Боязнь смерти

Страх смерти

Почему человек боится смерти?

Человек с незапамятных времен спрашивает себя: что же происходит после смерти? Рэймонд Моуди занимался этим вопросом на протяжении десятков лет и задавал этот вопрос множеству людей, полагая, что ответ на него вызывает интерес и волнует многих, в независимости от их эмоционального типа или принадлежности к разным социальным группам. Среди его собеседников были студенты психологических, философских и социологических факультетов, верующие, телезрители, члены гражданских клубов и медики профессионалы. И в своей книге «Жизнь после жизни» Моуди дает несколько довольно обоснованных ответов.

Вот несколько из его выводов. Во-первых, несмотря на любопытство, большинству людей говорить о смерти весьма затруднительно. Моуди находит этому два объяснения. Первое из них в основном психологического или культурного характера: сама тема смерти – табу. Сталкиваясь со смертью в какой-то форме, даже косвенно, человек неизбежно встает перед перспективой собственной смерти, картина смерти как бы приближается к нему делаясь более реальной и мыслимой.

Многие из студентов-медиков, как и сам Моуди, прекрасно помнят, что встреча со смертью, которую переживает каждый, кто впервые переступает порог анатомического театра медицинского факультета, вызывает довольно тревожное ощущение. Причина этих откровенно неприятных переживаний ученому представлялась абсолютно очевидной. Он пишет, что его переживания почти не относились к тем людям, останки которых он там видел, хотя, конечно, в известной степени он думал и о них. Однако то, что он видел на столе, стало для него символом его собственной смерти. Он считает, что полусознательно подумал: «Это случится и со мной». Таким образом, разговор о смерти с психологической точки зрения человек с таким складом чувств может рассматривать как косвенное приближение к смерти, только на другом уровне.

Вне всякого сомнения, у многих людей любые разговоры о смерти вызывают в сознании настолько реальный образ смерти, что они начинают ощущать близость собственной кончины. Чтобы уберечься от такой психологической травмы, они стремятся, насколько это в их силах, избегать такого рода разговоров.

Другая причина, по которой, как считает Моуди, трудно разговаривать о смерти, несколько сложней и коренится в самой природе языка. Слова, составляющие человеческие языки, имеют отношение к вещам, знание о которых человек получает благодаря физическим ощущениям. Смерть же находится за пределами сознательного опыта: большинство людей никогда не переживали ее.

Таким образом, если говорить о смерти вообще, надо избегать как социального табу, так и языковой дилеммы. Наиболее близкой и самой безопасной для сознания является аналогия. Человек сравнивает смерть или умирание с вещами, с которыми знаком из своего повседневного опыта и которые представляются ему приемлемыми. Одна из аналогий – сравнение смерти со сном. Умирание, говорит себе человек, подобно засыпанию. Подобные выражения можно встретить в повседневном языке и мышлении, а также в литературе многих культур. В Иллиаде Гомер назвал сон «братом смерти», а Платон в диалоге «Апология» вкладывает в уста своего учителя Сократа, которого приговорил Афинский суд к смерти, такие слова: «И если бы это было отсутствием всякого ощущения, все равно что сон, когда спят так, что даже ничего не видят во сне, то смерть была бы удивительным приобретением».


Эта же аналогия применяется и в современном языке: речь идет о выражении «усыпить». Ведь вы приносите к ветеринару собаку и просим усыпить ее, но имеем в виду нечто принципиальное иное, чем когда обсуждаете с анестезиологом собственное усыпление на время хирургической операции. Те же корни имеют выражения «усопший» и «успение» (к примеру, храм Успения Божией Матери).

Некоторые народы отдают предпочтение сходной аналогии. Умирание, по их мнению, похоже на утрату памяти. Умирая человек забывает все свои горести, исчезают все мучительные и неприятные воспоминания.
Какое бы широкое распространение не имели эти аналогии, их все же нельзя назвать удовлетворительными. Каждая из них по-своему утверждает одно и то же: смерть – это фактически исчезновение человеческого сознания, полное и окончательное. Если это так, то смерть действительно не обладает ни одной из привлекательных черт засыпания или забывания.

Сон необходим и желателен, потому как за ним последует пробуждение. Ночной сон, дарящий отдых, делает следующие за ним часы бодрствования приятными и продуктивными. Если бы не существовало пробуждения, преимуществ сна попросту не существовало бы. То есть исчезновение нашего сознательного опыта подразумевает исчезновение не только мучительных воспоминаний, но и приятных. Становится ясным, что ни одна из двух описанных аналогий не дает реального утешения или надежды перед лицом смерти.

Существует и другая точка зрения. Согласно ей, смерть не есть исчезновение сознания. Эта концепция, вероятно, куда более древняя. В ней говорится что, часть человеческого существа продолжает жить после того, как физическое тело прекращает функционировать и полностью разрушается. У этой постоянно существующей части имеется много названий: психика, душа, разум, «я», сущность, сознание… Но как бы ее не называли, вера в то, что после физической смерти человек переходит в какой-то иной мир, является одной из наиболее давних. На территории Турции, к примеру, были найдены захоронения неандертальцев, насчитывающие около 100 000 лет. Найденные там отпечатки дали возможность археологам установить, что эти древние люди погребали своих умерших на ложе из цветов. Что позволяет предположить отношение к смерти как к празднованию перехода умершего из этого мира в иной.

Видимо, сейчас существуют два противоположных ответа на вопрос о природе смерти. Оба они имеют очень древнее происхождение и оба широко распространены и по сей день. Согласно первому, смерть – это исчезновение сознания, согласно другому – переход души или разума в иное измерение реальности. Как раз из этого второго ответа и исходят приверженцы идеи реинкарнации.

После смерти — реинкарнация

Мальчику из бедной крестьянской семьи по имени Таранджит Сингх было шесть лет. Он все время рассказывал свои родным воспоминания о прошлой жизни. Начиная с двухлетнего возраста, мальчик повторял родителям, что он не их сын, и неоднократно пытался сбежать из дома. Он утверждал, что его зовут Сантам Сингх и раньше он жил в деревне Чакхела, а его настоящего отца зовут Джит Сингх. В прошлой жизни он ходил в школу в деревне Нихалвал. В 1992 году, 10 сентября, он вместе с товарищем Сакхвиндером Сингхом возвращался из школы домой на велосипеде и попал в аварию. Его сбил земляк Йога Сингх на мотороллере. В результате полученных травм Сантам скончался.

Поскольку Таранджит постоянно повторял свои воспоминания, описывая события, упоминая имена, его родители поехали в Чакчелу, чтобы все прояснить. Они не смогли найти «настоящих родителей» мальчика, но получили сведения, что деревня с названием Чакчела есть еще и в другом округе – в Джаландхаре. Они вновь отправились в путь. Там родители нашли старого учителя, который вспомнил ученика по имени Сантам Сингх и причину его смерти, а также имя его отца – Джита Сингха.
После того как были найдены родители Сантама, подтвердились и другие рассказы Таранджита. В то время, когда Сантам попал в аварию, у него были при себе две книжки и 30 рупий. Книги пропитались кровью мальчика. Выяснили, что мать погибшего до сих пор хранит эти деньги и книги как память о сыне. В сором времени к Таранджиту приехали родители Сантама. Они привезли с собой свадебную фотографию, которую мальчик сразу же узнал – он много раз видел ее в прежней жизни.

В газетах была опубликована статья об этой истории. Прочитал ее и индийский криминалист Викрам Рада Синг Чаохан, однако не поверил в реинкарнацию. Но любопытство заставило его провести расследование. Он расспросил многих людей в обоих населенных пунктах и нашел множество совпадений в их рассказах. Криминалист также узнал, что за несколько дней до смерти Сантам купил в лавке в долг блокнот за 3 рупии. Когда лавочник встретился с Таранджитом, то мальчик сразу вспомнил о долге, однако назвал другую сумму – 2 рупии.

Для окончательного выяснения истины криминалист нашел образцы почерка Сантама Сингха и сравнил их с почерком Таранджита Сингха. Викрам Чаохан обнаружил, что почерки двух мальчиков почти идентичные. Небольшое различие можно было объяснить разницей в возрасте: Таранджиту только шесть лет, и он еще не очень хорошо пишет.

 


 

ред. shtorm777.ru