Полет Амелии Эрхарт

Полет Амелии Эрхарт длинною в жизнь

Известная американская летчица Амелия Эрхарт прославилась тем, что стала первой женщиной, пересекшей Атлантический океан по воздуху. Она трагически погибла, устанавливая новый рекорд: облететь на самолете вокруг всего земного шара.

Амелия Эрхарт родилась 24 июля 1897 г. в городе Атчисон штата Канзас. Ее отец служил юристом на железной дороге. Отношения в семье были напряженные из-за того, что дед считал своего зятя, отца Амелии, неудачником, так как тот не мог обеспечить жене и детям такого уровня жизни, к которому мать Амелии привыкла, живя в доме родителей.

Амелия с сестрой были вынуждены по несколько месяцев жить с бабушкой и дедушкой. Лишь в 1908 г., когда Амелии исполнилось 11 лет, она с сестрой в конце концов перебралась в дом своих родителей. В том же году на ярмарке она впервые увидала аэроплан, который, впрочем, не произвел на нее никакого впечатления.

Ее больше волновали отношения между родителями, которые с каждым годом становились все более сложными. Отец начал пить, и мать забрала дочерей и перебралась в Чикаго. Там девочки окончили школу, после чего поступила на медицинский факультет университета.

1920 год — ее родители опять начали жить вместе. Отец, раньше видевший дочерей довольно редко, стал уделять им больше внимания. Так, однажды он повез их в Калифорнию на аэрошоу, где Амелия совершила свой первый полет на открытом биплане, конечно как пассажир.

Но с этого дня девушка заболела небом. Она приобрела небольшой аэроплан, назвала его «Канарейка» и начала брать уроки у летчицы Аниты Снук. Вначале Эрхарт пережила несколько аварий, что дало Снук основание заявить, что Эрхарт – весьма неумелый пилот. Однако, несмотря на это, уже в 1922 г. девушка установила свой первый рекорд: ей удалось подняться на высоту 14 000 футов.

До некоторых пор Амелия считала авиацию хобби и продолжала учиться в университете. Правда, несмотря на это, она очень активно занималась пропагандой женской авиации, благодаря чему ее имя неоднократно появлялось в газетах. Именно ее известность сыграла роль в том, что ее выбрали в качестве первой женщины, которая должна была пересечь Атлантический океан.

Об этой чести мечтали многие женщины. Мужчины уже установили рекорды: пересекли Атлантику на самолетах с востока на запад (этот путь был легче благодаря попутному ветру), а после и с запада на восток. Первой попытку перелететь океан предприняла принцесса Анна Людвиг Левенштейн-Верхтхайм, в кругах авиации известная как Анна Сейвл. Она была опытным пилотом и прославилась тем, что в одиночку перелетела через Средиземное море из Египта во Францию. Но Анна со спутниками не смогла поставить рекорд в Атлантике: их «фоккер» «Святой Рафаэль» вылетел из Европы, но не смог достичь канадских берегов.


Следующую попытку предприняла американка мисс Френсис Грейсон на самолете «райт», который окрестили «Рассветом». Несмотря на дурные предзнаменования, не очень хорошую погоду и несколько раз откладывавшийся старт, «Рассвет» все же смог взлететь, но цели он не достиг. Связь с самолетом прервалась, и последними сообщениями, полученными с его борта, были «Что-то не в порядке…» и «…Где мы? Можете ли вы определить, где мы находимся?».

Потом, вновь на «райте», через океан полетела дочь лорда Инчкейпа, Элси. Таким образом она хотела не только прославиться, но и доказать своей семье, что стала самостоятельной. Как и ее предшественницы, она также была фанаткой авиации и неплохо водила самолет. К перелету через Атлантику она готовилась довольно серьезно, изучила маршрут, спокойно, не торопясь, выбрала наиболее подходящее для этого время года. Свой самолет она назвала «Попыткой». Но увы, попытка была не удачной, и Элси со своими спутниками навсегда исчезла в океане.

И лишь в 1928 г. женщина смогла пересечь океан. Произошло это таким образом. Жена одного крупного британского чиновника мистера Гетса, любительница делать экстравагантные покупки, как-то раз купила 3-х моторный «Фоккер A VII-3м». Мужу она сообщила, что намеревается установить новый рекорд и пересечь на самолете Атлантический океан. Но неожиданно для нее мистер Гетс проявил твердость и категорически запретил жене лететь. Миссис Гетс была вынуждена отказаться от своей затеи.

Однако взамен этого она поставила условие, что океан пересечет именно ее самолет с американкой на борту (миссис Гетс по происхождению сама была американкой), ну, к примеру, пусть его ведет молодая, но уже опытная летчица Амелия Эрхарт. На это муж согласился.

Вот так получилось, что Эрхарт позвонили и спросили, не хочет ли она перелететь через Атлантический океан и установить новый рекорд. Не раздумывая, девушка согласилась. Так же не раздумывая, в скором времени подписала все контракты, которые ей предлагал издатель Джордж Путман.

Путман давно уже следил по газетным статьям за полетами Эрхарт. И именно он подсказал миссис Гетс это имя, назвав ее «девушкой с подходящим имиджем». Таким образом, он считал, и не без основания, что именно он открыл звезду Эрхарт и имеет право на гонорар. Он собирался писать статьи и издать книгу о ее полете, а Амелия, не искушенная в этом, на все согласилась. Правда, она все же была «командиром экипажа», но лишь на бумаге.

Перед самым стартом Эрхарт узнала о том, что она отнюдь не пилот, а просто пассажирка. Самолет поведут пилот Шульц и механик Гордон. Путман, как видно, все же не верил в мастерство Амелии и решил перестраховаться. Она стала было спорить, но что делать: она ведь сама подписывала, не читая, все контракты.

1928 год, 18 июня — самолет «Дружба» взлетел из Ньюфаундленда, успешно совершил трансатлантический перелет и приземлился в Берри-Порте в Уэльсе. В Европе самолет встретили с большой помпой, и, несмотря на то что Амелия жаловалась, что ее «…везли, как мешок картошки», ее слава как первой женщины, которой в конце концов покорился океан, затмила славу пилота и механика.

Уже спустя несколько дней после успешного приземления за Амелию взялся Путман. Он организовал для нее лекционное турне по США, издал ее книгу под названием «20 часов 40 минут», которая великолепно раскупалась. Он постоянно сопровождал Амелию и даже поселил ее в собственном доме. Свою книгу Эрхарт посвятила жене Путмана, что ему очень не понравилось: у него были совсем иные планы. Он поспешно развелся с супругой и предложил руку и сердце Амелии. Девушка не испытывала к своему покровителю никаких чувств, кроме дружеских, к которым к тому же примешивалось легкое подозрение, что забота Путмана отнюдь не бескорыстна. Она, вероятно, начинала понимать, что он попросту хочет нажиться на славе летчицы.

Амелию расстраивало еще и то, что слава досталась ей одной, несмотря на то что она практически ничего не делала. Что касается пилота и механика, благодаря которым они долетели до побережья Европы, то их пресса предпочитала игнорировать. Тем временем девушка начала получать персональные поздравления от людей из различных уголков страны.

Поздравительную открытку ей прислал даже американский президент Калвин Кулидж. Амелия предприняла несколько попыток изменить такую ситуацию: пробовала приглашать Шульца и Гордона также выступить с лекциями, убеждала сопровождать ее на банкеты, куда приглашали ее одну. Но Путман уверял Амелию, что это ни к чему, что одна она будет иметь больший успех и значительно большие гонорары.

Тем временем Джордж Путман продолжал ухаживать за Амелией, приглашал ее в театры, водил в рестораны, развлекал, окружил заботой и не давал возможности встречаться с другими мужчинами. В конце концов в 1931 г. Эрхарт согласилась выйти за него замуж.

После свадьбы молодой супруг развернул еще большую рекламную кампанию: его жена стала звездой рекламы. Она была вынуждена рекламировать спортивную одежду, крем от загара, ее фотографии были на сигаретных пачках. Выпустили сверхлегкие чемоданы для авиапассажиров с этикеткой «Амелия Эрхарт».

Но девушке такая жизнь вовсе не нравилась. Она летчик и хочет летать, а не участвовать в бесконечных съемках для журналов и лекционных турне! И в 1932 г. Амелия настояла на новом полете: она вновь полетит через Атлантику, но на этот раз – в качестве пилота и абсолютно одна, без второго пилота и механика.

Эрхарт вылетела с острова Ньюфаундленд на самолете «Локхид-Вега» и взяла курс на Великобританию. Полет прошел успешно: она приземлилась в Ирландии и отправилась в Лондон, где ее встречал муж. И вновь начались бесконечные чествования, лекции, банкеты.

Амелию Эрхарт назвали «выдающейся женщиной года», президент Америки Герберт Гувер вручил ей специальную золотую медаль Национального географического общества. Но Амелию все это утомляло. Она совершила этот перелет ради того, чтобы доказать самой себе, что все-же является настоящим пилотом. Но что ей делать дальше? Бесконечные банкеты утомляли ее, она едва успевала менять туалеты. Она чувствовала, что такая жизнь не для нее, но до поры до времени уступала Путману, который уверял ее, что нельзя отклонить это приглашение, чтобы не обидеть миссис…, нельзя отказываться от участия в рекламных акциях, иначе ее перестанут приглашать, и т. д.

Путман наконец-то поверил в мастерство своей жены и начал без страха отпускать ее в небо. Больше того, он даже подбивал ее к новым рекордам. Эрхарт совершила безостановочный перелет из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк. Потом пересекла часть Тихого океана, стартовав с одного из Гавайских островов и приземлившись в Калифорнии. И каждый раз ее ожидал грандиозный успех.

Окончательно убедившись в навигационных способностях своей талантливой супруги, Путман задумал новое грандиозное шоу – кругосветный перелет. Однако, услыхав об этом, Амелия впервые засомневалась. Это слишком долго и сложно, она не выдержит такой нагрузки, или не хватит горючего, и ее самолет неминуемо упадет в море.

Но Джордж не переставал мягко убеждать ее, что этот перелет абсолютно безопасен, как и любой другой: ведь уже середина 1930-х годов, техника все время совершенствуется, самолеты теперь более куда безопаснее, чем тогда, когда она училась летать, да и аварий случается все меньше и меньше. Ведь ей без особого труда удалось перелететь через Атлантику, где до нее погибло много людей, она сможет облететь и весь земной шар.

После муж заговорил о деньгах: понимая, что Амелию не интересуют развлечения и новые наряды, он начал убеждать ее, что на гонорары от этого полета она сможет приобрести новый, самый современный самолет. Но Амелия продолжала сомневаться. К чему этот ненужный риск? Да, она летчик, ей очень нравится летать, она любит небо, но она уже и так достаточно известна и богата, ни в чем не нуждается, так зачем же рисковать своей жизнью?

К тому же она была уверена, что этот полет станет для нее последним, о чем не переставая говорила супругу. Полет продлится несколько недель, она устанет, не сможет выдержать такого сильного напряжения, и рано или поздно собьется с курса. К тому же за это время следует ждать чего угодно: самолет также может поломаться. Ведь полет – это не езда на автомобиле.

На некоторое время Путман успокоился, но затем вновь начал убеждать жену. На этот раз он предпринял другую тактику: как-то раз предложил разработать маршрут для кругосветного полета. Когда Амелия начала привычно говорить, что нечего смотреть, она никогда не согласится лететь, ее муж спокойно ответил: почему она думает, что он предлагает ей лететь? Он знает ее мнение и уважает его. Не хочешь лететь, не надо. Он просит ее только разработать свой вариант маршрута. Что до полета, то нашлась другая женщина, которая с радостью согласилась на него. Она опытная летчица, к тому же немного моложе Эрхарт, и ей будет легче выдержать такие сильные перегрузки. А Амелия останется дома, со своим Джорджем. В действительности, к чему ей лететь? Может быть, она права, да и моложе не становится. Он больше не будет принуждать ее летать, пусть Амелия не волнуется.

Эрхарт задумалась. Она даже не проверяла слова мужа о том, что он нашел другую летчицу, между тем как Путман на самом деле блефовал: у него не было на примете никого, кто отважился бы на такое отчаянное путешествие. Он понимал, что со временем успех Амелии сойдет на нет, о ней перестанут говорить и закончится такой легкий для него источник дохода, а после подобного перелета, если все правильно организовать, можно будет до самой смерти не нуждаться в деньгах.

Спустя несколько дней Путман заметил, что Амелия с вниманием изучает большой атлас мира. А еще спустя какое-то время услышал от супруги первое неуверенное предположение, что он, возможно, и прав, этот полет, вероятно, не так уж и опасен, как ей показалось вначале… и что, может быть, возможно совершить его… конечно, не в одиночку… Но Путман и виду не подал. Он заявил, что «его аваторша» собирается лететь одна, но если Амелия настаивает, что в одиночку лететь опасно… кого бы она, как опытный человек, порекомендовала бы этой отважной женщине в качестве второго пилота?

Еще спустя несколько дней Эрхарт попробовала было сказать, что она согласна лететь вокруг земного шара. Однако вдруг натолкнулась на упорство Путмана: теперь он не хотел отпускать ее. Он говорил, что она слишком много летала в последнее время, устала, заявил, что только из вежливости предлагал ей полет, в действительности не веря, что она сможет долететь. В заключение Джордж сказал, что для такого опасного перелета нужен кто-то помоложе.

Тут Эрхарт разозлилась. То есть как это помоложе? Ей всего лишь 38, она опытный летчик. Если уж на то пошло, то никто, кроме нее, не сможет совершить этот полет. Она в одиночку смогла совершить несколько перелетов и что-то не слышала о другой летчице, которая летала бы больше, чем она. Решено, она сама поведет самолет. Конечно, не в одиночку. В одиночку такой перелет не сможет совершить никто. Она выберет молодого и опытного летчика-мужчину.

Эрхарт очень тщательно изучила карты и разработала маршрут. Стартовать она будет из США и полетит на восток. Атлантику она преодолеет, потом у нее на пути Африка, Азия. А вот потом начинается самый сложный этап пути – Тихий океан. Он чрезвычайно широк, и перелететь его невозможно. Эрхарт запланировала посадку на маленьком островке Хауленд, где надеялась отдохнуть и дозаправиться. Правда, островок очень мал, найти в безбрежном океане его не так-то и непросто. Надо точно выдержать курс: даже ошибка на 1° для нее может оказаться смертельной. Если самолет пройдет в 50 км от острова, она затеряется в безбрежном океане.

Этот этап пути вызывал у Эрхарт наибольшие сомнения. Сможет ли она отыскать посреди Тихого океана этот крохотный островок? Не собьется ли с курса? Сомнения ее были настолько велики, что она была готова отказаться от перелета. Но пути назад не было. Путман уже стал готовить рекламную акцию, посвященную ее кругосветному перелету. Надо было лететь. К тому же этим она в конце концов сможет доказать всему миру, что является в действительности опытным летчиком. Кое-кто в этом уже стал сомневаться: в газетах начали появляться статьи, в которых высказывались сомнения в ее способности водить самолет. И это после всех ее рекордов!

Первую попытку совершить кругосветный перелет Эрхарт предприняла в марте 1935 г. Однако он закончился неудачей, Амелия даже не смогла подняться в воздух: на самом старте ее самолет «Локхид-Электра» внезапно потерял управление, шасси сломались. Машина заскользила по взлетной полосе на брюхе. Самолет отправили на ремонт, а Эрхарт на какое-то время отказалась от рискованного полета.

1937 год — «Локхид-Электра» был окончательно отремонтирован и несколько раз скрупулезно испытан. Все было в порядке, откладывать полет больше не было причин. Старт назначили на 21 мая. В качестве второго пилота Эрхарт выбрала молодого, но опытного авиатора Фреда Нунэна.

«Локхид-Электра» вылетел из Лос-Анджелеса и взял курс на восток. Без особых проблем он достиг Флориды, где успешно приземлился. Потом Эрхарт сделала короткую остановку на острове Пуэрто-Рико, где дозаправилась топливом и немного отдохнула, после чего направилась дальше на восток.

Амелия успешно пересекла Атлантический океан по кратчайшему расстоянию и совершила посадку на побережье Африки, потом пересекла Красное море. Дальше были остановки в Карачи, Калькутте, Рангуне, Бангкоке, Бандунге.

…Полет длился уже месяц и давался Эрхарт довольно тяжело. Из-за нагрузок Амелия сильно похудела, в последние дни она с трудом следила за показаниями приборов. Едва сойдя с борта самолета, она сразу же просила отвести ее в гостиницу, где засыпала мертвым сном. А утром ее с трудом будили и вновь везли на аэродром. 27 июня самолет сделал посадку в Порт-Дарвине. Еще спустя два дня приземлился на Новой Гвинее. Амелия пролетела большую часть пути, и перед ней расстилался Тихий океан. Здесь она написала очередное (как со временем выяснилось, последнее) письмо своему мужу. Она закончила его словами: «Все пространство мира осталось за нами, кроме этого рубежа – океана…»

Предполагалось, что 4 июля, в День независимости США, самолет Эрхарт приземлится в американском городе Окленде. За два дня до этого «Локхид-Электра» поднялся в воздух и взял курс на остров Хауленд, где должен был в последний раз дозаправиться горючим. Небо было ясным, и предварительные сводки обещали отличную погоду по всему маршруту. До острова было 4 730 км.

Баки были полны. На борту находилось 3 028 л бензина, 265 л масла – максимум того, что может поднять самолет. Для того чтобы взять на борт больше горючего, оставили на земле практически все. С собой взяли лишь самое необходимое: парашюты, резиновую лодку, ракетницу. Немного воды и еды. И пистолет. Несмотря на то что самолет был перегружен, Эрхарт удалось взлететь, и она взяла курс на маленький островок. Теперь лишь бы не пропустить его.

Впоследствии многие вспоминали, что во время посадок Нунэн просил отрегулировать бортовой хронометр, который был неточным. Без него невозможно было выдержать курс. Хронометр вроде бы привели в порядок, но проверить его времени уже не было.

Старт состоялся в 10 часов утра. Спустя 7 часов катер береговой охраны «Итаска», ожидавший «Локхид-Электра» у Хауленда, получил по радио подтверждение из Сан-Франциско о том, что Эрхарт и Нунэн вылетели. Командир катера вышел в эфир и сообщил: «Эрхарт, слушаем вас каждую 15-ю и 45-ю минуты часа. Передаем погоду и курс каждые полчаса и час».

В 1 час 12 минут радист «Итаски» послал сообщение в Сан-Франциско, что с борта «Локхид-Электра» не было получено ни одного сообщения. В 2 часа 45 минут Эрхарт впервые вышла на связь. Она сообщила: «Облачно… Погода плохая… Лобовой ветер». Больше не произнесла ни слова. Радист катера попросил ее передать подробности морзянкой, но Эрхарт замолчала. Только спустя час она вновь смогла на короткое время связаться с берегом: «Вызываю „Итаску“, вызываю „Итаску“, слушайте меня через полтора часа…», и опять тишина. Она пыталась передать еще что-то, но сообщение не смогли расшифровать.

В 7 часов 42 минуты (самолет уже около суток находился в воздухе) Эрхарт вновь вышла на связь: «Вызываю „Итаску“. Мы где-то рядом, но вас не видим. Горючего только на 30 минут. Попытаемся выйти на вас по радио, высота 300 метров». Через 16 минут вновь сигналы с борта: «Вызываю „Итаску“, мы над вами, но вас не видим…», на которые радист катера ответил серией длинных радиограмм. На это был получен ответ: «„Итаска“, мы вас слышим, но недостаточно, чтобы установить…».

Возможно, произошло то, чего так боялась Эрхарт: самолет сбился с курса, и пилоты не могли правильно определить направление. По подсчетам, горючего оставалось на борту только на несколько минут. В 8 часов 45 минут Эрхарт вышла на связь в последний раз. Срывающимся голосом она кричала: «Hаш курс 157–337, повторяю… повторяю… Сносит на север… на юг». После этого в эфире наступила тишина.

Как только стало ясно, что самолет не долетел до острова, сразу же был отдан приказ начать спасательную операцию. Командир катера надеялся, что пустые баки самолета сработают как поплавки и самолет продержится на плаву еще около часа. На место предполагаемой посадки «Локхид-Электры» в срочном порядке направили гидросамолет. Но спасатели не смогли обнаружить ни малейших следов самолета.

Несмотря на это, поиски продолжались. Американский президент Рузвельт, узнав о трагедии, отдал распоряжение послать в Тихий океан суда и самолеты. Спасательные работы продолжались; в них принимали участие 9 кораблей и 66 самолетов. Было затрачено 4 миллиона долларов. Спасатели осмотрели более сотни тысяч квадратных миль океана. Поиски продолжались до 18 июля, когда был получен приказ прекратить спасательные работы. После этого стало ясно, что самолет «Локхид-Электра» и его экипаж навсегда исчезли в водах Тихого океана.

Трагическое событие потрясло весь мир. Целый месяц не только в США, но и в других странах земного шара внимательно следили за полетом героической женщины, которая не побоялась решиться на такое сложное кругосветное путешествие. И вот, когда до победы оставалось всего два дня пути, она не выдержала. Во многих газетах и журналах всего мира были опубликованы печальные сообщения о том, что самолет и его экипаж пропали без вести.

К примеру, журнал «Флайт» написал: «Hевозможно себе представить, что летчики, потерпевшие аварию в тропиках, обречены на медленное умирание. Лучше надеяться на то, что с того момента, как баки „Электры“ опустели, конец наступил очень быстро и их муки не были продолжительными». Вспомнили, что среди прочих вещей Амелия взяла с собой на борт самолета пистолет…

Настоящие причины гибели Амелии Эрхарт и Фреда Нунэна так никогда и не были выяснены. Но через четверть века интерес к их кругосветному полету вновь возрос. Началось неофициальное расследование их гибели, выдвигались самые разные предположения.

К примеру, появилась версия, согласно которой Эрхарт и Нунэн были завербованы американской военной разведкой и под видом кругосветного полета выполняли очередное задание. После того как самолет потерпел аварию, летчики попали в руки японцев. В пользу данного факта, по мнению сторонников этой теории, говорит и то, что во время эксгумации могил американских военнопленных на острове Сайпан были обнаружены два трупа – мужчины и женщины – в летных комбинезонах.

Многие не желали верить в гибель Эрхарт. Уверяли, что она была отличной летчицей и не могла потерпеть аварию. По их версии, Эрхарт согласилась «потеряться» в Тихом океане для того, чтобы у американских ВМС появился повод под видом спасательных работ направить в Тихий океан корабли и самолеты с целью провести съемку местности. Сама Амелия якобы живет под чужим именем в Америке. Один из американских военных заявил, что видел Амелию Эрхарт, и даже указал на какую-то женщину, но та все отрицала.

Некоторые уверяли, что Эрхарт имела только начальный опыт вождения самолета, другие – что второй пилот Нунэн по время каждой посадки сильно напивался, утром садился в самолет, не успев протрезветь. Задним числом выяснили, что положение острова Хауленд было нанесено на карту с ошибкой в 5,8 морских миль.

Радисты «Итаски» якобы заявляли, что капитан Томпсон подделал радиожурнал и плохо организовал спасательные работы в первые часы после падения «Локхид-Электры».

Но все эти предположения так и остаются предположениями. Со дня трагедии прошло много времени, и обломки самолета так и не были обнаружены. Вероятней всего, они покоятся на дне Тихого океана.

 

 


 

К.Ляхова

ред. shtorm777.ru