Афанасий Никитин. Биография

Биография Афанасия Никитина

Что известно о А. Никитине

Афанасий Никитин (рожд. неизвестно, смерть возможно 1475 г.) — мореплаватель, торговец, купец. Первый из европейцев, кто побывал в Индии. Он открыл Индию за 25 лет до Васко да Гамы и других португальских мореплавателей. Совершил путешествие в 1468—1474 гг. по Персии, Индии и Турецкому государству. В своих путевых записках «Хождение за три моря» он в подробностях описывает быт и политическое устройство восточных стран.

Загадочная личность купца

В российской истории немало загадочных личностей. И, возможно, самая загадочная из них – личность тверского купца Афанасия Никитина. Да и купцом ли он был? А кем, если не купцом? То, что был путешественник и писатель – это понятно: совершил свое «Хождение за три моря» еще и описал его, да так, что и по сей день, через более 500 лет, читать интересно. А вот чем торговал этот купец – неизвестно. Почему сам ехал на одном корабле, а товары вез на другом? И почему брал с собой книги – целый сундук? Есть и еще вопросы…


Записки путешественника

Записки Афанасия Никитина приобрел в 1475 г. Василий Мамырев, дьяк великого князя московского Ивана III, у неких купцов, пожаловавших в Москву. «Обретох написание Офонаса тверитина купца, что был в Ындее 4 годы, а ходил, сказывают, с Василием Папиным» – так надписал обретенные «тетрати» путешественника дотошный чиновник, уточнив при этом, что вышеназванный посол ездил тогда к Ширван-шаху (то есть к правителю Азербайджана) с партией кречетов (известных ловчих птиц русского Севера), которые предназначались в дар восточному властителю, а позже принимал участие в Казанском походе, где и был убит татарской стрелой. Уже такое предисловие говорит о пристальном интересе высшего кремлевского чиновника к этому документу (дьяк – должность, соответствовавшая статусу министра).

Путешествие Афанасия Никитина

А документ в действительности прелюбопытный. Вот что из него следует. Когда в 1466 г. великий князь Московский Иван III отправил своего посла Василия Папина ко двору шаха страны Ширван, купец из Твери Афанасий Никитин, который собирался в торговую поездку на Восток, решил присоединиться к этому посольству. Подготовился он основательно: достал проезжие грамоты от великого князя Московского и от князя Тверского, охранные грамоты от епископа Геннадия и воеводы Бориса Захарьевича, запасся рекомендательными письмами к нижегородскому наместнику и таможенному начальству.

В Нижнем Новгороде Афанасий узнал, что посол Папин уже прошел мимо города к низовьям Волги. Тогда путешественник решил дождаться ширванского посла Хасан-бека, возвращавшегося ко двору своего государя с 90 кречетами – подарком Ивана III. Товары свои и вещи Никитин разместил на малом судне, а сам со своей походной библиотечкой устроился на большом корабле с другими купцами. Вместе со свитой Хасан-бека, кречетниками и Афанасием Никитиным в Ширванское царство ехали больше 20 русских – москвичей и тверичей. Чем хотел Афанасий торговать, он нигде не уточняет.

Путешествие А. Никитина в Индию

Путешествие Афанасия Никитина в Индию

В низовьях Волги караван ширванского посла сел на мель. Там на него напали лихие люди астраханского хана Касима. Путешественников ограбили, убили одного из русских и забрали у них маленькое судно, на котором были все товары и имущество Афанасия. В устье Волги татары захватили еще корабль. Когда мореплаватели двигались вдоль западного берега Каспия к Дербенту, налетела буря – и еще судно разбило у дагестанской крепости Тарки. Кайтаки, местное население, разграбили грузы, а москвичей и тверичей увели с собой в полон…

Плавание продолжил единственный уцелевший корабль. Когда, в конце концов, прибыли в Дербент, Никитин, найдя Василия Папина, попросил его и ширванского посла, чтобы они помогли в освобождении русских, угнанных кайтаками. Его послушали и отправили скорохода в ставку государя Ширвана, а тот направил посла к предводителю кайтаков. В скором времени Никитин повстречал освобожденных земляков в Дербенте.

Ширваншах Фаррух-Ясар получил драгоценных русских кречетов, однако пожалел нескольких золотых монет, чтобы помочь раздетым и голодным людям возвратиться обратно на Русь. Товарищи Никитина опечалились «да и разошлись кои куды». Те, у кого не было долгов за товары, взятые на Руси, побрели домой, другие пошли работать в Баку, а некоторые остались в Шемахе. Куда же отправился Афанасий Никитин, ограбленный, без товаров, денег и книг? «А я пошел в Дербент, а из Дербента в Баку, а из Баку пошел за море…» Зачем пошел, почему, на какие средства? Об этом не упоминается…

1468 год — он оказался в Персии. Где и как он провел целый год – опять ни слова. Впечатлений от Персии, где он прожил еще один год, у путешественника совсем немного: «из Рея пошел к Кашану и тут был месяц. А из Кашана к Найину, потом к Йезду и тут жил месяц…» Покинув Иезд, тверской купец добрался до населенного купцами-мореходами города Лара, правители которого зависели от государя могущественной Белобаранной Туркменской державы. «Из Сирджана к Таруму, где финиками кормят скотину…»

«И тут есть пристанище Гурмызьское и тут есть море Индейское», – написал путешественник весной 1469 г. в своей «тетрати». Здесь, в Ормузе на берегу Персидского залива, ограбленный Афанасий вдруг оказался владельцем породистого жеребца, которого собирался выгодно продать в Индии. В скором времени Никитин вместе со своим конем был уже на парусном корабле без верхней палубы, перевозившем через море живой груз. Спустя шесть недель корабль бросил якорь в гавани Чаул на Малабарском берегу, на западе Индии. Перевоз обошелся в 100 рублей.

Индия занимает в дневниках Никитина значительное место. «И тут есть Индейская страна, и люди ходят все наги, а голова не покрыта, а груди голы, а власы в одну косу заплетены, а все ходят брюхаты, а дети родятся на всякий год, а детей у них много. А мужики и жонкы все нагы, а все черны. Яз куды хожу, ино за мною людей много, да дивуются белому человеку…» – с удивлением записывал странник.

Карта путешествия А. Никитина

Карта путешествия Никитина

Около месяца ехал на своем коне Афанасий Никитин в город Джуннар (Джунир), делая, как видно, частые остановки в пути. Он указывал в дневнике расстояния между городами и большими селениями. Джуниром, который входил, возможно, в состав мусульманского государства, правил наместник Асад-хан, который, как написал Афанасий, имея много слонов и коней, тем не менее «ездил на людях».

Купец продолжил свое путешествие. Прибыв в город Бидар, столицу мусульманского государства Декан, где торговали рабами, конями, золотистыми тканями. «На Русскую землю товара нет», – с огорчением записал мореплаватель. Как оказалось, Индия не так богата, как думали о ней европейцы. Осматривая Бидар, он описывал боевых слонов деканского султана, его конницу и пехоту, трубачей и плясунов, коней в золотых сбруях и ручных обезьян. Ему бросилась в глаза роскошная жизнь индийских «бояр» и нищета сельских тружеников. Знакомясь с индийцами, путешественник не скрывал, что он русский.

На каком языке мог общаться Никитин с местным населением? Персидским и татарским языками он владел превосходно. Как видно, легко давались ему и здешние наречия. Индийцы сами вызвались проводить Никитина к храмам Шрипарваты, где его поразили огромные изображения бога Шивы и священного быка Нанди. Беседы с молящимися у кумирен Шрипарваты дали Афанасию возможность в подробностях описать жизнь и обряды поклонников бога Шивы.

В это время в дневнике Никитина появился путеводитель с указанием расстояний до Каликута, Цейлона, царства Пегу (Бирмы) и Китая. Никитин записывал, какие товары вывозятся через индийские порты Камбай, Дабул, Каликут. Перечислялись самоцветы, ткани, соль, пряности, хрусталь и рубины Цейлона, яхонты Бирмы.

Памятник Никитину

Памятник Афанасию Никитину (в Твери и Феодосии)

Обратный путь

…1472 год, весна — купец твердо решил, во что бы то ни стало, возвращаться на Русь. 5 месяцев провел он в городе Кулуре, где находились известные алмазные копи и работали сотни мастеров ювелирного дела. Побывал и в Голконде, которая уже в то время славилась на весь мир своими сокровищами, в бывшей столице Декана Гульбарге и вышел на берег моря в Дабуле. Капитан беспалубного парусника, отправлявшийся в Ормуз, взял с путешественника два золотых. Спустя месяц Афанасий Никитин вышел на сушу. Это была Эфиопия. Здесь странник пробыл около недели, еще три недели он провел на острове Ормузе, а потом пошел на Шираз, Испагань, Султанию и Тавриз.

В Тавризе Афанасий посетил ставку Узун-Хасана, государя Белобаранной Туркменской державы, который властвовал тогда почти над всем Ираном, Месопотамией, Арменией и частью Азербайджана. Что могло связывать могущественного восточного правителя с тверским путешественником, о чем беседовал с ним Узун-Хасан, дневники умалчивают. В гостях у туркменского царя он пробыл 10 дней. На Русь он отправился новым путем, через Черное море.

Новые испытания ждали Афанасия Никитин у турок. Они перетрясли все его пожитки и унесли их в крепость, к наместнику и коменданту Трапезунда. Роясь в вещах мореплавателя, турки искали какие-то грамоты, может быть, принимая тверского купца за московского посла ко двору Узун-Хасана. Неизвестно, кстати, где, когда и как могли исчезнуть вышеупомянутые грамоты, полученные им в Москве и Твери перед отправкой в Ширван.

Где умер?

Через третье по счету море отправился странник к городу Кафе (ныне это Феодосия), колонии генуэзских купцов, где и высадился в ноябре 1472 г. Однако конец путешествий Афанасия Никитина не очень ясен. «Сказывают, что, до Смоленска не дошед, умер», – сообщается в предисловии к «Хожению за три моря», обретенному дьяком Мамыревым.

Также неясно, что делал любопытный купец, пребывая 4 года в Индии. И почему, в конце концов, некоторые строки и страницы дневника написаны не по-русски, хотя и русскими буквами. Была выдвинута даже версия, что это некие зашифрованные тексты. Но переводы с персидского и татарского языков показали, что на этих языках написаны размышления Афанасия о Боге, о постах и молитвах…

Одно несомненно: кем бы ни был Афанасий Никитин – купцом, разведчиком, проповедником, послом или просто очень любознательным странником, – но писателем он был талантливым и человеком, без сомнения, обаятельным. Иначе как бы он мог сходить за три моря?

 

 


 

Н.Дорожкин

ред. shtorm777.ru