Астрологи, Третий рейх

Астрологи, на службе Третьего рейха

Общеизвестно что, немало лидеров Третьего рейха имели симпатии к мистике и астрологии. Но, несмотря на это, участь астрологов в «третьем рейхе» оказалась не совсем счастливой независимо от выражаемых ими политических симпатий. Политическому режиму который все подминал под себя требовалась полнейшая, ничем не ограниченная монополия в деле «господства над духом».

Любопытнейшие свидетельства дают германские архивы. Так, до прихода нацистов к власти в архивах найдено множество предсказаний о Гитлере, которые, по словам автора книги «Оккультный рейх» Д. Бреннана, «буквально все… отличались своей неточностью». Но уже начиная с 1934 года — нет ни одного пророчества, которое затрагивало бы Гитлера. Публичные размышлениях подобного рода стали делом опасным. Однако нацисты не отказывались от использования астрологов в своих целях. Но с одной существенной оговоркой: астрологи должны были работать на них.

По свидетельствам астролога Вульфа, Гиммлер сказал ему в разговоре с глазу на глаз: «В третьем рейхе мы должны запретить астрологию… Мы не можем позволить астрологам следовать их собственному зову, исключая тех, кто работает на нас. В национал-социалистском государстве астрология должна остаться уделом привилегированного меньшинства. Она не для широких масс». Любопытный пример подобного рода астролога являет собой Карл Эрнст Крафт. До начала второй мировой войны он жил на юге Германии.


Крафт был ярым поклонником Гитлера. Так случилось, что 2 ноября 1939 года он написал своему другу, который служил в учреждении Гиммлера, весьма странное письмо, определившее судьбу самого «провидца». Из письма следовало, что астрологические расчеты указали на опасность для жизни фюрера в период с 7 по 10 ноября. Чиновники не стали придавать этому письму особенного значения и подшили его к бумагам.

А когда 9 ноября 1939 года в пивном зале в Мюнхене взорвалась бомба, о письме сразу вспомнили. Крафт был арестован и отправлен в Берлин на допрос. Логика была такая: звезды звездами, но не слишком ли много знает человек, предсказывающий подобные события? В условиях диктатуры чрезмерная догадливость и излишние знания — самый верный путь к гибели, что не могло быть особым секретом для Крафта. Для того чтобы уцелеть, надо было доказать тем, от кого зависела его жизнь и смерть, что он еще «не сделал свое дело» и может им быть полезен.

Выход был найден. Во время своего невольного посещения Берлина Крафт стал говорить о возможностях, которые таятся в предсказаниях Нострадамуса. Геббельс, хотя и не испытывал особенного мистического трепета перед волею светил, сразу оценил возможный пропагандистский эффект идеи Крафта, которому и поручили взяться за дело. Так стихи Нострадамуса стали использовать для доказательства неизбежности прихода Гитлера к власти и германских побед, а предсказания, которые до этого относили к Наполеону Бонапарту, стали расцениваться как пророчества о грядущем величии Гитлера.

Такая тактика принесла определенный эффект. Стихи Нострадамуса в интерпретации Крафта были переведены на многие языки и попали даже в Иран. Но многим было понятно, что эта работа шита белыми нитками. В газетах ряда стран (и прежде всего в Британии, которой пророчества сулили самое печальное будущее) появились статьи с громкими заголовками, вопрошавшими: «Кто есть Нострадамус?» Через несколько дней был напечатан четкий ответ: «Нострадамус есть Гитлер». Автору таких интерпретаций, Крафту, его толкование Нострадамуса не вернуло полной свободы и только на несколько лет продлило жизнь. В конце 1944 года он заболел тифом и в январе 1945 года умер на пути в Бухенвальд.

Крафт не был единственным астрологом, к которым обращались нацисты. Еще более известен Вильгельм Вульф, автор мемуаров «Зодиак и свастика. Астролог перед гиммлеровским судом».  Советам этого человека внимал Гиммлер с 1943 года и вплоть до конца существования третьего рейха.

Родился Вильгельм Вульф в Гамбурге. После первой мировой войны обучался живописи в школе искусств и попутно занимался астрологией, которая дала ему гораздо больше, чем живопись. В нелегкие двадцатые годы он имел довольно выгодную «астрологическую практику», его клиентами были влиятельные политики и военные. Но в тридцатые годы практика его была свернута. Спустя месяц после полета Гесса ранним июньским утром в квартиру Вульфа ворвались четверо человек в униформе. Они все перевернули вверх дном. Вульфа, как и других, посадили в тюрьму, где он подвергался допросам. Но в скором времени охрана узнала, что этот заключенный — астролог, и положение Вульфа изменилось: в то время, когда другие узники расчищали завалы, его отзывали в сторону и расспрашивали об астрологии.

Спустя еще какое-то время Вульфа освободили благодаря усилиям одного бывшего клиента. В марте 1942 года Вульф был принят на работу в институт, о котором прежде ничего не слышал. С самого начала войны этот Берлинский институт научных исследований вел работы, предназначенные для военных ведомств. Как же попал туда астролог?

По словам самого Вульфа, в Берлине он, к своему полнейшему изумлению, услышал, что национал-социалистские лидеры предложили использовать подобные «исследовательские центры» для того, чтобы запрячь «в одной упряжке не только естественные, но и сверхъестественные силы» — от современной техники до черной магии. Все это должно было использоваться «в интересах конечной победы».

Вульфа был привлечен к работе в институте, потому как он наряду с астрологией изучал Веданту и, выражаясь его собственным языком, «буддийскую йогу». Вот тут-то дзен-буддийскую веру и решили использовать в Третьем рейхе для выработки у немецких солдат качеств, подобных тем, которыми обладали воины армии микадо. В Гонконге эти «равнодушные к смерти» японские солдаты закрывали своими телами вражеские амбразуры, в результате мощные укрепления пали неожиданно быстро. Как видно, в этом случае речь шла не столько о мистике, сколько об использовании мирового опыта психологической подготовки бойцов, особенно бойцов-смертников.

Однако встречались и примеры другого рода. Так, институт использовал, и весьма долго, некого Штраньяка и его «коллег». Бывший архитектор из Зальцбурга, Штраньяк уверял, что стоит ему только увидеть фотографию корабля, как он определит его местоположение на карте. Говорили, что и в действительности, после того как ему показали фотографии «Бисмарка» и «Принца Евгения», он с помощью маятника обнаружил местоположение этих двух кораблей. Что же, такие «способности» были как раз кстати — ведь караваны английских судов, несмотря ни на что, упорно шли к берегам СССР.

Но все надежды на магическую силу маятников, способных застывать над нужным местом на карте, оказались тщетны. «Научные сотрудники», сидевшие до изнеможения с маятниками в руках, так и не смогли быть полезными ни немецкому подводному флоту, ни люфтваффе в их охоте за английскими кораблями. Появились предположения, что причина неудач — помехи, кроющиеся в атмосфере Берлина. Сотрудников с маятниками перевели на специальный остров, сократив им к тому же рабочий день. Но результаты стали еще «менее успешными», чем прежде. Видимо, в своей торопливой неразборчивости нацисты сделали ставку не на ту лошадку и «запрягли» не те силы.

Астрология в этом отношении оказалась удачливее. Подспудная тяга к ней уступила место откровенному интересу в период драматических событий на Аппенинском полуострове. Был переломный 1943 год. В мае этого года войска Италии капитулировали в Северной Африке. 10 июля английские и американские войска вступили на землю Сицилии. Спустя неделю на Рим был совершен первый массированный налет американской авиации. Фюрер в это время помочь своему другу Бенито ничем не мог, потому как основные его силы были заняты на Курской дуге.

В этой ситуации члены Большого фашистского совета Италии стали понимать, что нужно предпринять срочные меры, чтобы предотвратить катастрофу режима. Так было принято решение пожертвовать самим Муссолини. Дуче обвинили в том, что его «диктатура подорвала фашизм». Ведение войны под его руководством было названо «глупым». 25 июля Муссолини был арестован. Следы его на какое-то время затерялись.

Но фюрер продолжал верить во всесилие властных личностей. Начались лихорадочные поиски исчезнувшего дуче. В этих поисках применяли все, что сулило хоть какую-то надежду. Вспомнили и о Вульфе. 28 июля, выходя из дома, он увидел двух гестаповцев, посланных за ним по поручению высокопоставленных чинов Третьего рейха. Вульф, по его собственным словам, сумел определить, что похищенный диктатор находится (как оно в начале и было) не далее чем в 75 милях от Рима. Затем Вульф встречался с Шелленбергом, с которым обсуждал гороскопы Гитлера и Сталина и «астрологические перспективы Великобритании и Америки». Судя по воспоминаниям астролога, которые сегодня трудно проверить, он поделился с Шелленбергом своими размышлениями над печальным будущим Гитлера, которое ждет его по гороскопу:

«Он, вероятно, падет от руки убийцы… и что загадочно, при обстоятельствах, в которых женщина сыграет ведущую роль. Мир, видимо, никогда не узнает точно подробности обстоятельств его смерти…» Касаясь же Сталина, Вульф заметил: «Если дата рождения Сталина точна, то мы можем ожидать большого числа очень благоприятных планетных указаний в 1945— 1946 г. г. Они не указывают на разгром СССР».

Как бы то ни было, после предварительных встреч Вульф попал в альпийский замок самого Гиммлера, человека, который всю свою жизнь стремился компенсировать собственную заурядность при помощи мистики, атрибуты которой он использовал, чтобы подчеркивать свое величие. Как только его ни именовали! И «кайзером Генрихом», и «Черным герцогом»., и даже королем Артуром. Духом мистики веяло от многих ритуалов, принятых в «ордене избранных» — СС. Романтически окрашенный мистицизм и садистская жестокость сочетались в Гиммлере с сентиментальностью, которую сам он был не прочь продемонстрировать при удобном случае. За столом «Черный герцог» любил порассуждать о том, что не выносит охоты — зрелища страданий животных. И в то же самое время он мог сладострастно наслаждаться человеческими страданиями и унижениями.

Вот с этим-то человеком и довелось сблизиться Вульфу. Началом их первой встречи был обед в присутствии офицеров СС, восхищенно внимавших речам астролога. Не без рисовки Вульф пишет, что они на него смотрели, как дети на Санта Клауса. После обеда разговор продолжался в кабинете рейхсфюрера…

Просторная комната, лишенная громоздкой и роскошной мебели. Круглый стол с легкими креслами — в углу. Маленький одноцветный ковер на полу и бросающаяся в глаза одинокая картина: корабль викингов, рискуя налететь на утесы, сражался со штормящим морем. По замечанию Вульфа, картина выглядела символически: корабль гиммлеровской судьбы плыл между опасных рифов в штормящих морях нацистской политики.

В этом разговоре Гиммлер поделился собственными опытами в области оккультизма и наблюдениями фаз Луны, высказав знание астрологической терминологии. Но гораздо интереснее другое— откровения Гиммлера о политике.

Так о чем же вещал Вульфу этот «всемогущий» человек с блеклыми глазами, спрятанными за стеклами очков, и бескровной ниточкой губ под тщательно подстриженными усиками?

«Для нас, — рассуждал Гиммлер, поворачиваясь в кресле, — политика означает управление людьми в полнейшем смысле этого слова. Это означает устранение всех сил, исключая те, что служат одной конструктивной идее». Управление людьми, господство над ними, целям которого должно быть подчинено все, — вот она главная пружина гиммлеровского мистицизма.

«Сожалею, — продолжал он, обращаясь к Вульфу, — что мне пришлось подвергнуть Вас заключению, но я просто должен был прекратить публичные занятия астрологией. Больше они не могут быть терпимы в общественной жизни. Все, связанное с астрологией, должно быть запрещено… Фридрих Великий тоже запретил астрологию во время Семилетней войны. Он издал предупреждения всем предсказателям судьбы, астрологам, хиромантам и пастырям, угрожая им заключением, если они хоть что-то скажут против его политики. Он рекомендовал странствующим хиромантам предсказывать победы и долгую жизнь его солдатам для того, чтобы те храбро сражались и не дезертировали. Астрологи были также предупреждены Фридрихом Великим и запугивались тюрьмой, если только их предсказания станут противоречить воле государства и государственным соображениям…»

Итак, Германия превыше всего! И пусть в дни Фридриха еще не было «Великой Германии», его опыт нельзя сбрасывать со счетов. Но, мистифицируя других, даже те из руководителей «Третьего рейха», которые не испытывали гиммлеровской- личной тяги к мистицизму, готовы были потянуться к нему в тяжелую минуту. Во всяком случае известно, что в апреле 1945 года Гитлер и Геббельс стали искать успокоения в гороскопах, за которые схватились как за последнюю соломинку в водовороте проигранной войны. Их толкование оказалось более утешительным, чем тайные прогнозы Вульфа.

Щедрый гороскоп, подобно старой доброй сказке, предвещал самый радужный для Третьего рейха исход войны. По его посулам Германия должна была в этом самом апреле оказаться «в состоянии перебросить на Восточный фронт все свои ударные силы, и по истечении пятнадцати месяцев СССР будет окончательно завоевана Германией… Россия распадется на маленькие государства». Хотя светила и обнадеживали, но союзники не хотели считаться с волею звезд и неудержимо крушили нацистскую оборону. Война, как известно, завершилась крахом Третьего рейха.

 


 

Ю. Я. Бондаренко. «Пророки терпят фиаско» — «Знание» № 9

ред. shtorm777.ru