Тевтобургский лес - битва

Тевтобургский лес — битва

После установления в Риме императорской власти римляне продолжали традиционную экспансионистскую политику, двигаясь в северо-восточном направлении. Скоро они смогли взять под свой контроль земли по правому берегу Дуная, а кроме этого, укрепили свои позиции в Испании, на границе Парфии и в Армении. Значительная часть сил римлян была отвлечена на закрепление в Галлии, которая снова заволновалась, пока римляне занимались своими внутренними войнами.

Ситуация в Галлии все время осложнялась набегами германских племен из-за Рейна. Сами галлы часто нанимали германцев к себе на службу, в особенности когда начиналась борьба между знатью. Постепенно идет проникновение германских племен на территорию Галлии. Временами германцы подчиняли себе целые галльские племена и правили «высокомерно и жестоко». Тогда галлы обращались за помощью к римлянам, и те выбивали германцев за Рейн. И все-же до 120 000 германцев жили в Галлии.

16 год до н.э. — германцы вновь перешли Рейн и нанесли поражение римлянам. Император Октавиан Август обратил самое серьезное внимание на север. Всего лишь 100 лет назад племена кимвров и тевтонов вторгались в пределы самой Республики и поставили ее на грань исчезновения. Пренебречь таким опытом было нельзя.

Отличительная черта германских племен это их дикость, т.е. невосприимчивость к римской культуре. Этим они были отличны от кельтов, в частности галлов. Страбон считал, что германцы напоминают галлов, но свирепей, что они похожи на кельтов, но примитивней. Много внимания уделил германцам в своих записках Юлий Цезарь.

«У них совсем нет земельной собственности, и никому не разрешается более года оставаться на одном месте для обработки земли. Питаются они относительно мало хлебом, а в основном молоком и мясом своего скота. Кроме этого, они проводят много времени охотясь. Она развивает их физические силы и дает им огромный рост благодаря особой пище, ежедневным упражнениям и полной свободе, так как их с самого детства не приучают к повиновению и дисциплине, и они делают только то, что им хочется».

Военная организация германцев была примитивная, как и у любого народа, пребывающего на стадии военной демократии. Цезарь сообщал что каждое племя (паг) каждый год высылает по тысяче вооруженных людей за границы государства, «на войну». Речь, как видно, идет об отрядах из молодежи, которые со временем составили костяк дружин родовой и племенной знати.

«Разбои вне пределов своей страны у них не считаются позором, и они даже хвалят их как лучшее средство для упражнения молодежи и для устранения праздности». С течением времени для многих участников набегов такой образ жизни стал постоянным. К примеру, вождь германцев Ариовист, с которым Цезарю довелось воевать, сказал, что его воины уже 14 лет не бывали под кровлей дома.


Такого рода дружины удальцов были только составной частью вооруженных сил племен германцев. Во время настоящей войны под знамена ставали все, способные носить оружие. «Когда община ведет оборонительную или наступательную войну, она выбирает для руководства ею особую власть с правом жизни и смерти», — сообщал Цезарь.

Кроме этого, постоянные войны вспыхивали из-за ежегодных переселений германских племен. «Ни у кого из них нет определенных земельных участков и вообще земельной собственности; но власти и князья ежегодно наделяют землей, сколько и где найдут нужным, роды и объединившиеся союзы родственников, а спустя год заставляют их переходить на другое место. Этот порядок они объясняют различными соображениями; именно чтобы в увлечении оседлой жизнью люди не променяли интереса к войне на занятия земледелием…» Постоянные перемещения в поисках свободной земли приводили к войнам, в которых принимал участие весь народ (с женщинами, детьми и стариками).

Любой германец был прекрасно подготовленным индивидуальным воином. «Вся жизнь их проходит в охоте и в военных занятиях: они с детских лет приучаются к труду и к суровой жизни. Чем дольше юноши сохраняют целомудрие, тем больше им славы у своих: как они считают, это увеличивает рост и укрепляет мускульную силу; знать до 20-ти летнего возраста, что такое женщина, они считают величайшим позором».

Во всех источниках подчеркивается их высокий рост, крепкое телосложение, храбрость и большой опыт владения всеми видами ручного оружия. Если оружия не оказывалось, германец так же хорошо дрался любым куском скалы или дубиной. В бою они отличались особенной яростью. Цезарь писал, что галлы не выносили выражения их лиц, когда начиналось сражение.

В целом это был серьезный противник, и воевать с ним следовало всерьез.

9 год до н.э. — пасынок Августа Друз перешел Рейн и подчинил территорию до реки Альба (Эльба). Октавиан Август хотел создать там новую провинцию — Германию (между Рейном и Эльбой). Однако утвердиться римляне здесь не смогли.

Ухудшилось положение на парфянской границе. 4 год н.э. — восстала Иудея. К северу от Дуная король маркоманов Маробод смог объединить ряд германских племен в один союз, и это вызвало новое беспокойство Рима.

Ставя выше всего безопасность Империи, Рим не дожидался открытого нападения врагов, а наносил превентивные удары везде, где мог заподозрить опасность для своих границ. Готовя превентивный удар по Марободу, еще один пасынок Августа, Тиберий, в 6 году н.э. начал набор войск среди племен Паннонии и Иллирии. Все это вызвало сопротивление и вылилось в грандиозное восстание. В течении трех лет 15 легионов давили это выступление и, в конце концов, из-за измены одного из местных вождей смогли подавить.

9 год н.э., осень — в Риме были устроены торжества по поводу побед в Паннонии и Иллирии, но тут дошли тревожные вести из Германии. Римские войска, перешедшие Рейн и Висургий (Везер), верили, что находятся на дружественной территории. Германцы не ладили между собой, часть знати (Арминий в том числе) искала поддержки у Рима. Командовавший легионами в Германии Квинтилий Вар не обратил внимание на то, что установление римских законов и налогов до крайности озлобило германцев. Германские вожди и даже проверенный римлянами Арминий решились на восстание.

В Германии под началом Вара находилось 5 легионов, а также значительное количество вспомогательных войск. Одним из этих вспомогательных подразделений, состоявшим из херусков, командовал Арминий.

С 3-я легионами и вспомогательным подразделением Арминия Вар стал летним лагерем в Центральной Германии восточней реки Висургий. В конце лета он приготовился к переходу на зимние квартиры в лагерь, заложенный Друзом в 11 году до н.э. под Ализоном на реке Лупии.

У Вара было три легиона, вспомогательное подразделение Арминия из 6 когорт и 3 эскадрона конницы. Историки полагают, что это составляло больше 25 000 человек вместе с обозом, а реально на поле боя Вар мог выставить 12–18 000 воинов. Судя по синей окраске щитов (имеются такие сведения), солдаты были набраны в Средиземноморском регионе. Таких как правило использовали как морскую пехоту, но действовать в лесистой местности они были мало приспособлеными.

В это время по приказу Арминия в регионе между Висургием и Ализоном вспыхнули разрозненные очаги беспорядков. Вар был предупрежден о заговоре верным римлянам германцем Сегестом, но не захотел поверить в предательство Арминия и решил по дороге в Ализон подавить выступление германцев.

После переправы через Висургий колонна вошла в труднодоступный гористый, поросший лесом регион, называемый Тевтобургским лесом. Погода резко испортилась, начался затяжной дождь. Дорога стала скользкой и ненадежной. Предстояло форсировать наполнившиеся водой овраги, речки и болота. Солдаты растянулись среди телег и вьючных животных.

Первой атаке римское войско подверглось, когда голова растянувшейся колонны, пройдя 2–2,5 мили, дошла да места, называемого «Черная топь», близ Херфорда. Пронзительно крича и завывая, германцы метнули копья из зарослей. Римские легионеры отшатнулись. Германцы выскочили на дорогу, подхватили те же копья и, используя их уже как колющее оружие, смешались с римлянами. Затяжного рукопашного боя с огромными германцами легионеры не могли выдерживать.

Дисциплина в войске была не на высоте, колонна Вара растянулась больше чем на милю. Организоваться на марше и дать отпор нападавшим было практически невозможно. Лишь только раздался крик, возвещавший о нападении германцев, голова колонны остановилась возле «Черной топи» и под прикрытием начала разбивать окруженный рвом и валом лагерь. Отдельные части колонны, отбиваясь от германцев, постепенно подходили и укрывались за лагерными укреплениями. Напавшие германцы не стали атаковать лагерь, они скрылись из виду.

Выдержав первое нападение германцев, римские легионы подтянулись. Вар отдал приказ сжечь весь лишний обоз и, приведя войска в порядок, выдвинулся вперед к своей цели, Ализону. Увидав и оценив силы нападавших, он уже не надеялся походя подавить мятеж, а мечтал хотя бы добраться до зимних квартир.

Теперь римское войско выступило со всеми предосторожностями. Путь их проходил по открытой местности, и подкрасться незамеченными к колоннам было трудно. И теперь не обошлось без некоторых потерь, но натиск германцев был явно слабей. Сказывалось отсутствие у них мощной конницы, которая очень пригодилась бы во время преследования и при нападениях на противника, находящегося на марше.

На другой день римляне выступили тоже очень осторожно, тесно сомкнутыми рядами. После двухмильного перехода уже к вечеру (утро ушло на попытки разведать силы противника) головные части подошли к Дэрскому ущелью, покрытому лесом. В ущелье и в лесу явно просматривались германские силы, не собиравшиеся уступать дорогу.

По римским законам нельзя было начинать сражения, не обезопасив войска каким-то укреплением, в которое при необходимости можно было бы отступить. Потому Вар решил разбить лагерь, а на другой день, опираясь на него, пробить себе путь через ущелье.

Дэрское ущелье в горах Остинга в своем самом узком месте имеет проход в 300 шагов шириной. Горы состоят из кремнистого известняка, окаймленного с двух сторон песчаными дюнами. Само Дэрское ущелье внизу покрыто глубоким слоем песка, сбитого ветром в дюнные холмы. Деревьев тут не было, лишь вереск. Там же протекал в северном направлении маленький ручей. Песчаные дюны, как ни странно, перемежались болотами и топями. Дорога через ущелье шла не по дну его, не через дюны, а раздваивалась и пролегала по двум сторонам ущелья, по склону гор. Подступы к ущелью, как было сказано, также прикрывались дюнами из сыпучего песка.

Ширина в 300 шагов давала, казалось, возможность пройти через теснину, однако песок до предела затруднял передвижение и заставлял пробираться по склонам гор. Кроме этого, как предполагают некоторые исследователи, Арминий заранее приказал рубить деревья и ставить засеки в узких местах ущелья.

Германцы находились на подступах к ущелью, на песчаных дюнах и на склонах гор. Римляне направили главный удар с фронта, но несколько отрядов было направлено в обход, в горы, которые имели довольно пологие подступы.

Лобовая атака вначале была удачной. Римляне взяли штурмом первые песчаные холмы у входа в ущелье, сбросив с них германцев. Бой начал принимать затяжной характер. Полторы мили от начала дюн до входа в узкую часть ущелья легионеры продвигались с боем, тесня германцев, теряя строй и все больше и больше втягиваясь в лощину между склонами гор.

А тем временем германцы, притаившиеся на склонах, начали спускаться и буквально нависать над оголявшимися флангами ведущих бой римлян. Германская конница, от которой было мало пользы в горах и в лесу, осталась на равнине, постоянно наезжала с тыла и нападала на римские колонны, направленные в обход.

Тем временем погода сала ухудшаться. Полил дождь. Воинам, штурмовавшим песчаные дюны, он был не страшен — песок пропуская воду даже становится более удобным для передвижения. Но как только солдаты попадали в заросли по склонам гор, почва под их ногами становилась скользкой и ненадежной. Проливной дождь угнетающе действовал на психику, прерывал визуальную связь, нарушал руководство войсками. Сила натиска ослабла.

Выхода из ущелья еще не было видно, в само ущелье еще толком не втянулись. Так что до прорыва было далеко. И в то же время регулярные налеты конницы германцев с тыла и явно просматривавшийся обход с флангов создавали впечатление, что войска заперты в ущелье. Надо было перестроиться, выровнять ряды, чтобы прорываться дальше. Был подан сигнал, и вырвавшиеся вперед когорты начали возвращаться к основным силам, чтобы перестроиться на уже отвоеванном пространстве. В это время со всех сторон — с фронта и с тыла — германцы бросились в наступление. В особенности был сильный удар германских сотен, обрушившихся на легионеров с флангов, со склонов гор.

Боевые порядки римлян смешались. Расстроенные солдаты кинулись к лагерю, чтобы в нем укрыться. Конница легата Валы Нумония ускакала, в надежде самостоятельно пробраться через горы и выйти из ловушки. Началось избиение бегущих. Надежда на спасение была утеряна. Сам Квинтилий Вар покончил с собой, бросившись на меч. Его примеру последовал один из лагерных префектов Люций Эггий. Большая часть войска полегла во время бегства. Остатки рассеялись, но были позднее переловлены и перебиты. Та же участь ожидала немногих женщин и детей, находившихся в лагере. Немногим после долгих мытарств удалось перебраться через Рейн.

Смогли спасти орла одного легиона. Знаменосец обломил его со знака легиона и спрятал у себя за поясом. Верные слуги Вара попытались сжечь его тело или хотя бы предать погребению. Но Арминий велел вырыть тело, отрубить голову и отправить ее королю маркоманов Марободу. Тот затем переслал голову Вара императору Августу.

В Риме началась паника. Август распустил своих телохранителей-германцев. Всех галлов выслали из Рима, так как боялись, что после такого страшного поражения Галлия отложится и присоединится к германцам. Но германцы после своей потрясшей Рим победы разошлись по домам, их набеги на Галлию из-за Рейна остались прежними и по силам нападавших, и по продолжительности. Галлия осталась спокойной…

Лишь спустя шесть лет император Тиберий попытался восстановить положение в западных областях Германии. Его пасынок Германик с легионами перешел Рейн. Немногие оставшиеся в живых после битвы в Тевтобургском лесу, которые теперь использовались как проводники, вывели Германика к месту битвы. Груды костей и расщепленного оружия так и находились в ущелье. Стволы деревьев Тевтобургского леса были увешаны черепами легионеров, что означало предупреждение — Тевтобургский лес принадлежит Арминию, а его врагов ожидает такая же участь.

Единицы, уцелевшие после битвы в Тевтобургском лесу, и попавшие в руки к германцам, показали места, где в жертву северному богу войны были принесены захваченные римские военачальники, показали алтари, где несчастным перерезали горло.

Три похода, в 15, 16 и 17 гг. н.э., совершил Германик за Рейн. Он снова дошел до Эльбы. Но римляне так и не смогли закрепиться в этой местности. Территория к востоку от Рейна осталась недоступной для них. Римская экспансия на север и северо-восток остановилась здесь.

Германцы же, разгромив казавшееся дотоле непобедимым войско римлян, и прежде, и до настоящего времени считают победу в битве в Тевтобургском лесу тем моментом, когда разрозненные племена осознали себя одним народом, своего рода зарождением германской нации.

 

 


 

А.Венков

ред. shtorm777.ru