Проклятые дома

Проклятые дома Англии

Уже давно Британия имеет репутацию страны, богатой на призраков и проклятые дома. Обителью, приносящей регулярно несчастья проживающим в ней, был Келведон-холл, особняк XVI столетия, находящийся в Эссексе, около 30-и миль к северо-востоку от Лондона. Дом приобрел мрачную славу в 1934 году, когда в спешке был переоборудован в монастырскую школу. И в первый же год, когда сестры монастыря святого Михаила обосновались в здании, произошло большое число необъяснимых случаев и неожиданных возгораний. После в летний семестр целая цепь трагических смертей проникла в славное учреждение.

Первым умер ребенок, который подхватил столбняк после того как упал на площадке для игр. В течение недели последовала вторая смерть: другой ученик умер от кровоизлияния в мозг. Мучения продолжались и в следующем семестре: в сентябре сестру Премауэзи обнаружили утонувшей в пруду при особняке; спустя две недели другой ребенок в мягкую, теплую погоду слег с воспалением легких и скончался. Монашки, преподававшие в школе, молились о перемене судьбы, но набор бед еще не был исчерпан, и в конце октября постоялица этого дома, миссис Маргарет Гэлливан, была выброшена из окна третьего этажа и погибла.

В результате расследования преступника так и не нашли, но сестры святого Михаила были убеждены, что здесь поработали злые силы. Не минуло и недели со смерти миссис Гэлливан, как мать-настоятельница закрыла школу и вывезла всех монахинь. Судя по сообщениям в местных газетах, она полагала, что в этом доме поселилось нечто «дьявольское и ужасное», и прибавляла, что так же думают и все сестры. Представитель местной епархии утверждал, что все дело является «явственно сверхъестественным», и в скорости особняк посетил экзорцист-католик. После, в 1937 году, его продали семье Чэннонов. Ясно, что первый же владелец, сэр Генри «Кошель» Чэннон, член парламента, начал чувствовать смутное беспокойство по поводу проклятого дома, потому как весьма скоро попросил епископа из ближайшего Брентвуда его освятить. И, кажется, по крайней мере на время, трюк сработал— сэр Генри, член богатейшей династии банкиров и пивоваров, спокойно дожил до старости. Но лишь только его сын Пол унаследовал место в Вестминстере и поместье, проклятие Келведон-холла поспешило наверстать упущенное.

1986 год — дочь Пола, Оливию, обнаружили мертвой в своей студенческой квартире в Оксфорде. Вскрытие показало, что ее погубила смертоносная смесь алкоголя и героина. В результате последовавшего скандала Чэннон потерял не только своего ребенка, но и всякую надежду на продвижение в кабинете.


События происходившие в дальнейшем дают возможность предполагать, что проклятие распространилось вширь, до области министерской службы Пола Чэннона. Едва став государственным секретарем по делам транспорта, эссекский парламентарий был сражен целой чередой транспортных катастроф по всему Соединенному Королевству, чей пик пришелся сразу на три жутких крушения поездов зимой 1988/89 года. Его политическая репутация оказалась под вопросом; на парламентских дебатах шестого марта Чэннон яростно отстаивал идею доверия к общественной транспортной системе.

И как раз в тот момент, когда министр поднялся на трибуну в Палате общин, чтобы начать свою речь, в Глазго столкнулись два поезда, причем погибло и было ранено больше 50-ти человек. В июле того же 1989 года несчастья Чэннона достигли высшего уровня после публикации независимого отчета по поводу террористического акта «Локерби-747», в котором его закритиковали, Маргарет Тэтчер бесцеремонно уволила незадачливого министра.

Но не следует думать, что в Англии в наше время был только один дом с таким зловещим послужным списком. Другой особо несчастливой обителью оказался дом, который приобрела в 1972 году вдова Пенелопа Гэлленкот. Расположенный на берегу Темзы в живописной деревушке Брэй в Бершкшире, дом в начале казался достаточно дружелюбным к своим владельцам, однако друзья, оставшиеся на уик-энд ночевать, говорили, что не могут заснуть в своих комнатах, в которых чувствуют некую потустороннюю, неестественно холодную атмосферу. Миссис Гэлленкот совсем не обрадовалась, когда узнала, что когда-то ее особняк использовался для съемок дешевого триллера с призраками. Как в скором времени выяснилось, реальный кошмар был недалек, ибо в последующие два года жизнь Пенелопы Гэлленкот постоянно сотрясали трагедии.

В начале в ее саду обнаружили мертвое тело соседа, пролежавшее около недели. После одна из кошек вдовы погибла оттого, что ей необъяснимым образом свернули шею. И затем два ее юных сына утонули в течение одного месяца. Сперва Чарльз захлебнулся в домашней ванне, а затем его младший брат Ричард, побежав с игровой площадки, упал в реку, протекавшую сзади поместья вдовы. Для молодой женщины цепь зловещих событий продолжалась.

На следующей неделе к тому самому месту, с которого соскользнул ее младший сын, прибило тело мужчины. А год спустя список жутких событий дополнился еще одной смертью: 30 сентября 1973 года один из гостей в доме миссис Гэлленкот упал в реку и погиб столь же необъяснимо и на том же самом месте, где утонул ее сын.

Неудивительно, что женщина заговорила о своем доме, как о несущем знак зла, и местный священник, преподобный Себастьян Джеймс, куратор церкви Святого Михаила в Брее, говорил, что в прошлом в этом доме занимались черной магией. Полиция была столь же удручена загадками, а один высший чин признался, что даже их люди заметили некую жуть, заполнившую весь дом. Некоторые детективы пришли к убеждению, что все смерти были больше, чем странной серией не связанных между собой несчастных случаев, хотя никаких данных, подкрепляющих эту гипотезу, на первый взгляд не было. И конечно же, полицейские только зря потратили время, пытаясь вычислить злоумышленника — если такой был, — ибо вряд ли его смогли бы удержать в тюремной камере.

 


 

Николай Непомнящий

ред. shtorm777.ru