В битве при Гастингсе

Вильгельм Завоеватель в битве при Гастингсе

Битва при Гастингсе (состоялась 14 октября 1066 года) — сражение между англосаксонским войском короля Гарольда Годвинсона и армией нормандского герцога Вильгельма.

После смерти в 1035 г. великого датского короля Канута (Кнута), созданная им мощная северная империя, которая включала в себя и Англию, стала разваливаться. В скором времени борьба за английский престол закончилась победой англосаксонской династии. 1042 год — английским королем становится Эдуард Исповедник, старший сын Этельреда II.

Весь период датского правления, то есть 28 лет, Эдуард провел в Нормандии у своего дяди Ричарда II, герцога Нормандии, а потом у его преемника и единственного сына, Вильгельма Бастарда. Сам не имея детей, он, уже когда был королем, около 1051 г. пообещал английскую корону Вильгельму в благодарность за убежище, которое было предоставлено ему правителями Нормандии.

Но после смерти Эдуарда в начале января 1066 г. англосаксонское собрание знати (витенагемот) выбрало новым английским королем Гарольда Годвинсона, второго человека в государстве, родного брата Эдиты, жены короля Эдуарда. Возможно, на этот выбор оказала влияние и предсмертная воля Эдуарда Исповедника, и поддержка «датской» партии – у Гарольда было смешанное, англо-датское происхождение.

Но едва Гарольд вступил на трон Англии, Вильгельм II Нормандский вспомнил и то что обещал Эдуард, и вырванное им силой в 1064 г. у Гарольда согласие с этим обещанием. Он сразу стал собирать армию, чтобы отвоевать свое «законное» наследство. Потому как для такой крупномасштабной и длительной военной операции далеко за пределами Нормандии он не мог рассчитывать на простое феодальное ополчение, так как оммаж (клятва верности) подразумевал только сорокадневную военную службу (по крайней мере, в подобных обстоятельствах), большая часть его армии состояла из подразделений наемников или феодалов, привлеченных под знамена Вильгельма обещаниями земель и поживы в Англии.

Точная численность его войска неизвестна. В разных источниках оценки варьируются от 7 000 до 50 000 человек. Верхняя граница представляется совершенно нереальной, ведь потребовалась единовременная переброска армии через широкий морской пролив. А для этого понадобились бы сотни крупных кораблей, что едва ли могло быть в экономических возможностях Нормандии. Так что, более вероятной видится оценка в 10-15 000 воинов, причем ближе к 10. Ведь даже для такой армии необходим был немалый флот, учитывая, что основной силой Вильгельма были конные рыцари.

Армия и флот Вильгельма были готовы уже к середине лета, однако отплытие долгое время задерживалось – то ли из-за неблагоприятных погодных условий, то ли в ожидании благоприятных новостей. Речь идет о вторжении войск короля Норвегии Харальда III Сурового, войско которого высадилась в начале сентября на севере Англии.


Разумеется, в этой ситуации Гарольд должен был бросить все силы на отражение норвежской атаки и тем самым оголить южное побережье. Сегодня нельзя судить, не было ли некой договоренности Вильгельма с королем Норвегии, но ситуация кажется очень располагающей к такого рода союзу. Однако события, как бы там ни было, пошли таким путем, который не дает нам возможности предположить существование такой тайной договоренности.

Наконец, 27 сентября ветер изменился; возможно, пришли и известия с севера, и на следующий день нормандское войско начала высаживаться на южном побережье Англии вблизи Певенси. Там Вильгельм построил мощный бревенчатый форт на берегу моря – похвальная предусмотрительность – и послал отдельные кавалерийские отряды разорять Суссекс, с целью насобирать побольше припасов. Основные силы тем временем оставались на месте, в ожидании дальнейшего развития событий.

Между тем Гарольд смог успешно разрешить одну из своих проблем. Сильная норвежская армия, уже захватившая Йорк, 25 сентября была разгромлена войсками Гарольда в тяжелом сражении под Стамфорд-Бриджем. Во время этой битвы погиб и сам король Харальд Суровый, и поддержавший его брат Гарольда Тостиг. Следует отметить, что эта битва подвела итог двухсотлетней борьбы англосаксов с норманнами – и какая злая ирония судьбы, что эту выдающуюся победу от величайшего поражения отделяют только 20 дней. Норманны, проиграв вековую войну, все же победили руками своих офранцуженных правнуков.

После победы у Гарольда не было времени отдыхать. Прямо с поля боя он со своим потрепанным войском стремительно двинулся на юг. Только на несколько дней, с 6 по 11 октября, он задержался в Лондоне, для набора ополчения и дал возможность своим хускарлам (хускарлы – конная и пешая королевская дружина – наиболее профессиональные и подготовленные англосаксонские воины) хоть немного отдохнуть.

Уже днем 13 октября он был в окрестностях Гастингса, преодолев почти 100 км менее чем за двое суток. Выбрав холм в 13-ти км к северо-западу от города, Гарольд занял оборонительную позицию, потому как был уверен, что Вильгельм нападет при первой же возможности. Так же как и с нормандской армией, точная численность англосаксонского войска Гарольда неизвестна.

По косвенным признакам – описанию самого сражения, ширине фронта англосаксонской армии и пр. – возможно оценить войско Гарольда в 7-10 000 человек, в том числе 3 000 хускарлов. Из источников известны и в большей степени впечатляющие цифры, но они маловероятны, с учетом ограниченной площади поля битвы.

Поздней историки предположили, что если бы Гарольд подождал еще несколько дней, к нему могли присоединится с севера нортумбрийское и мерсийское ополчения, и еще удалось бы привлечь народ юга Англии. Правда, имеются серьезные основания сомневаться, что северные ополчения вообще набирали. Что до южных графств, то Гарольд явно считал свое положение и в политическом, и в военном отношениях достаточно шатким, так что в его интересах было как можно скорей добиться развязки.

Гарольд считал (и, как видно, правильно), что противник превосходит его в живой силе и что, не считая хускарлов, ряды которых изрядно поредели после битвы при Стамфорд-Бридже, армия его снаряжена и обучена гораздо хуже, чем нормандские наемники. Потому он решил не нападать, а обороняться: велел своим конным хускарлам спешиться, и те вместе с хускарлами-пехотинцами составили центр его оборонительной линии на вершине вытянутого холма.

Остальное войско – фирд, или ополчение, была выставлена флангами по обе стороны от хускарлов: метров на 300-400 по фронту, плотным пешим строем, по 20 человек в глубину. Армия Гарольда ожидала нападения нормандцев рано утром 14 октября. Потому можно предположить, что уже вечером 13 октября англосаксы поспешно соорудили перед своими позициями засеку, или даже палисад-частокол – точной информации по этому поводу нет.

В скором времени после рассвета 14 октября нормандское войско начало наступление на позиции англосаксов. По традиции бой начали лучники (в том числе и некоторое количество арбалетчиков – следует отметить, первое документально подтвержденное применение арбалетов в средневековой Европе). Однако потому как стрелять им пришлось снизу вверх, стрелы или не долетали, или отражались щитами англосаксов, а при наличии (вероятном) палисада, эффективность прямой стрельбы подходила к нулю.

Расстреляв боезапас, лучники оттянулись за линию копейщиков, а те, в свою очередь, бегом кинулись в наступление, но были встречены дождем дротиков и камней, а после непродолжительной рукопашной схватки отброшены хускарлами, вооруженными мечами, копьями и огромными полутораметровыми, с двумя лезвиями, боевыми топорами. После того, как и наступление пехоты захлебнулось, Вильгельм бросил в бой свою основную силу – кавалерию – и с тем же результатом.

Ужасные «датские» топоры, которые разрубали, по свидетельствам современников, всадника с конем, делали свое дело. В итоге, атака не дала ожидаемого результата, больше того, левое крыло нормандской армии, состоявшее из менее стойких бретонцев, было смято и обращено в бегство. Увлеченные видом отступающего врага (а из описания хода битвы становится понятным, что это было отнюдь не ложное отступление), англосаксонские ополченцы правого фланга тут же кинулись вниз по склону вдогонку.

Тем временем по рядам нормандской армии пронесся слух, будто Вильгельма убили, и на короткий промежуток времени вспыхнула общая паника. Тогда, сняв шлем, чтобы все могли видеть его лицо, Вильгельм галопом проскакал вдоль своей отступающей армии, и кавалерия снова собралась с силами. Удалось остановить и бретонцев, которые, развернувшись, ударили по ополченцам. Вильгельм также поддержал эту атаку на правый фланг англосаксов. Кавалерия быстро взяла верх над преследователями, рассеявшимися по склону и никак не ожидавшими такого поворота событий, в результате чего почти всех их перебили.

Но этот частный успех отнюдь не решал исход сражения. Основные англосаксонские силы продолжали активно сопротивляться. Вильгельм снова повел кавалерию на центр армии англосаксов и вновь был отбит с тяжелыми потерями. Тогда, в надежде выманить с занимаемых позиций еще какую-то часть войска Гарольда, Вильгельм велел нормандцам притвориться, словно они обращаются в бегство.

Возможно, такую тактику ему подсказал предыдущий эпизод с настоящим отступлением бретонцев. Несмотря на строжайший приказ Гарольда ни в коем случае не оставлять позиций, ему последовали лишь хускарлы, а значительная часть ополченцев снова попалась в ловушку Вильгельма – они были окружены и уничтожены у подножия холма, когда Вильгельм возглавил вторую контратаку. Но остальная часть англосаксонского войска стояла твердо и отражала один нормандский приступ за другим.

В этой ситуации, Вильгельм на время отказался от непрерывных конных атак в лоб. В течении следующих нескольких часов нормандцы чередовали обстрелы из луков и арбалетов с пешими и конными атаками. Вильгельм отдал приказ лучникам стрелять навесом и под большими углами, чтобы стрелы из луков и арбалетов падали на англосаксонское войско сверху. Это привело к значительным потерям в наиболее боеспособной части англосаксонской армии, но еще в начале вечера войско Гарольда по-прежнему крепко удерживала позиции на холме, хотя, не имея возможности передохнуть от постоянного обстрела и атак, английские солдаты едва не валились от усталости.

Но как раз в этот момент боя случайная стрела попала Гарольду в глаз и смертельно ранила монарха. Нормандцы тут же бросились на решительный приступ, а лишившиеся командования англосаксы нарушили строй. Менее надежное ополчение обратилось в бегство, и в скором времени на холме остались одни хускарлы, сомкнувшие ряды вокруг тела своего погибшего короля. Но положение их теперь было абсолютно безнадежным – нормандцы окружили их со всех сторон и, в результате, смяли. К наступлению темноты нормандцы окончательно овладели холмом. Битва при Гастингсе закончилась.

Ни одно сражение не было выиграно с большим трудом, чем битва при Гастингсе, и ни одна победа не повлекла за собой более глобальных последствий. Казалось бы, это была только заключительная битва в войне за престол небольшого островного королевства. На самом деле битва при Гастингсе послужила поворотной точкой: именно от нее начинает история отсчет целого ряда событий, и завершится созданием англосаксонско-норманнской державы Плантагенетов.

Сразу после битва при Гастингсе Вильгельм захватил Дувр и выдвинулся на Лондон. Вначале столица отвергла его требование о сдаче. Тогда Вильгельм начал разорять близлежащую сельскую местность, и Лондон быстро капитулировал. Претензии Вильгельма на трон были признаны, и в Рождество 1066 г. его короновали в Вестминстерском аббатстве как Вильгельма I, английского короля. В мировую историю этот герцог-бастард вошел как король Вильгельм Завоеватель.

 

 


 

А.Доманина

ред. shtorm777.ru