Египетский сфинкс

Египетский сфинкс — чудо света

Возле пирамиды Хеопса, на краю плато Гиза, истрепанное самой природой и покалеченное человеком стоит одно из самых таинственных изваяний на свете — Большой Сфинкс, изображающий льва с головой человека.

Сфинкс был высечен из коренной породы известняка. Размер выступа, который послужил исходным материалом для туловища Сфинкса, был искусственно увеличен при помощи глубокой прямоугольной канавы. Потом камню придали нужную форму. Дополнительные блоки известняка использовали только чтобы внести завершающие штрихи, включая бороду. Она давно разрушилась, однако ее можно реконструировать по сохранившимся фрагментам. Большой Сфинкс, как видно, считался божеством; из текстов известно, что египтяне воздавали ему соответствующие почести.

Несмотря на то что Сфинкс огромен, археологи никогда не предполагали, что для его создания древние зодчие применяли какие-либо особенные методы, кроме, конечно, упорной работы и четкой организации труда. Каменные молоты и медные зубила вполне были пригодны для обработки известняка, весьма мягкой горной породы. Сходные инструменты использовали, для рытья канавы вокруг Сфинкса и обработке деталей скульптуры. Но по-прежнему остается загадкой, почему, когда и кем он был воздвигнут.

Согласно официальной науке, Сфинкс был воздвигнут около 2500 года до н. э. по приказу фараона IV династии Хефрена. Тот же самый фараон построил вторую по величине из трех Великих пирамид Гизы и завещал похоронить себя в ней. Сфинкс был статуей бога Гармахиса, и, потому как фараон считался воплощением божества на земле, скульпторы придали изваянию черты земного властителя. Сходство лика Сфинкса с лицом Хефрена подтверждает, что последний был строителем монумента.

Эту версию считали вполне достоверной до сравнительно недавнего времени, когда были опубликованы три работы, каждая из которых произвела эффект разорвавшейся бомбы.

«Первая удивительная новость пришла в 1991 г. от профессора Роберта Шоха, геолога из Бостона, — пишут авторы книги «Древние тайны» американцы Питер Джеймс и Ник Торп. — Изучив особенности эрозии поверхности Сфинкса, он объявил, что статуя должна быть на несколько тысяч лет старше, чем считают египтологи. Ее создание датируется VII тысячелетием до н. э., а может быть, еще более ранним временем.

Автор второй тайны был полицейский художник, л-т Фрэнк Доминго из нью-йоркского городского отделения полиции. Тщательно сравнив лицо Сфинкса с ликом фараона Хефрена, Доминго пришел к выводу, что черты Сфинкса совсем не копировались с Хефрена!

Третье открытие принадлежит Роберту Бьювэлу, соавтору книги „Тайна Ориона“. Используя компьютерную технологию, он смог установить, что около 10 500 года до н. э. утром в день весеннего равноденствия созвездие Льва поднималось на восточном горизонте прямо перед Сфинксом. Бьювэл сделал выводы, что Сфинкс воздвигнут в отдаленную эпоху как указатель этого астрономического события. Позже Бьювэл объединил усилия с Грэмом Хэнкоком, автором книги „Следы богов“, и они развили свои доводы в пользу новой астрономической датировки Сфинкса в книге „Хранитель бытия“ (1996г.)


Теперь многие считают, что Сфинкс в действительности был высечен из камня около 10 500 г. до н. э., в конце последней ледниковой эпохи, а вовсе не в XXV веке до н. э., как утверждала официальная наука… Фактически передатировка Сфинкса была использована Хэнкоком и другими авторами как очередное подтверждение того, что цивилизация, подобная Атлантиде, в действительности существовала в ледниковую эпоху, но находилась… в Антарктиде.

Но существует ли хоть какое-то зерно истины в утверждениях о необходимости передатировки Сфинкса на основании геологических, астрономических, криминалистических и других данных?»

Все нынешние споры вокруг Большого Сфинкса появились в большей степени благодаря одному человеку — Энтони Уэсту, египтологу-любителю, который на протяжении многих лет изучал тайны Древнего Египта. Уэст восторженно писал об астрологии, верил в реальность затонувшей Атлантиды и считал, что некая цивилизация на Марсе повлияла на развитие наших собственных древних культур. Например, знаменитое «лицо на Марсе» он интерпретировал как инопланетный аналог Сфинкса.

Конечно, ни одна из этих идей не вызывает расположения к нему у профессиональных египтологов, считающих его шарлатаном. Однако, как бы там ни было, настойчивость Уэста заслуживает уважения. Вот уже не одно десятилетие он упорно отстаивает идею о том, что Сфинкс гораздо старше, чем считается.

Вдохновение для своей теории Уэст почерпнул в конце 1970-х гг., когда проникся идеями математика и оккультиста Шволлера де Любича из Франции. Тот считал, что зашифрованные символы египетского искусства и архитектуры имеют одновременно математическую и мистическую природу и что, расшифровав эти символы, мы сможем получить глубокие познания об этой культуре, недостижимые при помощи обычных методов, принятых в египтологии. Его основной довод заключался в том, что древние египтяне имели более совершенные научные знания, чем это принято считать; периодически он намекал на то, что египтяне получили эти знания от другой, еще более древней цивилизации.

Эта цивилизация исчезла в результате катастрофического наводнения, которое, как считает де Любича, охватило и территорию Египта в доисторические времена: «Движению огромных водных масс над Египтом должна была предшествовать великая цивилизация, и это приводит нас к выводу, что Сфинкс, изваянный в скале на западной окраине Гизы, уже существовал в то время — ведь на его львином теле, за исключением головы, видно несомненные признаки водной эрозии».

Уэст стал искать доказательства того, что сильное выветривание поверхности Большого Сфинкса было вызвано воздействием потоков воды, а не ветра и частиц песка, как считали большинство египтологов. По мнению Уэста, нет никаких сомнений, что Сфинкс подвергался водной эрозии, а с учетом того, что в Египте за всю его письменную историю никогда не выпадало ливневых дождей, эрозия должна была происходить в довольно отдаленную эпоху. Потому вначале Уэст согласился с де Любичем: Сфинкс был построен незадолго до катастрофического наводнения (возможно, Великого потопа, описанного в Библии), охватившего весь Египет.

Уэст смог убедить профессора Р.Шоха, геолога из Бостонского университета, изучить Сфинкса и дать оценку характера его выветривания. Шох побывал дважды в Египет вместе с Уэстом и в 1992 году, после второй поездки, пришел к выводу, что основной причиной эрозии Сфинкса были ливневые дожди на протяжении очень продолжительного времени. Как он считает, поверхность Сфинкса имела глубокий волнообразный профиль выветривания, характерный для дождевой эрозии. Бороздки на стенах канавы, окружающей Сфинкса, также напоминали следы воздействия дождя.

Другие монументы на плато Гиза, датированные примерно 2500 годом до н. э., по мнению Шоха, имели абсолютно другой рисунок выветривания. Этот период продолжался приблизительно с 10 000 по 3 000 г. до н. э. Именно тогда, утверждает Шох, Сфинкс подвергся дождевой эрозии. Исходя из оценки продолжительности воздействия эрозионных процессов, он относил время сооружения Сфинкса к VII–V тысячелетиям до н. э.

Шох предложил сценарий, в значительной степени отличающийся от общепринятых представлений. Согласно нему, хорошо организованные общества эпохи неолита могли сооружать колоссальные монументы, подобные Сфинксу. Может быть, считал он, некий аналог этих протоурбанистических обществ существовал в Египте, и Сфинкс является величайшим из сохранившихся монументов той культуры. В скором времени после 7 000 года до н. э. в самом Египте появились сельское хозяйство и оседлые поселения, потому модель Шоха правдоподобна с археологической точки зрения.

Уэст, само собой, был восхищен геологическими выводами Шоха. Он с готовностью заменил свою раннюю модель крупномасштабного наводнения ливневыми дождями. Теперь оставалось разобраться с личностью Хефрена. В 1993 году Уэст уговорил полицейского художника, л-та Фрэнка Доминго, отправиться в Египет и сравнить черты Сфинкса с диоритовой статуей Хефрена в Каирском музее. Доминго при помощи компьютерной графики провел точечное сравнение характерных черт каждого лица.

Его вывод был весьма неожиданный: «После анализа рисунков, схем и результатов измерений мой окончательный вывод совпадает с первоначальной реакцией — т. е. две эти работы изображают двух различных индивидуумов. Пропорции фронтального вида, в особенности угловые отношения, а также боковые пропорции профиля, убедили меня, что лицо Сфинкса не является лицом Хефрена».

Результаты, которые получил Доминго, трудно оспаривать.

Что бы мы ни думали об измышлениях Уэста на счет Сфинкса, ему удалось, заручившись поддержкой Фрэнка Доминго, заострить внимание на вопросе, к которому современные египтологи отнеслись весьма легкомысленно. Широко распространенное мнение, что лицо Сфинкса повторяет черты фараона Хефрена, теперь стало только предположением, при этом слабо обоснованным.

Как справедливо указывают исследователи, то, что Сфинкс обращен лицом на восток, имеет некое астрономическое значение. В этом трудно усомниться, в особенности потому, что древние египтяне отождествляли Сфинкса с разными солнечными божествами. Среди его египетских имен был Гор-ам-Акхет (Гармахис), «Гор на горизонте» и Шешеп-анкх Атум, «Живой образ Атума». (Греческое слово «Сфинкс», вероятно, является сокращением от «Шешеп-анкх».) Потому как Гор и Атум были солнечными божествами, связь между ориентировкой Сфинкса и восходом солнца не подлежит сомнению.

Бьювэл и Хэнкок отметили, что истинный (географический) восток есть направление восхода солнца в день весеннего равноденствия (21 марта), одна из двух точек земной орбиты, где продолжительность дня и ночи одинаковая. Далее они предположили, что Сфинкс был построен как указатель весеннего равноденствия, и это остается главным фактором в их компьютерных расчетах.

Убежденные, что комплекс пирамид в Гизе отображает положение звезд в созвездии Ориона за 10 500 лет до н. э., Бьювэл и Хэнкок установили свою компьютерную имитацию звездного неба на эту дату и выяснили, что в день весеннего равноденствия вскоре после восхода солнца Сфинкс должен был смотреть через плато Гиза прямо на созвездие Льва. Из-за медленного кругового смещения земной оси (это явление называется «прецессией») в разные эпохи созвездия не только восходили в различных местах; угол их возвышения над горизонтом также в значительной мере изменялся.

Если верить расчетам Бьювэла и Хэнкока, незадолго до рассвета в день весеннего равноденствия за 2 500 лет до н. э. (приблизительная «официальная» датировка сооружения Сфинкса) созвездие Льва поднималось не на востоке, а в 28° к северу.

Больше того, созвездие находилось под острым углом к горизонту, и передняя часть «туловища» Льва была значительно выше задней. Но за 10 500 лет до н. э. перед рассветом в день весеннего равноденствия Лев не только поднимался прямо перед Сфинксом, глядящим на восток, но также занимал горизонтальное положение по отношению к горизонту. Они иллюстрируют это обстоятельство при помощи диаграмм, где сравнивается положение созвездия Льва в 2 500 году до н. э. и в 10 500 году до н. э. В последнем случае совпадение кажется идеальное.

Бьювэл и Хэнкок пошли еще дальше и заявили, что прецессия равноденствий, которая как правило считается открытием греческого астронома Гиппарха, жившего во II веке до н. э., была известна намного раньше. Но для того чтобы древние звездочеты смогли обнаружить прецессию равноденствий, им довелось бы вести тщательные астрономические наблюдения на протяжении веков, если не тысячелетий. (Гиппарх располагал архивами Вавилонской библиотеки, уходящими в прошлое по меньшей мере на 500 лет.)

Несмотря на безусловное мастерство составителей доисторических календарей, которые стали фиксировать результаты своих наблюдений в наскальных росписях еще за 20 000 лет до н. э., не сохранилось никаких рисунков или записей, отражающих взаимное расположение звезд.

Для Хэнкока не составляет труда разрешить и эту проблему: он полагает, что обожествление созвездия Льва является частью древнего наследия технологически развитой цивилизации, процветавшей в Антарктиде в конце последней ледниковой эпохи.

Это мнение не подкреплено совершенно никакими доказательствами, кроме карты Пири Рейса и некоторых спорных находок.

Остальные же исследователи считают, что при более тщательном рассмотрении новые «научные» доказательства более ранней датировки Большого Сфинкса просто исчезают. Астрономические соответствия очень туманные, а геологические обоснования довольно сомнительные. Складывать их вместе, как делают многие современные авторы — все равно что строить карточный домик.

Итак, Большой Сфинкс продолжает хранить свои тайны. Мы по-прежнему не знаем ни причин, ни точной даты его создания. Потому усилия Уэста и его последователей нельзя назвать абсолютно бесплодными. Старые взгляды подвергались сомнению, египтологам пришлось выложить свои карты на стол, и доказательства, которые последний раз серьезно рассматривались в начале XX века, сейчас подвергаются критическому анализу. Новые методы и новые подходы всегда желанны, хотя некоторые из них, как это обычно бывает, не дают однозначных ответов.

Дальнейшие научные исследования Сфинкса в один прекрасный день могут дать конкретное объяснение необычного эрозионного рисунка на его поверхности. В последнее время появились неподтвержденные слухи об открытии пустот в горной породе под Сфинксом. Сделаны ли они человеческими руками? Могут ли они оказаться, как верят последователи Эдгара Кейси, тайными чертогами, где хранятся исторические записи, начиная с незапамятных времен? Или это естественные пустоты в известняке? Время покажет…

 

 


 

Н.Непомнящий

ред. shtorm777.ru