипп Орлеанский увлекся. Он любил драгоценности и много о них знал. Вот и сейчас он будто увидел сценку, затерянную во времени: старик ювелир дрожащими пальцами раскрывает перед жадным взглядом герцога Карла кожаный мешочек с ограненным алмазом. Не удержавшись, правитель выхватывает сокровище прямо из рук старика. Кожа скрипит, завязки рвутся, и прямо в руки Карла выпадает сноп разноцветных искр, сверкающих даже при чадящих свечах. На секунду оба – и ювелир и властитель – цепенеют. И вдруг Карл, не боявшийся ничего в смертельных битвах, тонко вскрикивает и закрывает глаза – так резко переливается всеми цветами радуги огромный алмаз, ставший бриллиантом.

«Я огранил его 32 гранями, мой господин! – прошептал ювелир. – Это называется двойная бриллиантовая розетта. Правда, вес самого камня уменьшился: в алмазе было 100 карат, а в бриллианте осталось чуть менее 54. Зато я сохранил его природную форму – в виде груши. К тому же, заметьте, размер у него более двух с половиной сантиметров. Так что это – один из крупнейших бриллиантов в мире. И цвет у него замечательный – чистой воды, хотя и слегка желтоватый. От этого он еще более ценен, ведь желтые бриллианты – редкость. Вот только… – Ювелир замялся. – Работа была сложнейшая, мой господин, ну и цена…» – «Сколько?» – бросил Карл. «Три тысячи золотых…».

Карл кивает, почти не слушая. Да какое значение имеет цена?! Карл просто не в состоянии расстаться с таким сокровищем. И пусть короли всего мира носятся со своими алмазами. Ни у кого из них нет и не будет такого бриллианта!
…Голос мальчика возвращает Филиппа к рассказу: «Что было дальше?».

«Увы, в 1477 году состоялась битва при Нанси. Знаменитый бриллиант был украшением шлема герцога Карла, когда его убили. Камень же выпал из шлема. Его после боя нашел швейцарский солдат. Он не разбирался в камнях и продал бриллиант полковому священнику за один гульден и то радовался: денег хватало на выпивку. Вот только сразу же после попойки солдат был забит в драке. Священник же продал камень уже за три гульдена, но и его той же ночью зарезали в темноте. Видишь, мой мальчик, этот бриллиант с самого начала приносил смерть своим обладателям. Потому-то я и не хочу, чтобы ты брал его в руки. В казне достаточно преотличных камней, которые приносят только радость». – «Но как этот камень попал к нам?».

Филипп пожал плечами: «Это тоже запутанная история. Говорят, его привез Николя д’Арлей де Санси. Потому камень и получил его имя. Николя был суперинтендентом, проще говоря, министром финансов, заведовал казной Генриха III. В то время французские короли сидели на мели – вот что значит ослабший род Валуа, не то что мы – славные и богатые Бурбоны. Николя приходилось ссужать Генриха деньгами. Он давал Генриху и бриллиант пофорсить. Историки пишут, что вот этот самый бриллиант «Санси» Генрих носил на берете, которым прикрывал лысину. А ведь ему было всего лет 30. Вот до чего доводит развратная жизнь! Недаром все только возрадовались, когда 1 августа 1589 года Генриха Валуа заколол монах Клеман. Но в день убийства берет с бриллиантом «Санси» был у короля в кармане.

Впрочем, самому Николя удалось вернуть себе камень. Наш предок, Генрих IV Наваррский, вступивший на престол после Генриха III, оставил суперинтендента в должности, и надо сказать, Николя Санси служил ему верой и правдой. Когда в 1589 году Генриху понадобились деньги, Санси предложил королю свой знаменитый бриллиант для заклада в банк. Вот только Николя в то время находился далеко от Парижа, и ему пришлось послать к Генриху верного слугу, дабы тот привез сокровище. Ну и случилось страшное: на слугу напали разбойники и…».

Герцог не успел закончить. Его прервал разгоряченный рассказом молодой король: «Я вспомнил, я читал про это! Разбойники напали на слугу в темном ущелье. Но он оказался верен господину и предпочел умереть, но не отдать сокровище разбойникам! И те его убили. Но бриллиант не нашли. А умный суперинтендент приказал потом вскрыть труп слуги и нашел камень у него в желудке. Слуга проглотил его и обманул грабителей!».

Глаза юного монарха сверкали, голосок срывался. Еще бы, история про разбойников – мечта любого мальчишки, будь он хоть трижды король. Только взрослый мог понять, каково это – подвергнуться такому ужасному «приключению». Может, потому Николая Санси решил-таки избавиться от зловещего бриллианта?

1605 год — он продал камень английскому королю Иакову I. Даже цену сбил, чтобы избавиться от камня. Запросил всего 60 000 золотых экю. Правда, Иаков бриллиант не любил. Зато его сын, Карл I, обожал. И чем кончилось? Революцией! Да бедному королю Карлу отрубили голову – прямо на площади в присутствии подданных!

Нет, это юному Людовику знать пока рановато. Пусть читает про разбойников. Не стоит говорить ему и о том, что обратно во Францию камень привезла вдова несчастного казненного Карла. Ей надо было на что-то жить, и она продала бриллиант. За 460 000 ливров он достался кардиналу Мазарини. Но этот хитрый лис расспросил об истории камня и потому его не особо жаловал. Другие бриллианты своей огромной коллекции кардинал часто доставал, любуясь. «Санси» – никогда, будто чувствовал некое мистическое зло, исходящее от желтоватого бриллианта. Хитрый осторожный Мазарини даже завещал бриллиант не своей семье, как другие камни коллекции, а королю Людовику XIV. Наверное, решил: пусть король сам разбирается…

Герцог вздохнул и закончил: «Этот камень не любил и твой прадедушка, «король-солнце». Носил его только в аграфе – заколке для шляп. Он говорил, что желтоватый цвет его бледнит». Юный Людовик в задумчивости почесал нос. Он отлично помнил прадедушку. Тот любил его и даже допускал в личные покои – поиграть на ковре. Все говорят, что прадедушка был великий правитель. Людовик XV вырастет и станет таким же. «Тогда я тоже не буду носить «Санси», – задумчиво сказал он.

И надо заметить, свое обещание Людовик XV сдержал. Он не просто не носил «Санси» – он его вообще отдал. Впрочем, не на сторону, а своей жене – королеве Марии Лещинской. Эта гордая полячка неизменно являлась на балах и торжественных приемах в одном и том же гарнитуре, который при дворе называли «парой Мари»: в золотистых волосах ее всегда сверкал бриллиант «Регент», ну а на груди желтел «Санси», вставленный в подвеску. И то ли унылый вид королевы приелся пылкому Людовику, то ли мутный свет «Санси» навевал грусть, но любвеобильный король понял, что ему скучно с женой.

Что за этим последовало, известно. Появилась фаворитка, за ней другая, третья. А вот четвертой стала маркиза Помпадур, в которую Людовик влюбился без памяти. Именно ей он преподнес всю сокровищницу королевских драгоценностей. Говорят, в спальне маркизы стояло бесчисленное количество ваз, доверху наполненных бриллиантами, рубинами, изумрудами. Но никаких камней желтого оттенка маркиза не переносила. Говорила, что от желтого цвета у нее разыгрывается мигрень.

Зато когда после смерти Людовика XV на трон взошел его внук – Людовик XVI, он приказал вставить «Санси» в корону, которой и короновался. К тому времени по «бриллиантовому списку Европы» камень занимал почетнейшее седьмое место по величине и первое по исторической значимости. Узнав это, супруга Людовика XVI, капризная красавица Мария-Антуанетта, потребовала камень себе. И применение ему нашла самое экстравагантное: вставила в фермуар – застежку любимого веера. И когда разговаривала с кем-то, постоянно открывала и закрывала веер. Это помогало ей справляться с нервами. А вот ее собеседникам приходилось туго: порхая на веере, бриллиантовые грани часто ранили собеседника, ибо слабая на глаза королева придвигалась к человеку вплотную.

Видно, такое неуважительное обхождение не понравилось зловещему бриллианту, или он вспомнил свое историческое прошлое, на которое пало столько смертей и революций. Вот и последняя чета Бурбонов окончила жизнь на гильотине. А странный «Санси» попал на всеобщее обозрение, ибо сокровища короны решено было выставить в помещении луврского мебельного склада Гар-де-Мейбл. До революции в его витринах находились старинные гравюры. Теперь их выбросили (все равно на листах уже ничего не разглядишь), а на их место под стекло были выложены королевские бриллианты, рубины, сапфиры, изумруды. «Санси» оказался на почетном месте – все-таки первый бриллиант, ограненный в Европе. Пусть народ поймет, какими сокровищами отныне владеет!

Народ понял буквально: свое значит свое. Спустя несколько дней после открытия выставки в сентябре 1792 года королевские драгоценности перекочевали в необъятные карманы самых ярких представителей народа – парижских воров. Руководил шайкой легендарный «искусник» Поль Мьетт. Вот только в драгоценностях он разбирался плохо: забрал одни прозрачные бриллианты, думал, они ценней. Куда делись остальные камни, трудно сказать. Шайку «парижского искусника» скоро взяли, но ни одного цветного бриллианта, в том числе и «Санси», у них не было. Выходит, кто-то другой, подождав, пока «искусники» повытаскивают из витрин самое блестящее, забрал потом самое ценное.

Почти 40 лет о первом бриллианте Европы не было ни одного слуха. И вдруг на рубеже 1830-х годов в Париже объявилась… стеклянная копия «Санси». Некий ювелир Марион Бургиньон показывал ее влиятельным покупателям, и если понравится, предлагал свести с владельцем настоящего камня. Полиция быстро смекнула: поддельный солитер сделан с оригинала, некогда украденного из Лувра. Начались поиски, но результатом не увенчались. Ювелир Бургиньон объяснил, что с ним связались тайно. Кто – ему неизвестно.

Зато, прознав о полицейском расследовании, разбежались покупатели. Кому охота попадать в скандальную историю? Не отступился только какой-то чудак миллионер из варварской России – Павел Демидов. Заявил: «Знать ничего не желаю! Краденый бриллиант или нет, мне все равно, я готов полмиллиона франков за него выложить». Ну ясное дело – русский упрямец, такому никакие законы не писаны. Хочу – и все тут!

Однако получить бриллиант оказалось трудно. Французское правительство потребовало в судебном порядке аннулировать покупку камня, пока не будет объяснено, откуда он вообще взялся спустя 40 лет. Но в один прекрасный день в зал суда вплыла стареющая герцогиня Беррийская. Уселась на скамью, одарив судью презрительным взглядом, а потом торжественно заявила, что «Санси» подарила ей еще покойная королева Мария-Антуанетта. И никто бриллиант никогда не крал, ибо в витрине Лувра его вообще не было.

Все эти 40 лет камень находился в семье Берри. И теперь герцогиня имеет полное право продать «Санси» кому угодно. Ну а Павел Николаевич Демидов – кандидатура достойнейшая, ибо покупает драгоценность по святому поводу – в качестве свадебного подарка. Словом, в 1835 году Павел Демидов, наследник всех прошлых поколений российских миллионщиков, увез «Санси» в заснеженную Россию. И никто, конечно, не узнал, что герцогине Беррийской за появление в суде и рассказ байки пришлось отстегнуть 100 тысяч франков, ну а алчным адвокатам и того больше. Но кто считает деньги в этой фантастической России?..
Впрочем, именно в далекой загадочной стране пророчество «Санси» оказалось связанным с другим пророчеством. Но об этой истории надо рассказывать особо.

 

 


 

Елена Коровина

ред. shtorm777.ru