Археологические раскопки

Найденная в Сибири европейскими учеными, первая археологическая находка, датируются XVIII веком, когда путешественники Д. Мессершмидт и Ф. Табберт-Стралленберг отыскали на Енисее таинственные памятники древности: большие каменные стелы с надписями на неизвестном языке со странными изображениями и высокие курганы, обнесенные вертикальными каменными плитами. Узнав о такой находке, ученый аббат Бальи из Франции, который потратил много сил на поиски загадочной Атлантиды, выдвинул гипотезу, что целая страна курганов и каменных стел была оставлена после себя не канувшими в Лету сибирскими племенами, а мудрыми атлантами, воспетыми Платоном. Эти и еще целый ряд открытий, которые связанны с бескрайней Сибирью, и явились той движущей силой, которая не дает покоя ученым-археологам вот уже на протяжении двух веков.

Неудачное начало

Несмотря на периодические попытки ученых проводить систематизированные археологические раскопки древних сибирских поселений, впервые крупная экспедиция была отправлена за Урал лишь в середине 20-х годов прошлого столетия. В тот раз археологи исследовали ставшее позднее знаменитым палеолитическое поселение Буреть в междуречье Ангары и Лены. Необычным и загадочным в этом поселении было то, что практически все жилища, возраст которых больше 25–30 000 лет, строились из костей мамонта, черепов носорогов и рогов северного оленя.

Местные жители окрестных бурятских поселков которые с незапамятных времен считают место, расположения древнего поселения, священным, и поэтому появление ученых вызвало недовольство. Неоднократно местные пытались поджечь лагерь археологов, тайно портили инструменты и механизмы. Руководство экспедиции даже организовало охрану места проведения археологических раскопок силами местной милиции.

«Черная метка»

Богатый и довольно ценный материал ученые нашли уже в первые дни археологических раскопок. Среди прочих артефактов был найден длинный, плоский, хорошо отполированный черный камень, о предназначении которого в то время могли лишь гадать. А в скорости в лагере начали случаться неприятные события. Так, один археолог случайно ранил руку костяным осколком, и вскоре у него началась гангрена. Второй ученый получил тяжелое отравление, решивший прямо на месте раскопок перекусить припасенными сухарями. В обозе, перевозившем после описи найденные артефакты в Иркутск, пала половина лошадей. А спустя 2 месяца после начала раскопок в экспедиции вспыхнула холера. Прибывшие врачи не могли найти причину, вызвавшую такое серьезное заболевание, археологи, следуя инструкции, употребляли лишь кипяченую воду, в контакт с местными жителями не вступали, да и случаев заболевания холерой в окрестных поселках зафиксировано не было. В результате раскопки прекратили, и в конце лета экспедиция возвратилась в Москву.

Позднее один из ученых, который участвовал в тех археологических раскопках, узнал, что найденный полированный камень являлся своеобразной «черной меткой» — магическим предметом, выполнявшим функции оберега. Похожие предметы археологи еще не однократно будут находить в местах раскопок.

Шаманский мыс Бурхан

Много неприятностей исследователям доставили археологические раскопки, которые проводились в сороковых годах XX столетия на байкальском острове Ольхон, на священном мысе Бурхан (или Шаман-скала), захоронения эпохи неолита.

Мыс Бурхан с середины XVIII века известен русским переселенцам как место, где собирались для поклонения духам шаманы Тувы, Бурятии, Хакасии. Тут с древних времен осуществлялись захоронения наиболее уважаемых представителей служителей языческого культа. Проведенные раскопки это подтверждали — ни в одном из культурных слоев даже на самой большой глубине не были найдены предметы быта или иные артефакты, свидетельствовавшие о существовании на острове древних поселений или даже стоянок. В то же самое время археологи наткнулись на большое количество предметов культа, выполненных из кости, камня, бронзы и даже драгоценных металлов.


Не стоит тревожить духов!

Из воспоминаний одного из участников экспедиции, ученого Игоря Богдановича Селиверстова из Томска, едва только их группа высадилась теплым июльским днем на берег Ольхона, как погода стала стремительно портиться. Небо заволокло низкими тучами, поднялся ураганный ветер. Волны озера накатывались одна за другой на мыс, так и норовя смыть ящики и мешки с оборудованием, палатками и продуктами. Участникам экспедиции казалось, будто сама природа разгневалась на незваных гостей. Но настоящие испытания ждали еще впереди.

В первый же день вышли из строя новые аккумуляторы. Пара весельных лодок, которые были пришвартованы к берегу, дали течь. А ночью все участники экспедиции слышали, как кто то ходит между палаток, издавая похожие на стоны звуки. С того времени не прошло ни дня, чтобы кто-нибудь не получал во время раскопок травму. Вскорости женщины-археологи начали утверждать, будто во сне их кто-то душит. Они ощущали на себе прикосновение чьих-то холодных невидимых рук.

Спустя 2 недели после начала раскопок из-за досадной оплошности один их ученых едва не погиб. Молодой человек нашел кремниевое огниво с нанесенными на нем какими-то знаками и попытался высечь с его помощью огонь. В результате одежда на нем вспыхнула, и только решительные действия коллег, которые стали поливать его водой из ведер, спасли ученому жизнь.

В один из дней на остров приплыл старик-тувинец и потребовал встречи с руководителем группы, во время которой предупредил, что в случае если археологи не оставят в покое духов великих предков, то будут жестоко наказаны верховными божествами…

Археологическая группа проработала на Ольхоне еще семь дней и уехала с загадочного острова в Иркутск, а затем в Новосибирск, забрав с собой те немногие, но ценные предметы, которые удалось обнаружить ученым.

Заколдованный топор

К сожалению, часто бывает что найденные в земле находки несут с собой много неприятных сюрпризов. Так, осенью 1977 года на правом берегу Амура, в районе села Богородского в Хабаровском крае, археологи обнаружили древнюю стоянку человека. При археологических раскопках ученые достали из тысячелетних отложений почвы ряд уникальных предметов быта и культуры, и среди них прекрасно сохранившийся топор, возраст которого, предположительно, мог составлять около 100 тысяч лет. В то время вместе с археологами трудились на подсобных работах местные жители. По недосмотру руководителя экспедиции топор попал в руки к пятилетнему сыну одного из рабочих. В результате мальчик чуть не остался без ноги. С его слов, топор вдруг взлетел в воздух и обрушился на ногу чуть выше бедра.

Это недоступно человеческому разуму

Известны случаи, когда от ценных археологических экспонатов, которые будто несли на себе печать проклятия, страдали музеи. Так, в 1879 году в Иркутске вспыхнул большой пожар. Следствие установило, что возгорание произошло в местном музее, после чего огонь стал охватывать все новые городские кварталы. Скоро после этого по городу пошли слухи, что музей подожгли… предметы, которые находились в его запасниках и найденные семью годами ранее. Тогда в 1872 году во время строительства Иркутского военного госпиталя в земле были обнаружены кости ископаемых животных ледникового периода, каменные и костяные изделия и останки человека эпохи палеолита. Эти находки направили в музей. Но в огне пожара 1879 года бесценные артефакты погибли…

Иной раз таинственный рок буквально преследует ученых, совершивших значительные археологические открытия. Кто то списывает эти факты на простую случайность, кто то пытается объяснить их с точки зрения материалистической науки. Но живые свидетели таких событий сходятся во мнении, что в каждом конкретном случае имеет место влияние неких высших сил, недоступное для понимания человеческому разуму.

 

 


 

«Загадки истории» — Газета «Тайны XX века»

ред. shtorm777.ru