Астральные путешествия перед смертью

Астральные визиты в момент смерти

Существует множество примеров того, как астральные визиты совершают люди перед самой их смертью, в момент, когда физическое тело наиболее слабое и потому имеет очень слабую власть над астральными частицами. В это время чрезвычайно сильное желание может реализоваться очень легко. По правде говоря, эта реализация произойдет непременно, будь то перед самой смертью или же после отделения от физического тела. Если физические условия такие, что мешают человеку покинуть свое тело до того, как он сделает это окончательно, он претворяет желаемое, как только освободится; но в этом случае он становится настоящим привидением. Во многих случаях легко доказать, что посещение было сделано за некоторое время до подлинного момента смерти. Эту историю я взял из книги д-ра Ф. Дж. Ли «Проблески сверхъестественного».

Из Египта в Торкэ

Одна дама и ее муж, занимавший весьма высокое положение в Индии, возвращались в 1854 году в Англию, где оставались их маленькие дети. После четырехлетнего отсутствия эта дама внезапно заболела в Египте очень серьезной болезнью; она ослабла до такой степени, что надежды на ее спасение почти не оставалось. Одно, что, казалось, тревожило ее душу, когда она вышла из состояния забытья, было огромное желание, которое она выражала окружающим — еще раз увидеть своих детей.

Каждый день без исключения, на протяжении больше чем недели она говорила об этом желании, вознося молитвы, и заявляла, что умрет счастливой, если это единственное желание ее исполнится.

Утром того дня, когда она покинула землю, она погрузилась в долгий и глубокий сон, от которого ее трудно было разбудить. Все это время она оставалась абсолютно спокойной. Но в скором времени после полудня она неожиданно проснулась, воскликнув: «Я видела их всех! Я их видела! Слава Богу!». После она вновь заснула и к вечеру скончалась.

Дети умирающей дамы воспитывались в Торкэ под присмотром подруги семьи. Две полностью изолированные комнаты на одном этаже служили местом для игр и развлечений. Там дети собирались все вместе. Они играли с книгами и игрушками в присутствии бонны, которая никогда не видела их матери. Однажды в такой момент их мать вошла в самую большую комнату, остановилась, посмотрела секунду на каждого из детей и улыбнулась: потом она прошла в следующую комнату и исчезла. Трое старших детей ее узнали сразу же, но были сильно встревожены и поражены ее видом, молчанием и поведением. Младшие дети и бонна также видели, как дама в белом вошла в маленькую комнату и потом медленно вышла и исчезла.

День этого события 10 сентября 1854 года был тщательно зарегистрирован; впоследствии выяснили, что оба события, рассказанные выше, произошли почти в одно время. Они были записаны и внесены в памятную страницу семейной Библии.

В другой книге того же автора «Проблески в сумерках» мы читаем, что одна квакерша, которая умерла в Кокермауте, появилась перед своими тремя детьми в Сиэтле средь бела дня, ее также узнали; в остальном история подобна предыдущей. У нее, по-видимому, так же есть полные и точные доказательства.

Я хотел бы добавить здесь еще довольно любопытный случай такого рода, который мне был рассказан несколько лет назад, но я не имею права сообщить подлинное имя заинтересованного лица. Это произошло с ним, когда он был еще студент.

Трехкратный визит

Однажды ночью он собирался лечь спать пораньше. Закрыв входную дверь своей гостиной, он оставил открытой ту, которая соединяла эту комнату с его спальней. В гостиной ярко горел огонь, освещая все веселым светом, отчего каждый предмет был виден отчетливо, как днем. Была половина одиннадцатого, и он только что собирался лечь в сладостном предвкушении долгого и спокойного сна, как неожиданно в двери, разделяющей две комнаты, в полном свете огня он увидал фигуру своего отца. На несколько секунд он окаменел от изумления, ему даже показалось, что он наблюдал игру света на этом печальном и серьезном лице в течение целой минуты. После фигура подняла руку и сделала ему знак приблизиться. Этот жест рассеял оцепенение, которое, казалось, овладело им, и он, спрыгнул с кровати, и бросился к двери, но перед тем как он ее достиг, фигура растаяла.

В невыразимом удивлении он обшарил гостиную, но быстро убедился, что был абсолютно один: не было такого уголка, где мог бы спрятаться посторонний, а входная дверь по-прежнему была закрыта. Кроме того, эта фигура несомненно принадлежала его отцу, каким он его знал и каким он видел его последний раз, несколько недель назад. Он был уверен, что ни один из студентов не мог подшутить над ним таким образом. Наконец он был вынужден заключить, что стал жертвой иллюзии, несмотря на то, что ему с трудом в это верилось, когда он вспоминал естественный вид фигуры и игру света на лице. Затем он снова устроился на кровати, чтобы уснуть.


Но от волнения сон пропал, и он больше часу пролежал, наблюдая за пляской теней на стене, пока не почувствовал, что снова впадает в забытье. Действительно ли он задремал или же только собирался это сделать? Он точно не знал. Но вдруг он неожиданно очнулся от изумления, увидев, как фигура снова появилась в двери с тем же напряженным выражением лица и еще более настойчиво делала ему знаки приблизиться. Решившись на этот раз не дать ей ускользнуть, он прыгнул с постели к двери и с силой вцепился в привидение. Но его ожидало новое разочарование. Фигура имела точно такой же вид, когда он уже находился от нее всего лишь в метре, и все же, протянув к ней руки, он схватил только пустоту; и еще раз самый тщательный поиск убедил его в том, в чем он был уже уверен: никто из обладающих физическим телом не смог ни выбежать наружу, ни спрятаться дома.

Как большинство молодых людей, он до сего времени относится к привидениям более или менее скептически, и хотя он был глубоко взволнован виденным, он старался убедить себя в том, что это была всего лишь игра воображения, обусловленная, вероятно, физическим расстройством, в котором он не сомневался. Потому, освежив лицо холодной водой, он вернулся в постель, решив ни за что больше не позволять себе думать о том, что он рассматривал как галлюцинацию расстроенного мозга. Когда он лег, разные часы колледжа прозвонили полночь и, помня об утренней службе в часовне, он снова пытался заснуть.

В конце концов ему это удалось, но, казалось, он был в забытьи не больше нескольких мгновений, когда, вздрогнув, проснулся с беспричинным ужасом в сердце, который часто охватывает людей нервного темперамента, когда их неожиданно будят. Огонь в гостиной почти потух, и вместо веселого игравшего света на потолке и стенах теперь были тускло-красные разводы, а в двери, четко вырисовываясь на этом фоне, опять стояла фигура его отца. Но в этот раз выражение его лица было явно другим. Вместо настойчивого желания оно было отмечено теперь глубокой скорбью, и поднятая рука уж не делала ему настойчивые знаки приблизиться, но ее медленный и печальный жест был прощальным, в то время как испуганный взгляд сына был прикован к его лицу. Вместо того, чтобы исчезнуть внезапно, как ранее, контуры фигуры расплывались медленно, пока она не исчезла в красноватом фоне стены.

Молодой человек пришел в себя только после того как призрак исчез. Первым его движением было взять часы и посмотреть время. Было без десяти минут два, слишком рано, чтобы кого-то разбудить или найти экипаж, чтобы отправиться домой, потому как он решил немедленно ехать домой. Его отец, ректор дальней приходской церкви, был абсолютно здоров, когда они прощались несколько недель назад. С того времени он не получал из дому никаких тревожных вестей: но, находясь под глубоким впечатлением от трехкратного видения и убедившись наконец, что за этим скрывалось что-то, называемое сверхъестественным, он чувствовал, что не сможет обрести покой до того времени, пока лично не убедится, что его отец жив-здоров. Он больше не старался уснуть, и как только у него появилась возможность увидеть директора колледжа, он рассказал ему о своих опасениях и немедля уехал.

Целый день быстрой езды несколько ослабил впечатление от прошедшей ночи, и когда в сумерках он проезжал по хорошо знакомой аллее, ведущей в дом священника, у него оставалась на сердце только смутная тревога, омрачающая предвкушение встречи с удивленными членами семьи. Но он был потрясен, когда увидал, подъехав к дому, что все шторы были тщательно задернутыми. Конечно, вечер уже наступил, но он знал, что его отец любил сумерки и никогда не разрешал зажигать свечи, пока можно было обходиться без них. Предчувствие чего-то страшного, в чем он едва отдавал себе отчет, завладело им до такой степени, что несколько мгновений он даже не мог постучать в дверь. Когда он собрался с мужеством и это сделал, дверь ему открыл старый управляющий, который служил в семье на протяжении многих лет и которого он знал с детства. Первого взгляда, брошенного на лицо старого слуги, было достаточно, чтобы возбудить его наихудшие опасения.

— Ах, сударь, Вы приехали слишком поздно! Если бы Вы были здесь вчера вечером!.,. Да. После того как он заболел, он почти исключительно говорил о том, как хочет увидеть Вас. Вчера в десять часов вечера у него начался приступ, и полчаса спустя, лишь только он смог вымолвить слово, он сказал: «Пошлите за моим сыном; я должен увидеть своего сына еще раз». Ему сказали, что пошлют гонца, как только станет светать, но он, казалось, почти нас не слышал, потому что впал в беспамятство, и затем без четверти полночь он на мгновение очнулся, но сказал только: «Как я хотел бы видеть моего сына здесь!». И опять за момент до того, как он умер — было без десяти минут два — он открыл глаза и, казалось, узнал нас всех, хотя он был очень слаб, чтобы много говорить, он только прошептал: «Я ухожу, мне бы хотелось еще раз поговорить с моим любимым сыном, но теперь уже я не доживу, чтобы увидеть его». После он скончался так спокойно, как если бы просто заснул.

На основании уже приведенных случаев можно понять, что трудности, встающие на пути к сознательному астральному путешествию у нормального человека, преодолевались под напором сильного желания, диктуемого настоятельной необходимостью. Тем не менее зарегистрированы случаи, когда при благоприятных обстоятельствах (к примеру таких, как длительный период потери сознания, предшествующий смерти) простое пожелание относительно обычных и малозначащих дел повседневной жизни может иметь такой же результат.

Двойник, требующий фотографии

Приведем удивительный и тщательно засвидетельствованный пример того, что сильное желание, даже если оно направлено на самые банальные вещи, способно породить явление двойника человека, когда он стоит на пороге смерти. Такой факт имел место в январе 1891 года. Призрака видели в магазине на большой оживленной улице в Ньюкасле в 8 часов утра. Это была фотографическая мастерская, и двойник вошел туда самым обычным способом, попросив свои фотографии, которые были сняты за месяц до этого. Они оказались не готовыми, и его попросили зайти еще раз, но он ответил, что провел в дороге всю ночь и что это невозможно.

Никто не подозревал в то время, что в этом визите было что-то сверхъестественное, но через неделю туда пришел отец этого посетителя и, как выяснилось: в тот час, когда сын приходил за фотографиями, его тело находилось в кровати дома, и он умер, так и не приходя в сознание, в 2 ч. 30 м. того же дня. Мистер Дикинсон, фотограф, разговаривавший с двойником, не видел этого человека ранее, когда тот приходил фотографироваться; но когда он увидел готовый снимок, сразу же опознал того, кто приходил за ним тем утром.

 


 

Ч. У. Ледбитер

ред. shtorm777.ru