Анжелика де Скорай

Биография Анжелики де Фонтанж

Мария-Анжелика де Скорай де Руссиль, герцогиня де Фонтанж (рожд. 1661 год — смерть 28 июня 1681 года) — одна из многочисленных любовниц короля Франции Людовика XIV.

Среди значимых увлечений Людовика есть одно, коротко вспыхнувшее и оставшееся в памяти современников, потому что объект страсти — юная Анжелика де Скорай де Руссиль, более известная, как герцогиня де Фонтанж — была просто умопомрачительно, фантастически прекрасна… И потому, что она так рано и загадочно скончалась.

Да, ее звали Анжелика, как и героиню знаменитого книжного сериала Анн и Сержа Голон про Анжелику де Пейрак, которая блистала при дворе Людовика XIV, но так ему и не уступила. Между этими двумя Анжеликами общего, кроме имени, разве что цвет волос: они обе были блондинки. В остальном — абсолютно разные характеры и судьбы, и Анжелика де Скорай никак не может быть прообразом Анжелики де Пейрак, хотя подобная версия существует.

Вышло так, что Анжелика де Фонтанж «вклинилась» между двумя великими фаворитками: между периодом, когда жизнью короля владела маркиза де Монтеспан, и периодом, когда он влюбился в мадам де Ментенон. Маркизе де Монтеспан даже приписывается высказывание, якобы обращенное к мадам де Ментенон: «У короля три женщины: я — официальная фаворитка, этой девушке принадлежат его ночи, а вам — его сердце».


Однако навряд ли это может быть правдой, ведь Монтеспан никогда не питала такой симпатии к Ментенон и была слишком эгоцентрична, чтобы признаться в том, что сердце монарха может принадлежать кому-то еще кроме нее самой. Что до положения официальной фаворитки — был период, пусть и непродолжительный, когда юная красавица Анжелика де Фонтанж потеснила Монтеспан на ее «троне».

Анжелика и король

Отец Анжелики де Фонтанж, Жан де Скорай, был губернатор Оверни. Ей было 16, когда в гости к ее отцу приехал двоюродный брат. Опытный придворный, он был потрясен красотой Анжелики и сразу понял, какие выгоды семейство может получить, если представить девушку при дворе: как минимум она сделает блестящую партию, а в идеале — станет одной из фавориток короля! Дядя добился для Анжелики места фрейлины в свите Елизаветы Шарлотты Пфальцской, супруги Месье.

Один из послов при французском дворе вспоминал, что Анжелика была «блондинкой потрясающей красоты, подобной которой не видели в Версале уже многие годы. Фигура, дерзновенность, весь ее облик потрясли и заворожили даже такой галантный и изысканный двор».

«Прелестна словно ангел, — написал о ней другой современник, — но глупа как пробка». Вероятно, он был не прав. Анжелика не была так уж глупа. Попросту она была тихой и неамбициозной девушкой. Ей бы выйти замуж за какого-то дворянина средней руки, уехать в его поместье, рожать ему детишек и прожить неторопливую, благостную жизнь. Она даже не наслаждалась придворной атмосферой и своим положением признанной первой красавицы. И фавориткой короля становиться не очень-то хотела. Конечно, ей льстило всеобщее преклонение. Но чрезмерная суета придворной жизни угнетала. Она казалась существом не от мира сего: белокожая, очень светловолосая, нежная, будто фарфоровая куколка или сахарный ягненочек.

Людовик обратил внимание на ее красоту сразу, но вначале насмешливо называл кроткую Анжелику «волком, который меня не съест»: все красивые женщины при дворе были для короля «волками», которые охотились на него, желая получить хоть немного внимания короля. Пресыщенный, монарх не желал сам ни за кем охотиться. Но безразличие этой нежной красавицы, постоянно задумчивой, будто погруженной в собственный незримый мир, поначалу задело его, после раззадорило. Он принялся добиваться расположения Анжелики, и добился достаточно быстро: родственники буквально подталкивали девушку в объятия государя, а она была послушной, и может быть, король ей даже нравился. Впрочем, о ее чувствах к Людовику ничего не известно. Даже если она питала отвращение к королю, все равно она покорно легла в его постель.

Был ли влюблен монарх в Анжелику? Возможно, не так, как в главных своих фавориток, но, вне всякого сомнения, его увлечение юной красавицей было очень бурным. 1678 год — начался их роман. Король, казалось, помолодел, общество юного создания вдохнуло в него энергию, он вновь принялся наряжаться, опять увлекся маскарадами и спектаклями, потому как их любила Анжелика. Они часто выезжали вместе на охоту, Анжелика была прекрасная наездница. Король осыпал Анжелику подарками и буквально наслаждался ее транжирством. В отличие от других дам, Анжелика де Фонтанж огромные суммы тратила не на наряды и украшения, а на породистых лошадей.

1679 год — Людовик объявил, что Анжелика де Скорай — официальная фаворитка короля.

В то время она была уже беременна от Людовика.

Анжелика де Фонтанж

Маркиза де Монтеспан, вначале принимавшая участие в судьбе девушки, пригласившая ее в свой избранный круг, искавшая Анжелике жениха и уверенная, что со стороны этой тихони ей уж точно ничего не грозит, была в ярости. Она начала опасаться, что Анжелика займет ее место. И предприняла все возможное, чтобы избавиться от соперницы. Беременность Анжелики поначалу проходила легко, и вдруг молодая, здоровая, цветущая женщина стала хворать, ничего не могла есть, худела, с трудом ходила, задыхалась… Возможно, причины были естественные, течение беременности может меняться к неблагополучному. Но современники были уверены, что мадемуазель де Скорай пыталась отравить маркиза.

1679 год, декабрь — Анжелика де Фонтанж родила мертвого мальчика. И уже не оправилась от родов. Она не переставала хворать. У нее не прекращались кровотечения и боли. Ее красота поблекла, свежую белизну лица сменила нездоровая бледность. На коже появились странные пятна, которые она камуфлировала при помощи мушек. Моду на мушки в декольте тут же перенял весь двор, а фаворитке становилось все хуже и хуже.

И вот тогда стало понятным: монарх любил не Анжелику, а лишь ее красоту. Одна придворная дама писала: «Короля, по правде, привлекало только ее лицо. Ее глупая болтовня раздражала его. Можно привыкнуть к красоте, но не к глупости». Когда красоты не стало, король начал тяготиться обществом ослабевшей фаворитки, уже не способной делить с ним бодрые забавы и даже услаждать его в постели. Когда Анжелика попросила отпустить ее в монастырь, где она могла бы поправить свое здоровье, Людовик отпустил ее с легким сердцем, даровав на прощание титул герцогини де Фонтанж.

Кажется, мадемуазель де Скорай понимала, что уже не возвратится в Версаль. Она уезжала в глубокой тоске. Мадам де Севинье написала: «Анжелика де Фонтанж уезжает. У нее 4 кареты, запряженные шестью лошадьми, ее сопровождают все ее сестры, но все выглядит так печально, что на это невыносимо смотреть — эта потрясающая красавица потеряла всю кровь, побледнела, изменилась, ее переполняет грусть, несмотря на пожалованные 40 000 ливров годового дохода. Все, чего она желает — вернуть себе здоровье и сердце короля».

Она не смогла вернуть ни здоровья, ни сердца короля. Кровотечения продолжались, она полностью обессилела, и хотя в аббатстве Шелле, куда Анжелика приехала для лечения, монахини славились своими лекарскими умениями, — они не смогли ей ничем помочь.

1681 год, весна — герцогиня де Фонтанж слегла и уже почти не вставала. В мае она попросила, чтобы король навестил ее. Людовик приехал, пробыл несколько часов у постели бывшей фаворитки. При виде того, как истаяла эта 20-ти летняя красавица, Людовик не сдержал слез, и утверждают, что Анжелика прошептала: «Теперь я могу умереть счастливой, я знаю, что мой король сокрушается обо мне, я верю, что он меня не забудет».

Смерть королевской фаворитки

1681 год, 28 июня — Анжелика де Фонтанж скончалась. Современники считали, что причиной ее смерти стал яд. В наши дни, изучив протокол вскрытия, ученые вынесли вердикт, что добил герцогиню плеврит, вероятно, развившийся из-за того, что Анжелика почти все время проводила лежа в постели. Однако что уложило ее в постель — яд или естественные причины — неизвестно.

Юнная фаворитка вошла в историю

И все же, несмотря на недолговечность своего сияния, юная красавица вошла в историю. И уж по крайней мере в историю моды: благодаря прическе «фонтанж», которую она изобрела якобы абсолютно случайно. «Легенда гласит, что как-то раз, во время охоты в Фонтенбло, конь, на котором она скакала, бросился в чащу, и сложная прическа из множества локонов, за которую цеплялись ветки, рассыпалась и растрепалась. Находчивая юная дама перевязала волосы лентой (существует версия, что это была подвязка для чулка), и вид каскада золотых волос, рассыпавшихся по спине и небрежно присобранных, так понравился монарху, что он попросил фаворитку не менять прическу до самого вечера.

Уже на следующий день прическа «фонтанж» вошла в моду при дворе, — говорит историк моды Марьяна Скуратовская. — Поначалу волосы просто особым образом украшали кружевом, однако с течением времени прическа все усложнялась, и в конце концов превратилась в сложное высокое сооружение из волос, проволочного каркаса и нескольких рядов жестко накрахмаленных кружев. Но название сохранится. Мода на «фонтанж» просуществует несколько десятилетий, но и потом, когда исчезнет, навсегда, тем не менее, сохранит имя юной фаворитки…»

Причина смерти… отравление?

Подозрения по поводу того, что прекрасная Анжелика де Фонтанж умерла не своей смертью, появились не на пустом месте. Странные симптомы ее болезни откровенно намекали на то, что бедняжку потчуют ядом. А кому еще это выгодно, как не маркизе де Монтеспан? К тому же, как раз в то время об маркизе поползли зловещие слухи, — якобы она занималась черной магией…

Увлеченность короля юной Анжеликой де Фонтанж на самом деле заставила мадам де Монтеспан поволноваться, а ее беременность, видимо, и вовсе привела ее в отчаяние. Иначе почему она сочла, что у нее нет другого выхода, кроме как довериться мистическим силам? Впрочем, возможно, она попросту решила пойти по легкому пути. Ведь это так просто: один небольшой ритуал, несколько капель волшебного зелья — и не нужны никакие интриги, соперницы будут устранены, Людовик больше не взглянет ни на одну из женщин и будет любить только ее. Какое искушение!

Как иначе объяснить участие маркизы де Монтеспан в сатанинских ритуалах? Ведь то, что она была очень набожна, это чистая правда, и, совершая богопротивные непотребства, она не могла не знать, что губит свою душу. Амбиции, власть и богатство были для нее важней? А возможно, маркиза надеялась, что когда-то потом сможет выпросить у Господа прощение? Кто знает… В то время набожность никому не мешала грешить.

 


 

Е.Прокофьева

ред. shtorm777.ru