Адольф Гитлер

О Адольфе Гитлере написали множество книг – говорят, даже больше, чем о Христе. Однако историки и по сей день не сошлись во мнении, какова природа его дьявольской натуры, которая позволила простому австрийскому провинциалу взлететь на вершину власти и перевернуть мир. Какая сила вела его через поражения к победам? Какие особенности личности не давали ему согнуться под ударами судьбы на пути к созданию собственной империи?

В советское время, помнится, Гитлера изображали или комичным придурком, или кровавым маньяком. Однако эти образы не соответствуют действительности – прежде всего потому, что возникает вопрос: как такой человек смог «одурачить» многомиллионный народ и повести его на завоевание Европы и СССР?

Впрочем, без психопатической аномалии не обошлось. Биографы Гитлера отмечают, что очень часто диктатор действовал абсолютно безрассудно, полностью теряя контроль над собой и отдаваясь на волю интуиции. В критические моменты он словно становился медиумом. Злые на язык берлинцы говорили, что Гитлер «кусает ковер», и это было не далеко от истины. Но эта очевидная психопатология творила чудеса.

Немецкий психолог Вильгельм Ланге-Айхбаум, диагностировавший постфактум отклонения Гитлера, говорил:

«Психопатическая аффективность может стать побудительной причиной, которая развивает талант, расширяет и углубляет его. Внутренняя нервозность, беспокойство, изменение настроения позволяют увидеть многие вещи в самом различном освещении. Таким образом, взгляд на возвращающееся, на постоянное, на существенное обостряется. Психопат – с его быстрыми изменениями представлений о жизни, вечной жаждой раздражения, жадностью к новому – проникает в многочисленные области. Это расширяет горизонт, развивает внутренние возможности, даже раскрывает неведомый до сих пор талант».

Но все таки не это было главным в Гитлере. Власть и признание пришли к нему, благодаря его необыкновенной харизме. Людей влекало не только то, что он им говорил, но и как говорил, как он вел себя при выступлениях или дискуссиях.

«Я и сегодня все еще считаю, что Гитлер был сверхчеловеком,– вспоминал Тобиас Порчи, бывший гауляйтер Бургенланда. – Он так умел вдохновить и приковать к себе внимание людей, что они добровольно следовали за ним. Гитлер был для меня Господом, олицетворением всего немецкого народа. Я твердо верил в то что он не может совершать ошибок».

Вторят ему и другие многочисленные свидетели. Вот что сказала графиня Сибилла фон Шенфельдт, которой в 1933 году, когда нацисты пришли к власти, было 6 лет, а в 1945 году – 18 :

«Присутствие Гитлера вызывало у всех невероятное воодушевление. Это действовало подобно заразной болезни. Особенно это было характерно для поведения молоденьких девушек; как раз достигших «возраста мечтаний». Сам факт того что они увидят Гитлера или даже ощутят его прикосновение, действовал на них также, как бы подействовала аудиенция у Папы Римского. Как от папы, люди чувствовали себя благословенными уже одним только прикосновением. Сегодня мне уже непонятно как национал-социалистам удалось превратить Гитлера в такого кумира».

В подобных красках рисует Гитлера историк Себастьян Хаффнер, который испытал воздействие Гитлера на себе:

«С одной стороны, Гитлер был банальным необразованным обывателем, с другой – имел гипнотические способности, которые он мог применить даже по отношению к своим врагам. Когда я слышал его по радио, мне было намного труднее, чем до или после этого, внутренне ему сопротивляться. У него была необыкновенная, вовсе не банальная и не заурядная способность проецировать собственную волю на толпу и гипнотизировать людей. Имеется множество интересных свидетельств со стороны образованных и даже весьма значительных личностей, которые во время своих разговоров с Гитлером чувствовали себя просто загипнотизированными».

Откуда же взялась в нем харизма и гипнотический дар, сильно воздействующий как на экзальтированных девиц, так и на искушенных циничных политиков? Что в Гитлере было такого, чего не было у других? Вспомним вехи его биографии.

1889 год, 20 апреля — родился Адольф Гитлер (Adolf Hitler) в австрийском городке Браунау на реке Инн, недалеко от границы с Германией. Фамилия Гитлер была обычна для австрийца. Вполне вероятно, она имела происхождение от чешских Хидлар или Хидларчек. Разновидность таких фамилий были зарегистрированы в Вальдфиртеле в 1430 г. Постепенно они превратились в Хидлер, Хитлер и Гитлер. В 1560 г. прямого предка Адольфа со стороны матери звали Георг Хидлер. Его потомки записывали себя как Хюттлер и Гитлер.

Отец Адольфа, Алоис Гитлер (по первой фамилии – Шикльгрубер, в 1876 г. он официально поменял ее, поскольку воспитывался в доме своего дяди Иоганна Непомука Гидлера), чиновник таможенной службы, являл собой тип мелкого домашнего тирана. двадцативосьмилетняя мать Адольфа, Клара Пельцль, ничем не походила на мужа. Она была мягкая и интеллигентная женщина. Затруднительно сейчас сказать, что именно привлекло Клару в человеке, который был значительно старше ее и совершенно не подходил по характеру. Впрочем, они были знакомы давно (Алоис знал Клару еще ребенком и в те времена, когда она работала служанкой в доме его первой жены), и, как видно, в этом старом знакомстве скрыты причины их женитьбы.

1895 год — Алоис Гитлер купил небольшое поместье неподалеку от Ламбаха, а спустя 2 года, напутствуемый чрезвычайно религиозной матерью, Адольф стал посещать школу при местном бенедиктинском монастыре.

«В эту именно эпоху во мне стали формироваться первые идеалы, – вспоминал позже Гитлер. – Я проводил много времени на свежем воздухе. Дорога к моей школе была очень длинной. Я рос в среде мальчуганов физически очень крепких, и мое времяпровождение в их кругу не раз вызывало заботы матери. Менее всего обстановка располагала меня к тому, чтобы превратиться в оранжерейное растение. Конечно, я менее всего в ту пору предавался мыслям о том, какое призвание избрать в жизни. Но ни в коем случае мои симпатии не были направлены в сторону чиновничьей карьеры. Я думаю, что уже тогда мой ораторский талант развивался в тех более или менее глубокомысленных дискуссиях; какие я вел со своими сверстниками. Я стал маленьким вожаком. Занятия в школе давались мне очень легко; но воспитывать меня все же было делом нелегким. В свободное от других занятий время я учился пению в хоровой школе в Ламбахе. Это давало мне возможность часто бывать в церкви и прямо опьяняться пышностью ритуала и торжественным блеском церковных празднеств. Было бы очень натурально, если бы для меня теперь должность аббата стала таким же идеалом, как им в свое время для моего отца была должность деревенского пастора. В течение некоторого времени это так и было. Но моему отцу не нравились ни ораторские таланты его драчуна сынишки, ни мои мечты о том, чтобы стать аббатом. Да и я сам очень скоро потерял вкус к этой последней мечте, и мне стали рисоваться идеалы, более соответствующие моему темпераменту…»

В скором времени семейство Гитлер перебралось в Леондинг, близ Линца. Возраст Адольфа уже позволял его родителям думать о будущем своего ребенка. Алоис, как и всякий уважающий себя отец, желал, чтобы Адольф пошел по его стопам, то есть стал государственным служащим. Но молодого человека влекло искусство. Как-то он признался в этом отцу и получил хорошую взбучку, что никоим образом не повлияло на сделанный им выбор.

В первые школьные годы Адольф учился довольно прилежно. Но, по его собственным словам, постоянные ссоры с отцом, который упорно хотел видеть в нем будущего чиновника, привели к тому, что Адольф потерял всякий интерес к получению высоких оценок. С 6-го класса он учился все хуже и хуже. В 16 лет, так и не закончив полный курс средней школы, Адольф покинул учебное заведение. Позже он объяснит свой провал тем, что его не понимали учителя.

Единственным учителем, для которого Гитлер сделал исключение в этой оценке и которым откровенно восхищался, был Леопольд Петш – ярый пангерманист, научивший юношу ценить идеи немецкого национализма. В книге «Моя борьба» фюрер написал о нем так:

«Еще и теперь я с трогательным чувством вспоминаю этого седого учителя, который своей горячей речью частенько заставлял нас забывать настоящее и жить в чудесном мире великих событий прошлого. Сухие исторические воспоминания он умел превращать в живую увлекательную действительность. Часто сидели мы на его уроках полные восхищения и нередко его изложением бывали тронуты до слез. Счастье наше было тем более велико, когда этот учитель в доступной форме умел, основываясь на настоящем, осветить прошлое и, основываясь на уроках прошлого, сделать выводы для настоящего. Более чем кто бы то ни был другой из преподавателей он умел проникнуть в те жгучие проблемы современности, которые пронизывали тогда все наше существо. Наш маленький национальный фанатизм был для него средством нашего воспитания. Апеллируя все чаще к нашему национальному чувству чести, он поднимал нас на гораздо большую высоту, чем этого можно было бы достигнуть какими бы то ни было другими средствами. Этот учитель сделал для меня историю самым любимым предметом. Против своего собственного желания он уже тогда сделал меня молодым революционером».

Как видно, одним из решающих факторов отказа от полноценного образования для Гитлера стало не пренебрежение учителей, а редкое психическое отклонение. По мнению профессора Манфреда Кох-Хиллебрехта, который изучал личности многих известных политиков, Гитлер был эйдетиком. Такую психическую особенность выявляют у четырех процентов детей, но с взрослением она утрачивается – у Гитлера, наоборот, она развивалась до уникального феномена. Эйдетизм проявляется в фотографической памяти – человек запоминает навсегда не только все, что он читал, но и все, что хотя бы однажды видел, что услышал, всех, с кем когда-то контактировал. Действительно, многие из соратников, друзей и даже врагов Гитлера отмечали его удивительную памятливость, которая опять таки казалась им чем-то сверхъестественным. Гитлер свободно и безошибочно мог цитировать огромные фрагменты текстов, мог воспроизвести на эскизе детали любого сооружения или городской застройки, оперировал колоссальным массивом справочных данных, помнил длинные оперы до нот, поражал слушателей широким кругозором. Но эйдетизм имеет и негативные стороны: вера в собственную исключительность или даже в богоизбранность, развитый фатализм, поверхностность в изучении конкретных дисциплин, неприятие глубоких специальных знаний, твердолобость в суждениях, патологическая зависимость от первого впечатления, склонность к функциональным галлюцинациям. Все эти качества были отмечены и у Гитлера. И они обернулись масштабными бедствиями для Германии, Европы и СССР, когда эйдетик, считающий себя сверхчеловеком, пришел к власти…

 


 

Первушин Антон

ред. shtorm777.ru