Александр 2, страшные предсказания

Страшные пророчества для Александра 2

Шесть раз за ним смерть придет, да забрать не сможет. Шесть раз коснется, только в седьмой раз заберет. Могуч, славен, силен будет и свершит великое! А помрет в красных сапогах

В русской истории полно загадочных пророчеств и предсказаний, сделанных юродивыми. В отечественной традиции такие люди не малы умом и не больны физически. Наоборот, это — Божьи люди, именно их устами и говорит сам Господь. Наиболее ярко отразились пророчества известных в Москве юродивых в судьбе императора Александра 2 — того самого, которого называли Освободителем, потому как именно он издал указ об освобождении крестьян от крепостного права.

Пророчество московского юродивого

Все начиналось с рождения. 1818 год — в семье третьего сына императора Павла I — Николая Павловича — родился первенец Александр. Никакого особого восторга это не вызывало: великий князь Николай Павлович был младшим из братьев в семье Романовых и по этому никак на престол не претендовал. Отцу его, Павлу I, наследовал старший сын — Александр I, в случае смерти того наследником считался второй брат — Константин. Ну а потому как Николаю ничего не светило, то и рождение его сына не считали особым событием.

Но мать новорожденного, юная прусская принцесса, нареченная в России Александрой Федоровной, все равно мечтала о лучшей доле для своего хорошенького и здорового первенца. Она-то и захотела узнать его судьбу. Как любая прусская принцесса, она свято верила в мистические пророчества и предсказания. А в России в то время лучшим предсказателем являлся живший в Москве юродивый Федор. И вот Александра Федоровна уговорила мужа отправить к этому Федору гонцов.


Гонцов не было в Петербурге всего-то несколько дней. Но возвратившись, выглядели испуганно и попросили приватного свидания с Николаем и его женой. Николай лишь фыркнул — ни в какие пророчества великий князь не верил и послушать рассказ о путешествии в Первопрестольную захотел в окружении своих армейских приятелей. Но Александра Федоровна относилась к провидцам как к Божьим указчикам и поэтому повела мужа в кабинет. Там гонцы, шепотом, отводя взгляд, поведали речь юродивого старца Федора.

Как оказалось, тот поверг их в полное смятение, встретив словами:

— Берегите наследника!

— Мы тебя не о наследнике Константине Павловиче спрашиваем, а о сыне Николая Павловича — маленьком Александре! — ответили гонцы.

— И я о нем! — воскликнул старец Федор. — Могуч, славен, силен будет! Божий перст, освободитель и свершит великое! — И вдруг по-старчески всхлипнул: — А помрет в красных сапогах…

— Что ты бормочешь?!

— Величайший государь крепок будет! — забормотал юродивый. — шесть раз за ним смерть придет, да забрать не сможет. Шесть раз коснется, только в седьмой раз заберет…

Николай изменился в лице:

— Неужто так сильно болеть будет мой Сашка?

Но Александра Федоровна поняла из речей другое:

— Наш сын трон наследует! Выходит, и ты императором станешь, Николай! А что болеть будет, так все дети болеют…

Таинственная картина

Но Александр подрастал крепким, почти не болея. Но вот лет в 5 мальчик все таки подхватил какую-то жуткую простуду. Лежа в бреду, привиделась ему старинная картина, которую показал Саше как-то отец в одном из коридоров в Зимнем дворце. На той картине дама — красивая, но вся какая-то холодная, в серебряных одеждах — стояла на стене старинного замка и смотрела вниз. А внизу мир делился на две части: с одной стороны народ веселился и что-то праздновал, а с другой — плакал, видно, кого-то хоронил. Дама смотрела на все это абсолютно отстраненно, и лишь губы ее немного кривились, будто бы она знала нечто-то такое, что хотела сказать, но не могла.

Но ночью, когда мальчик бредил в лихорадке, дама заговорила. Саше привиделось, как будто она подошла прямо к его кровати и губы ее, дрогнув, произнесли:

— Не бойся, Саша. Я прихожу ко всем, сколько бы от меня ни прятались. В урочный час я найду любого. Я и тебя найду… Шесть раз только коснусь и уйду. Но на седьмой раз заберу. Помни — на седьмой раз пойдешь за мной. А чтобы не забыл, вот тебе мои метки!

И дама призрачной рукой провела черту ниже колен мальчика, а после прижала пальцы к его животу. Пальцы были холодные, но Сашу прошибло огненным потом. И стало так страшно!..

Саша застонал и вдруг понял: это приходила смерть!

Страшный знак

Предсказание юродивого Федора исполнилось. После кончины бездетного Александра I официальный наследник Константин Павлович внезапно отказался от трона в пользу своего младшего брата, и Николай Павлович стал императором, а после него на трон взошел и его первенец — Александр Николаевич.

Согласно традиции коронацию должны были проходить в Москве в кремлевском Успенском соборе. Народа было море — семья Романовых, москвичи, зарубежные гости. Но только  успела начаться церемония, как с колокольни Ивана Великого сорвался и упал огромный колокол. Отчего? Ни ветра, ни землетрясения не ощущалось. И само-то по себе падение колокола считали на Руси страшным событием, а уж во время коронации приобрело зловещее значение.

Перепуганные москвичи кинулись за объяснением к самому уважаемому в городе предсказателю — провидцу Ивану Яковлевичу Корейше. А тот, живший на окраине города в церковной больнице около Преображенской заставы, уже будто знал, по какой надобности к нему приехали. Только и крикнул:

— Бедствие великое! Взрыв воздушный ждите!

Но взрывов никаких не последовало, и народ успокоился.

Безумный послушник

А вот в Свято-Сергиевской пустыне случилось странное событие. В покоях архимандрита Игнатия был вывешен портрет нового императора Александра 2,  в натуральную величину. Да видать, когда живописец работал, у него не было большого холста, так что императорские ноги не поместились, и художник дорисовал их уже на другом, «приращенном» куске холста. Портрет это никак не портило — Александр на нем выглядел как живой.

Но каким же было изумление и возмущение архимандрита Игнатия, когда перед перед его глазами один их послушников с ужасающим криком кинулся к царскому изображению да еще с раскаленной кочергой. Сумасшедшего пытались перехватить, но тот с нечеловеческой силой раскидал братию и приложил кочергу прямо к шву на холсте ниже колен императора.

— У царя кровь течет! — орал помешавшийся послушник. — Скорей прижечь надо, а то царь кровью изойдет!

В итоге послушника довелось перевести в сумасшедший дом, портрет был отправлен на реставрацию. И снова все успокоилось.

Тобольский шаман

Но о происшедшем доложили императору. Александр 2 долго слушать не стал, а, отпустив архимандрита, быстро удалился в свои покои. Там Александр, вздохнул, и осмотрел свои ноги. С той давней ночи детства, когда ему приснилась жуткая дама в серебряной одежде, у него под коленками часто болело и выступали красные полосы, а когда император нервничал, начинал тупо ныть живот, и там так-же выступал красный круг — отметины дамы смерти.

Еще Александр припомнил, что когда ездил в молодости по России, то попал в Тобольск и не удержался — сходил к местному известному шаману. Тот обитал в лесу, поначалу делал вид, что не понимает по-русски, лишь моргал жалобно. Но, выпив бутыль водки, пришел в себя, стал понимать и попросил свиту отойти. Придворные во главе с В. И. Жуковским, великим поэтом и воспитателем Александра, попятились. Шаман же заговорил:

— Велик будешь, Александр Николаевич. Народ освободишь. Ничего не бойся в делах своих. Твой путь уже в Небесах написан. Шесть раз смерти в лицо посмотришь. Да ты небось и сам все знаешь…

— Знаю, — прошептал Александр и содрогнулся. Значит, правы были и московский юродивый Федор, и дама в серебряном. Теперь и третье предсказание об одном и том же…

Всю дорогу назад Александр молчал, лишь в Тобольске прошептал Жуковскому:

— Все совпадает…

Жуковский запомнил и записал в мемуарах сей странный случай.

Исполнение предсказаний

С той поры Александр жил, точно зная о своем будущем. Оказался мужественным человеком — особенно не берегся, охраны не увеличивал, по столице, стране и Европе ездил свободно. Знал, что впереди его ждет шесть не-смертей. Старался не верить в седьмую, а работать на благо страны. Издал указ об освобождении крестьянства от крепостного права, стал писать конституцию. Наградой стали шесть покушений. Седьмое оказалось последним. Вот что значит быть реформатором-освободителем в России… Кажется, народ бы должен на руках носить, а тут…

В начале в 1866 году стрелял Каракозов, спустя год — Березовский, за ним — Соловьев, после за дело принялись народовольцы. 1879 год — группа под командованием Софьи Перовской подложила бомбу под железнодорожные пути невдалеке от Москвы. Но взорвался не царский поезд, а второй — с багажом. Потом Халтурин подложил бомбу прямо в столовой Зимнего дворца. Но ужин начался позднее и никто не пострадал. Шестым покушением стал взрыв бомбы на петербургской набережной.

1881 год, 1 марта — государь ехал в карете. Софья Перовская махнула платком — и в сторону кареты полетела бомба. Взрыв раздался, но император не пострадал. Народ шарахнулся, но Александр-то знал, что это — всего только его шестая встреча со смертью, а это означает, ему пока ничего не угрожает. Может, потому государь столь бесстрашно шагнул к террористу, схваченному охраной? Откуда было знать царю, что рядом находится второй бомбометатель?

Незамеченный охраной, Игнатий Гриневицкий кинул вторую бомбу. Это и была роковая — седьмая — встреча Александра 2 со смертью. Раздался тот самый «воздушный взрыв», предсказанный московским провидцем Корейшей. Взрыв пробил живот императора и раздробил ноги как раз ниже колен, залив их кровью, словно одев в красные сапожки. Так сошлись все пророчества императора Александра 2.

И по трагическому стечению судьбы все это произошло в день, когда государь решил дать ход проекту разработки конституции страны. Не будь террористического акта, Россия уже в ту пору вступила бы в конституционную эру. И не случилось бы множества последующих революционных бедствий и террористических ужасов. И кто знает, может, мы жили бы в более гуманной и счастливой стране…

 


 

Елена Коровина

ред. shtorm777.ru