Аномальные, геопатогенные зоны

Аномальные, геопатогенные зоны – несут смерть и жизнь

Ведьмина Погибель

Начало 1970-х годов, Смоленщина, затерянная посреди болот и ельников деревушка, в ней я у дедушки с бабушкой гостил каждое лето. Там и произошла эта ужасная история…

У нас в кампании было трое ребят и веселая, лопоухая собачка Шарик. Однажды мы отправились на дальние Торфяные озера, порыбачить. Ходили слухи что, там водятся большущие лини, непуганые, чуть ли не сами на берег выпрыгивают.

Взрослым говорить о наших планах мы не стали — в былые времена в этих краях прокатилась война, да еще не по одному разу, и если близрасположенные к деревням и колхозным полям леса хоть как-то очистили от военного металла, то в дальних чащобах (а Торфяные озера как раз среди таких чащоб и находились) все (мины снаряды, гранаты…) находилось на поверхности, так, как и в 1943 г. И конечно, взрослые старались, чтобы нас детей, от подобных заповедных уголков оградить полностью.

Однако кроме боевого прошлого Торфянные озера имели дурную славу, связанную с нечистой силой. В тех краях, на болотах, которые подступали к озерам с севера, некогда жила, якобы, ведьма, портившая скот, наводившая порчу и вообще как могла наносила вред людям. Терпение у крестьян кончилось, и они устроили облаву, выследили ведьму и повесили ее на чахлой осине среди болотистой пустоши. С того времени место это, так и прозванное — Ведьмина Погибель, стало проклятым, и со всеми, кто забредал туда, происходили обмороки, приступы, различные болезни, а порой и смерть…

Ни кому не говоря, выйдя еще затемно, дошли мы до Торфяных озер лишь к обеду. Был жаркий июньский день, над нами кружились тучи слепней, душистое разнотравье с головой скрывало нас, малорослых, и если бы не Шарик, мы попросту могли заблудиться.

Когда перед нами появились Торфяные озера, стало понятно, что рыбалки не выйдет — по топким берегам было не подойти к черной воде ближе, чем на добрых тридцать метров. Домой возвращаться было как бы и рановато, и у нас возник план — пойти на Ведьмину Погибель, посмотреть, что там к чему.

Хорошо, идти надо было не так далеко. Обогнув озера, мы пришли на край болот и увидали пустошь. Черная земля, на ней росла только чахлая, будто бы запыленная трава, и черная же, корявая осина, (вероятно, та самая), покрытая наростами и походившая на тощую руку некого монстра, высунувшуюся из-под земли.

Мы были поражены, что над Ведьминой Погибелью не летали тучи так надоевших нам слепней, да и птиц также не было видно. Только дрожащее марево от нагретой солнцем земли, в котором черная осина была словно ожившая, движущаяся, шевелящая ветками-пальцами.

Шарик, который всегда и везде был первым, с лаем выбежал на пустошь, но не добежав до жуткой осины нескольких метров, вдруг остановился, как-то поник, поджал хвост и мелкой трусцой возвратился к нам и спрятался за наши ноги. После такого и у нас исчезло желание бродить по Ведьминой Погибели. Мы, почему-то в подавленном состоянии, заспешили домой, но не дойдя до деревни несколько километров, как Шарик вдруг начал хромать, скулить, после лег, часто дыша, у него начались судороги, и в скорости собака умерла. Пораженные, мы со слезами на глазах принесли пса в деревню, где рассказали взрослым о том что произошло. Собаку у нас сразу забрали  и немедля сожгли за скотным двором. Потом с нами на официальном уровне (председателем колхоза и директором местной школы) была проведена беседа и взято самое честное слово никогда в жизни ни в коем случае не ходить на Ведьмину Погибель…

Через много лет в журнале «Техника — молодежи» я прочитал, что такого рода аномальные зоны существуют и в других местах нашей страны, в частности, в Сибири. Какая же природа таких «проклятых мест»? Как часто они встречаются, и как с ними можно бороться?


Спящая красавица в плену геопатогенной зоны

С незапамятных времен человек очень ответственно подходил к выбору места для постройки дома или храма. Известно, что перед тем как строить церкви на поле пускали отару овец или стадо коров. Где стадо располагалось на ночлег, там и возводили церковь. А в Китае и в наши дни перед постройкой дома на землю выпускают муравьиную семью. Если муравьи не прижились значит, все в порядке, можно строить.

«Проклятые дома», «роковые места», «дороги смерти» — об этом слышал наверняка каждый. Исследователи убеждены, что такого рода феномены связаны с так называемым теллурическим излучением, которое вообще-то есть везде, но в определенных местах оно в большей мере интенсивно. Такие места называют геопатогенные зоны, и если люди или животные находится в этих зонах, у них начинают развиваться сердечно-сосудистые заболевания, заболевания опорно-двигательного аппарата, поражается центральная нервная система, клетки головного мозга и т. п.

Немецким ученым Эрнстом Хартманном было установлено, что вся наша планета покрыта сеткой с размером ячейки 2 на 2,5 метра. В узлах такой сетки теллурическое излучение Земли больше интенсивное, и в сущности это маленькие геопатогенные зоны, которые существуют повсюду — в любом доме, в каждой комнате. Теллурическое излучение всегда распространяется строго вертикально и не поглощается никакими известными материалами. Если человек находился в узле сетки Хартманна 6–8 часов, ему не избежать плохого самочувствия и болезни.

Кроме узлов, есть и крупные геопатогенные зоны, обычно, связанные с какими-либо глубинными нарушениями в недрах земли. Патогенез отмечается над карстовыми пустотами, подземными реками, разломами земной коры, выработанными угольными или нефтяными пластами, шахтами, тоннелями, ветками метро. В особенности неблагоприятные зоны появляются в районах давно потухших вулканов, к примеру, над кимберлитовыми трубками.

В наше время исследователи полагают, что много исторических загадок можно с легкостью объяснить, если брать во внимание оказание резко негативного влияния геопатогенных зон на здоровье людей. Так, князь Олег, согласно легенде ужаленный змеей, которая выползла из черепа его коня, в действительности умер от интенсивного патогненного излучения. Все потому, что окрестности Киева попросту «нашпигованы» геопатогенными зонами, многие из них существуют и по сей день. В частности, этим можно объяснить. почему в пещерах Киево-Печерской лавры тела умерших не подвергаются тлену. Сильное теллурическое излучение просто убивает все живое, в том числе и бактерий.

Конь князя Олега, попасшись на такой «проклятой поляне», умер. Та же участь ожидала и князя, который приехал навестить своего боевого друга и задержавшегося в геопатогенной зоне слишком долго.

И сказку о Спящей царевне некоторые из ученых также трактуют как свидетельство воздействия геопатогенной зоны.

Геопатология — наука завтрашнего дня

Биологические эффекты влияния земного излучения и зоны его действия исследует относительно молодая наука — геопатология. В Советском Союзе такого рода изыскания не поощрялись, проводились на самодеятельном, любительском уровне. А между тем выгода от практического применения достижений геопатологии колоссальна.

Первое – понижение заболеваемость населения. Геопатолог Иван Йотов из Болгарии провел обследование более 6 000 человек, которые страдали онкологическими заболеваниями, и выяснил, что абсолютно все они без исключения спали в местах узлования сетки Хартманна. Часто улучшения наступали даже после того, как кровать больного сдвигали на полметра в сторону!

Второе – выявление крупных геопатогенных зон даст возможность избежать их застройки жилыми и промышленными постройками, да и дороги возможно будет прокладывать в обход «зон смерти». Выгоды на лицо — уменьшится количество аварий, повысится производительность труда, люди будут меньше болеть.

Конечно, в геопатолгии еще очень много белых пятен. Достаточно сказать, что один из главных индикаторов в определении узлов сетки Хратманна это… домашняя кошка! При этом исследователи так и не пришли к одному мнению — узел или межузловое пространство выбирает кошка для отдыха. Француз Луи Тюрен уверен, что кошка спит в безопасных для здоровья человека местах, а известный российский специалист-геопатолог Станислав Смирнов наоборот, полагает, что кошки, в отличии от собак, спят в узлах и человеку следовать ее примеру нельзя.

Аномально — не значит вредно

Говоря о геопатогенной зоне, нельзя не упомянуть и о земных аномалиях. У них абсолютно другая энергетическая структура. Аномальная зона может быть как вредной, так и очень полезной для здоровья человека. Встретить такие аномальные зоны можно намного реже геопатогенных зон, они обычно, окутаны легендами, мифами и различными мистическими историями. Часто аномальные зоны служат человеку — в них находятся храмы, больницы, зоны отдыха. Многие аномальные зоны в то же время посещать небезопасно, в особенности неподготовленному человеку, не владеющему техникой биолокации.

Вот некоторые основные признаки аномальных зон: «притягивание» взгляда, отсутствие или концентрация животных в определенных местах, «странная» растительность, присутствие необыкновенных, нетипичных для этой местности, предметов, странные звуки, галлюцинации, видения, незнакомые ощущения в теле и психике, головокружения, онемение частей тела.

К слову сказать, в Подмосковье, регионе давно и хорошо обжитом, есть немало геопатогенных зон. Обычно, в них расположены свалки, скотомогильники, но существуют и места, где на неблагоприятных зонах построены дома. В частности, на территории Балашихи есть целое скопление геопатогенных зон, чем собственно, и объясняется высокий уровень самоубийств, неблагоприятную криминальную обстановку в этом городе. Мощная геопатогенная зона находится на территории г.Реутова, и это привело к резкому, в сравнении с соседними районами, росту детских заболеваний.

 


 

С.Волков

ред. shtorm777.ru